АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

О коммунистах. Часть-1.

Не все кто именует себя коммунистом являются коммунистом.

Коммунист коммунисту – рознь.
Артур-Шлыков-300x200

В гостях у «Открытой линии» Артур Шлыков. Попробуем понять, к каким коммунистам он принадлежит

– Артур, есть партия КПРФ, и вы там состояли. Сейчас появилась партия «Коммунисты России». Чем одни коммунисты отличаются от других?

– Тут смысл в чем? У нас 50% той части, которая принадлежала к московской КПРФ и Ленинскому комсомолу, проживала в нашем городе. Команда была набрана мной и моими соратниками в течение двух лет. Состав – 30 человек, возраст – от 16 до 30 лет. Такой был достаточно многочисленный коллектив. Два года мы территориально относились к Москве.

Начался критический момент с партией КПРФ. Мы стали наблюдать ситуации, когда КПРФ продвигает во власть на любом уровне (начиная с муниципального и заканчивая федеральным) людей, которые, мягко говоря, не имеют отношения к трудовому народу, к трудящимся. Чьи интересы, как они говорят, должна защищать Компартия.

– У нас есть человек, который идет в мэры от Компартии. Он не от вас идет?

– Ни в коем случае. Были разговоры. Лазарев звонил в Госдуму депутату Владимиру Ивановичу Бессонову и просил, чтобы тот попросил нас о его поддержке. Но 14 марта все наши 30 человек написали заявления о выходе из рядов КПРФ Москвы.

– Это потому, что таких людей, как Лазарев, продвигают во власть?

– Знаете, у молодежи свое мнение: КПРФ продвигает, во-первых, богатых и, во-вторых, непроходных кандидатов. На примере нашего города это хорошо видно. Уже 15 лет товарищ Лазарев проигрывает выборы мэра в городе. Зачем дискредитировать партию, выставляя таких непроходных людей?

По статистике, в 2000-х годах за КПРФ голосовало где-то 23%. Когда народ стал понимать, что во власть идут олигархи, которые есть во фракции КПРФ – какая это Коммунистическая партия? Есть даже такое интересное критическое замечание, что аббревиатуру КПРФ нужно расшифровывать как «коммерческая партия РФ».

– Но вы говорите, что только 9 человек перешли с вами в партию «Коммунисты России». А остальные?

– Вообще решили не связываться с политикой. Остались 9 человек – жителей нашего города. Мы вышли из КПРФ, но не бросать же все дела, тем более, что были интересные наработки. В том числе, мы шефствовали над «Милосердием» – нашим городским фондом.

– Как вы шефствуете без денег?

– Почему? С деньгами.

– По-моему, это противоречит вашему же утверждению, что богатым не место в рядах КПРФ.

– Человек может сбрасываться не один, своим богатым кошельком, а люди могут элементарно кинуть клич. Например, мы дали информацию, что пищеблоку в «Милосердии» нужна бытовая химия. Нашлись люди, привезли. Мы дали информацию о том, что Татьяна Васильевна Войткив хочет оборудовать кабинет компьютерами, чтобы создать компьютерные курсы для инвалидов. У нас нашлись люди, которые дали 10 ноутбуков, вполне рабочих. В нашей ситуации это и означает шефство над этой организацией. Причем, здесь богатые люди в КПРФ, которые идут во власть от этой партии, поскольку на «Единую Россию» им денег не хватает. Наша задача – это организация. Всегда можно организовать людей.

– Интересно, где грань между богатым и небогатым? Между трудовым народом и человеком, которого вы бы никогда не отнесли к трудовому народу?

– Понятно, что у нас в идеологии есть рабочий класс, но есть и люди интеллектуального умственного труда: медики, учителя и т.д. Тот прогресс, которого мы достигли в СССР и который сделал его мировой державой – здесь даже такой вопрос не обсуждается, именно роль интеллигенции. Это как раз была очень важная часть советского общества.

– Вы говорите, богатым не место в партии, где же тогда взять деньги на выборы, как содержать огромный аппарат?

– За счет взносов. Это немалые деньги, между прочим. Я не могу назвать численность, но из всех регионов идут взносы, и все они оседают в центральном аппарате.

– Сумма взносов – не секрет?

– Если человек, например, зарабатывает 40 тысяч рублей, 400 рублей надо отдать. Еще надо отдать деньги на партийную печать. Три газеты, которые надо купить у партии (речь идет о КПРФ). За полгода, я думаю, это рублей 800.

– Три газеты нужно не только купить, но и раздать?

– Можно раздать или нет. Формирование бюджета так происходит. Причем, в местных и районных отделениях остаются копейки на канцелярию.

– Когда практически вся молодежь стремится разбогатеть, не является ли коммунистическая идеология утопией, некоей формой самообмана?

– Согласен. Есть такое в крупных регионах, как Москва, Санкт-Петербург. Но у меня есть знакомый из Ростова, который раз в год совершает автопробег по стране. Везде разрушены деревни, людей нет, сельского хозяйства нет, производства нет. Поэтому идеология людей, которые все это видят собственными глазами – пытаться все это дело как-то исправить.

– Разве «Единая Россия» (партия конкретных дел) и каждый нормальный человек не стремятся что-то сделать для себя и, соответственно, для других? Ведь даже по христианской морали: человек, который сам спасся, спасет тысячи вокруг.

– Но незаметно это все. Судя по деревне, не заметно.

– Как будете деревню восстанавливать?

– А как ее восстанавливали? Как это делает Лукашенко – совершенно блестящий пример.

– Загнать туда насильственно, дать землю, подъемные, что еще?

– Зачем загонять? По примеру…

– Вот вы поедете колхоз поднимать?

– Почему бы и нет?

– Кем сейчас работаете?

– Работаю юристом.

– Поедете в деревню юристом, а не поднимать там сельское хозяйство.

– Ну и что? Поеду туда организатором, руководителем.

– Поедете председателем?

– Конечно, почему бы и нет?

– Вам нравится фильм «Председатель» с Михаилом Ульяновым?

– Я телевизор не смотрю. Смысл в том, чтобы все сделать по примеру Лукашенко. Хотя, конечно, там маленькая территория, а Россия – большая. Но у него есть такое понятие, как аграрный городок. Когда человеку там дают дом. Полностью готовая инфраструктура: кинотеатр, детский сад, школа. Ты только, ради Бога, работай в колхозе. Это все твое. Газ, все бесплатно – только работай. Сейчас эти аграргородки, если их проставить точками, всю Белоруссию заполонили. Поэтому они существуют независимо. Мы же зависимы. Выживаем только за счет своих полезных ископаемых, поскольку сельского хозяйства у нас нет.

– А нужна ли нам собственная экономика, импортозамещающие производства, если, как выражается премьер Медведев. Ведь отечественный производитель уже не может угнаться ни за инновациями в «оборонке», ни за инновациями в производстве?

– За 10 лет Сталин сделал так, что экономика была индустриализирована.

– Нужен Сталин?

– Конечно.

– У нас коммунист Лазарев – сталинист?

– Я не сталинист, а просто смотрю и как-то оцениваю каждого нашего правителя.

– Путин – чем он не похож на Сталина?

– Всем не похож. А чем он похож? У Сталина дети воевали (и одного он не стал обменивать на пленного генерала), а у Путина дети учатся за рубежом. Конечно, он ничем совершенно не похож. Но их хотят сравнить, потому что у Сталина сейчас большая популярность в соцсетях.

– Вам, наверное, имперское мышление не чуждо. Может, надо не только Крым, но и Белоруссию, и Украину к России присоединить?

– Если это будет так, то лично я за то, чтобы Лукашенко был президентом. Потому что у него многому можно научиться в плане его работы. Если у нас будет маленькое воссоединение и создание славянской государственности (Россия, Украина и Белоруссия), то уж лучше пусть будет Лукашенко.

– Вы поддерживаете присоединение Крыма?

– Тут двойная ситуация получается. С одной стороны, конечно. Но так как в России государство обслуживает крупный капитал, то будут еще люди, которые окажутся под властью олигархов. Крым будет еще одним «кусочком» для обогащения. Все это хорошо, но делается, к сожалению, не для народа.

– У людей есть неприятие коммунистов, потому что они помнят об «экспроприации экспроприаторов». Вы тоже считаете, что как только отберешь и поделишь – наступит всеобщее счастье?

– Достаточно сравнить капитализм и социализм. Все производства государственные, и весь доход от них идет на народ. Мы лечимся бесплатно, хорошая медицина. Мы учимся бесплатно – прекрасная система образования советского времени. У нас прекрасная была «оборонка»ы. Все это идет на развитие страны. Сейчас, когда у нас капиталистическое государство, 80% всех доходов (львиная доля!) расходится по карманам сотни людей.

– Вы обуты и одеты, выучились, стали юристом. И все это получили в этой стране, да еще и при капитализме.

– Не нужно быть эгоистом. Конечно, у нас в Москве живется хорошо. В Дзержинском тоже, поскольку он достаточно близко от Москвы. Но отъезжаешь на 200 км, и как только заканчивается бетонка, то сразу ощущение, что ты попал в другой мир. А Россия – это ведь не только Москва. Россия – это же огромнейшая территория, где не все так хорошо, мягко говоря, а очень даже плохо, на самом деле. Я переписываюсь в соцсетях с членами КПРФ, Компартии России, с рядом беспартийных людей, которые живут в деревнях. Они пишут мне: мы перебиваемся.

– У них есть Интернет?

– Да, Интернет есть, но это не показатель. По сути, ничего нет. Говорят: мы не живем, а просто существуем.

– Есть такая закономерность: чем больше мобильного Интернета, тем беднее страна.

– Чем беднее страна, тем более религиозен народ.

– Я бы не сказала, что у нас религиозный народ. Есть стихийно религиозные люди.

– Кстати, очень забавный элемент, когда руководство КПРФ участвует в молебнах. Я не уверен, что они верующие. Просто теряют электорат и стараются найти себе хоть какой-то еще (за счет верующих людей, я думаю).

– Чем отличаются «Коммунисты России» от КПРФ? Кто это придумал альтернативу такую?

– Объясняю. Председатель партии – Максим Сурайкин.

– Что за человек? Чем он раньше занимался? Он всю жизнь занимался КПРФ?

– В 18 лет он вступил в эту партию, сейчас ему 35. По профессии – историк, кандидат исторических наук. Благодаря молодежной политике, которую он проводил, практически вошел в ЦК партии. Был где-то конец 1990-х, когда Зюганов стал «протаскивать» в Госдуму олигархов. 23% голосов было у партии. Но после того, как народ увидел, что в партии не стало рабочих людей (или тех, кто способен понять их проблемы), ее рейтинг с 23 процентов чуть не упал до 10-11.

– Когда Сурайкин организовал свою партию, был ли там скандал, как он выходил из КПРФ?

– Нет, скандала не было.

– Кстати, в каких отношениях «Коммунисты России» с КПРФ? Вражеские?

– Вражескими их не назовешь. Сурайкин призывает консолидироваться вокруг «Коммунистов России».

– Сколько членов «Коммунисты России» сейчас насчитывают в своих рядах?

– Я не могу точно сказать. Конечно, меньше, чем в КПРФ. Но если судить по митингам КПРФ, то в них сейчас участвуют, в основном, пожилые люди. Очень мало там молодежи. Молодежью, кстати, были мы.

– Вот вы коммунист, а говорите о социализме.

– Да, о социализме – как этапе. У нас же был такой этап.

– Все по классическому учебнику марксизма-ленинизма?

– Все по практике СССР. По-моему, это имеет большое будущее. Мировая держава наша была передовой в обороне, науке, медицине, экономике, во всем. Причины развала СССР нам известны – предательские действия ЦК КПСС.

– Но как людям сейчас, в век потребления, рассказать, что не надо обогащаться?

– Нет, людям сейчас этого не расскажешь. Да и люди – их много, все они настолько разные… Но большинство из них это понимают. Кому я буду это рассказывать? Конечно, не стану рассказывать об этом предпринимателям города.

– А дружить с ними и просить деньги на проекты будете?

– Зачем? Они сами придут. Добрые дела всегда объединяют людей.

– Но у них у каждого свои добрые дела. У Жука – свои, у Панаморенко – свои.

– Я не знаю. Я живу в этом городе, но почему-то о них особо ничего не слышал.

– Вот Панаморенко более семи детских площадок оборудовал.

– Это хорошо.

– Сам спортсмен и способствует развитию спорта.

– Молодец. Если так, то, я думаю, мы будем его поддерживать – как любого, кто делает что-то полезное для людей.

– Мне интересно, какие дела вы ведете как юрист? Вы работаете в судах?

– Нет. Есть независимая автономная компания судебной экспертизы, и я там принимаю участие как помощник. Общаюсь с адвокатами. Не судмедэкспертиза, а судебная экспертиза. Она очень обширная. Буквально от подписей. Например, ТИК сказал: подписи не ваши. Да, мы их изучим и выясним, поддельные это подписи или нет. Все, что угодно. Например, портретная экспертиза, пожарная экспертиза.

– Где вы учились, что заканчивали?

– Базовое образование – московский университет МВД России. Это было заочно. Попутно я служил – с 18 лет до августа 2013 года.

– До майора дослужились?

– Звание ничего не решает. Я, будучи лейтенантом, работал в МВД России, моя предыдущая должность была «инспектор Главного управления МВД России». Ездил и проверял полковников. Все проверял. Например, приезжаешь в Люберецкий район и проверяешь там несение службы: ГАИ, ППС и т.д. Потом я оттуда ушел, потому что у работы был разъездной характер. Меня дома практически не было. Я всю Московскую область исколесил, порой и за свой счет. Зарплата была всего 20 тысяч рублей. А потом она стала в два раза больше – 43 тысячи. Я перешел на более спокойную работу – инспектором по охране общественного порядка в Железнодорожном. Работал там два дня через два. Потом на меня пришла анонимная записочка от инициативной группы КПРФ, где говорилось, что по федеральному закону не положено офицеру МВД «офицерить» и в партии состоять. Я ушел сам. Мог обратиться к секретарю партии и получить справку, что не состою в КПРФ – и все. Просто сочувствующий, а у сочувствующих – свобода выбора. Так что мог остаться.

– Как у нас в Дзержинском с общественным порядком?

– Милиции мало. Плотности нарядов, которые могли бы помочь вести профилактику, тоже не хватает. До губительной реформы Медведева у них было больше сил. Но у государства все реформы губительны для народа. Раньше у нас здесь было днем и ночью два пеших милицейских патруля по 3 человека.

– Сейчас пеших патрулей у нас вообще нет. Вы не хотите здесь народную дружину организовать?

– Мы только начали. У нас комсомол был, который я создал при Москве, и сейчас мы будем создавать его здесь. В основном, это успешные боксеры, с именем. Занимаются они в клубе 22.

– Скажут, что какие-то боевики.

– Почему боевики? Нет. Да, эти люди занимаются спортом. А кто должен быть дружинником? Инвалид второй группы или все-таки мастер спорта по боксу?


Читать дальше... http://artyushenkooleg.livejournal.com/1005408.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments