АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

О коммунистах. Часть-2.

– Какие у вас отношения с националистами, с модными сейчас «русскими маршами»?

– Это вообще вне нашего понимания. Как можно? У меня в команде есть дагестанцы, приднестровцы. Нас объединяет эта идеология, а не цвет кожи.

– Вы лично за объединение с Котельниками?

– Нет. Хотя я не анализировал ситуацию в целом, но, как папа двоих детей, скажу, что мне будет неприятно стоять дольше в очереди на детский сад, потому что у них с этим проблема. Мне будет тяжко стоять на два часа дольше в очереди в поликлинике, потому что у них с этим тоже проблема. Без разницы, с кем: с азербайджанцами или с русскими из Котельников. Так или иначе, но это все будет время. Если они не успели у себя построить за весь этот период всю инфраструктуру, то у нас это более-менее все есть. Но нам придется делить все это пополам. А пока это все построится, пройдет еще лет пять.

– Сейчас Вахрушев создал новую организацию – «Городское собрание». Они меня попросили, и я на сайте опубликовала конкурс творческих инициатив, что-то типа «Город будущего». Смысл – давайте предложим, каким он должен быть, что мы можем предложить, каким должен быть личный вклад каждого.

– Зачем искать инициативы? Возродите ФСД «Союз», будет город-наукоград, и не надо никакого города будущего.

– По формальным признакам нам для наукограда много чего не хватает.

– Все можно сделать при желании, и город можно переориентировать, ведь он и был наукоградом в советский период. Правда, он был закрытый, но передовой город в науке и в обороне. Неужели это нельзя сделать? Наверняка можно.

– С новой властью будете сотрудничать?

– Я считаю так. Я сам здесь родился и вырос. Надо мной даже иногда смеются, потому что я все время акцентирую, что в пятом поколении уже здесь. Шестое поколение – мои дети. Я – потомок бойца Красной Армии, который здесь упомянут в сквере. Город настолько мой родной, что сотрудничать можно будет с кем угодно, если я увижу в этом положительный результат, пользу для города.

– Вы были маленьким при Доркине?

– Нет, я его помню. Это был блестящий мэр. Знаете, почему? Кто мог бы дать мне, 15-летнему сопляку, подвал на Лермонтова, 8? Дать указание чиновнику, чтобы мне там не мешал? Подарить мне 50 мешков по 30 кг цемента, чтобы я там все разровнял и сделал спортзал? Доркин. Сам зал был давнишний. Еще в конце 1980-х годов там занимались, когда люберецкие «качалки» пошли. Но потом этих людей не стало, и подвал был пустой. А нам, подросткам, он приглянулся. Мы такие наивные были. Говорим: пойдем к мэру. Вдруг даст? Пришли – дал. Позвонил Войткив, она тогда возглавляла МУ «Угреша-Дзержинский». Чего хотите? Спортзал. Там надо выровнять полы. Мы опять к Доркину. Что надо еще? Цемента мешков 50. Выписали, мы все там сделали и занимались какое-то время, пока там все не залило. Такое отношение было к мэру, мэр был свой.

– Что не так в городе?

– Мне кажется, что не так все. Знаете, когда хозяин ушел куда-то, уехал надолго, и без хозяина все начало потихонечку разваливаться. Полка покосилась, табуретка. Труба стала протекать. Такое ощущение.

– Какие ваши первоочередные проекты в городе?

– Пока будет идти работа по укреплению наших рядов, т.е. созданию структуры, ее укреплению, чтобы она была дееспособна. Потому что любой проект требует качественной работы, чтобы был коллектив разносторонних людей. Поэтому наша задача на этот год – кадровая, т.е. создание комсомола города. Люди есть – спортсмены, о которых я уже сказал. Это создание первичных партийных организаций и разделение их по микрорайонам. Ты за эту улицу отвечаешь, ты – за эту. Там пока есть по 2-3 человека. Чтобы у каждого микрорайона была своя первичная организация и общий комсомол на весь город. В основном, кадровые вопросы.

– Комсомольцы – до какого возраста?

– До 35 лет.

– Какая разница между компартией и этой организацией?

– Две разные организации, просто сопутствующие. «Коммунисты России» – то же самое. Это – общественно-политическое движение молодежное, а это уже – политическая партия. Но они вместе. У нас партия – «Коммунисты России». Комсомол, который мы хотим создать при нас, – наш молодежный сектор. Как была КПСС, был ВЛКСМ – точно такая же структура.

– Вы там клятву произносите, как раньше при приеме в ВЛКСМ?

– Клясться люди у нас научились очень хорошо. На следующий день ничего от клятвы не остается. Поэтому тут надо на дела человека смотреть. Например, 30 человек у нас было, а осталось 9. Я, пока шел из КПРФ в «Коммунисты России», без сожаления потерял 20 человек. Потому что – да, мы хотим, а потом – раз, затухли. Поэтому надо на человека смотреть, конкретно на его дела.

Наши текущие дела в городе, которые мы будем сейчас решать – это переоформление из КПРФ в «Коммунисты России». Сейчас будем работать с «Милосердием». Заключим договор с «Орбитой» (футбольный клуб). Там как раз комсомольская тема – футбол, спорт. Чем привлекать молодежь? Привлекать футболом.

– Бесплатный футбол для молодежи?

– Конечно. Колесников нам дает добро и говорит, что сам за то, чтобы молодежь объединять.

– Правда ли, что вы пытались сместить Лазарева?

– А как? У него есть своя первичная партийная организация. Он заявляет, что в ней 20 человек, но я их никогда не видел. Видел только Лазарева и еще одного старичка, который по весне как-то появился. Так или иначе, но 2 человека есть. Они подпишут протокол и скажут, что мы выбрали Лазарева. Поэтому как можно здесь влезать? И какой нам был смысл менять Москву, Юго-Восток, мощную структуру на какую-то «первичку» Лазарева? Зачем она мне нужна? Мы сделали то, что должны были сделать. Сделали целое городское отделение, но это – «первичка». Она в составе Люберецкого районного комитета «Коммунисты России». Мы вышли из КПРФ и создали в городе отделение «Коммунистов России».

Мы помогали Лазареву здесь 9 мая с флагами. Потому что на 9 мая некому было тащить у него флажок КПРФский. 20 человек – и некому тащить. Он звонит мне и говорит: «Дай мне молодых ребят». Мы даем ему 3-4 человек. У нас 9 мая еще в Москве проходит. Поэтому никто его снимать не хотел, и кому это надо? Никому. Кому эта «первичка» нужна, чтобы ее забрать?

– Тут дело даже не в Лазареве, а в том, что за партию голосуют.

– Я думаю, что за «Коммунистов России» начнут голосовать. Я вчера задавал вопрос представителю этой «первички»: сколько времени вы существуете в городе? Они сказали – 15 лет. 15 лет – это же огромный срок, у нас за 10 лет Сталин индустриализировал весь СССР. Вот это был коммунист! А 15 лет – комсомол создали (пальцы загибаю)? Нет. Молодежь взяли? Нет. Пресс-службу сделали? Нет. Сайт? Нет. В общем, я загнул пять пальцев по популярным темам. Та же юридическая консультация очень популярна. Они не ответили ни на один вопрос. Я спросил: что за 15 лет сделано, чтобы вас назвать коммунистами? Чем вы заслужили эту галочку?

– Если сделать юридическую консультацию, кто будет принимать население?

– У нас есть два человека – юристы. Один из них имеет даже свой собственный журнал. Главный редактор научного юридического журнала. Он не будет сидеть постоянно, а будет работать вахтой. Мы пока что будем сидеть один раз в месяц или в два. Наиболее приоритетные вопросы для города – мы посидим и поломаем голову. Узнаем, что в городе интересует людей, каких людей это интересует, и заранее подготовим ответы на эти вопросы. Не так, чтобы человек пришел, а мы ничего не знаем. Нужно сразу давать конкретный ответ.

Так что юридическая консультация – то, что мы хотим сделать. Сейчас люди заняты, пока идет перетрубация с КПРФ. В течение 2-3 месяцев мы все восстановим. Проведем официальное заседание горкома, где утвердим юридическую службу. Пресс-служба – это чуть подольше, потребует полгода времени. Аппарат у нас хороший. Есть полупрофессиональная видеокамера. У меня дома есть музыкальная студия. На ней можно делать звукозапись, монтаж. Людей нет. Поэтому когда это все будет? Люди у меня потерялись по дороге из Москвы сюда. Все это будет. Потому что в свое время мы за два года создали. У нас было в «первичке» в Дзержинском 3 человека, создали первичную организацию района в Кузьминках, большой район. Создали отделение комсомола – Юго-Восток Москвы, в котором 4 района.

– Последний вопрос: как вы к коммунистам попали?

– Еще будучи на службе в МВД, я и до этого был настроен именно к Советской власти. У меня дед Сергей Дмитриевич Шлыков был депутатом горсовета здесь, членом КПСС. Работал на заводе и был депутатом. Его отец, мой прадед, воевал в гражданскую войну в Красной армии. Поэтому все это неслучайно.

Даже если бы этого не было, все равно мне ближе эта тематика. Потому что я вижу, что происходит в стране. Вижу этот беспредел, который происходит из-за действий сильных мира сего. Здесь не бывает третьей идеологии. Здесь две идеологии. Первая – народовластие, когда большинство народа управляет, страна Советов (как раньше у нас это было, даже в партии). Первый секретарь решал только за себя, а все решал комитет, был демократический централизм. Первый секретарь – все хорошо, но мы тут посидим, проголосуем, и тогда уже все решится.

Поэтому здесь два варианта: либо мы идем к социализму, либо страна наша станет таким интересным подарком для капитала. Но это – глобальные вещи. К сожалению, парламентским путем мы к этому не придем.

– Тем не менее, баллотироваться в Совет депутатов города собираетесь?

– Да. В этом городе – да.

– И все, на этом прекратите политическую карьеру?

– А чего замахиваться? Надо исходить из реального потенциала. Попробуем здесь, в городе. Дальше будем думать.

– Но здесь 20 депутатов, и 2-3 депутата никак не влияют на общее решение.

– Понятно, что будет тяжело. Но, так или иначе, можно найти какие-то методики, чтобы люди соглашались. Все же бывает в жизни.

– Желаю вам сохранить энтузиазм.

Беседовала Алла Кечеджан

http://www.openli.ru/arhiv/8351#.U0BHi6h_ubN
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments