АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Category:

Контрреволюционная эсеровско-кулацкая группа Чаянова — Кондратьева

Процесс «Промпартии» вскрыл связь этой контрреволюционной организации с контрреволюционными организациями, действовавшими в других областях народного хозяйства СССР. Одна из них — эсеровско-кулацкая группа Чаянова — Кондратьева (так называемая «Трудовая крестьянская партия» — «ТКП») — орудовала в сельском хозяйстве и частично в финансовых и кредитных органах. [141]

Социальные корни этой антисоветской подпольной группы кроются в остатках капиталистических элементов в деревне. Социалистическое переустройство сельского хозяйства страны, развернувшееся после XV съезда партии, встретило ожесточенное сопротивление кулачества. Возглавили это сопротивление, вместе с бухаринско-рыковской антипартийной группой, остатки так называемого «неонароднического» направления в развитии сельского хозяйства, стремившиеся к созданию кулацкого хозяйства и оформившиеся в самостоятельную контрреволюционную группу.

Представители «неонародников» — Чаянов, Кондратьев, Челинцев, Макаров и другие, встретили Великую Октябрьскую революцию враждебно. Они выступили в роли кулацких идеологов, пропагандирующих создание сельскохозяйственной кооперации на «основе общности интересов кулака и середняка». Таким путем они надеялись обеспечить в тот период захват кулацкой верхушкой командных высот в политико-хозяйственной организации деревни.

Когда в конце восстановительного периода у внутренней контрреволюции рухнули надежды на перерождение Советской власти в связи с нэпом и враг перешел к новой подрывной тактике, группа Чаянова — Кондратьева получает свое организационное оформление. Блокируясь с другими контрреволюционными организациями в стране, эта группа принимает активное участие в организации вредительства.

Политическая программа «ТКП» являлась программой капиталистической реставрации и восстановления буржуазной республики. Основным методом кондратьевщины было двурушничество. Выступая в печати с заявлениями о своем сочувствии социалистическому переустройству сельского хозяйства, кондратьевцы одновременно организовали в широких масштабах вредительство, направленное к срыву социалистического строительства. Накануне разоблачения Кондратьев, Чаянов и другие всячески рекламировали признание своих ошибок и свою преданность делу социализма, делу коммунистической партии.

В практической подрывной деятельности кондратьевцы стремились прежде всего, как и «Промпартия», захватить руководящие посты в облюбованной ими отрасли народного хозяйства. Некоторым удалось пробраться в Наркомзем, Наркомфин и другие государственные учреждения на ответственные должности.

Вредительская работа кондратьевцев особенно широкого [142] размаха достигает в области сельскохозяйственного планирования. Земплан был превращен орудовавшими в нем Кондратьевым, Огановским и другими вредителями в своеобразный штаб контрреволюционной организации. Кондратьевцы творили свое гнусное дело, пользуясь попустительством, а зачастую и прямым пособничеством ныне разоблаченных врагов народа.

Одним из примеров вредительства кондратьевцев служит составленный в 1927 году Земпланом перспективный план, который должен был противодействовать росту коллективизации. Поддерживая связь с вредителями-меньшевиками из Госплана, кондратьевцы систематически представляли правительству ложные конъюнктурные обзоры, извращавшие истинное положение сельского хозяйства в СССР. Стремясь сорвать индустриализацию страны, кондратьевцы, опять-таки ложно освещая факты на протяжении ряда лет, настаивали на импорте сельскохозяйственных продуктов вместо импорта машин.

Первоначальная пятилетка Наркомзема РСФСР, составленная Кондратьевым и Макаровым, намечала внедрение в сельское хозяйство РСФСР всего лишь 19 тысяч тракторов; в действительности же в первую пятилетку сельское хозяйство РСФСР получило сотни тысяч тракторов. Вредители из Госплана проектировали за 15 лет (1926–1940 гг.) дать сельскому хозяйству. СССР только... 175 тысяч тракторов и притом целиком за счет импорта!

Опорным пунктом кондратьевцев в Наркомфине был конъюнктурный институт, а также валютное управление, возглавляемое вредителем Юровским. Захватив в свои руки конъюнктурный институт НКФ, кондратьевцы получили возможность составлять неверные сведения о финансовом положении СССР, которые вели к подрыву наших кредитов за границей. Наряду с официальной, уже извращенной информацией составлялась еще более лживая информация для соответствующих кругов международной буржуазии в целях подрыва престижа СССР за границей.

В своей преступной деятельности «ТКП» была тесно связана с «Промпартией» еще с 1927 года, когда организатор «Промпартии» Пальчинский лично связался в Чаяновым. Чаянов принимал активное участие в заседаниях «инженерного центра». В конце 1928 года было намечено создание объединенного центра, в который со стороны «ТКП» были выдвинуты Кондратьев и Макаров. Создание такого центра преследовало цель согласовать подрывную [143] работу этих двух контрреволюционных партий. Кандидатуры Чаянова и Кондратьева намечались в контрреволюционное правительство.
Подготовку всеобщего экономического кризиса к предполагавшейся в 1930 году интервенции «ТКП» осуществляла в сельском хозяйстве, снабжении, кооперации и в кредитно-финансовой системе. На совместном заседании ЦК обеих контрреволюционных партий в начале 1929 года был намечен план вредительства в валютном деле. Было решено путем комбинированных действий этих двух партий усилить валютные затруднения и сорвать выполнение импортных планов.

В начале 1930 года на совместном совещании ЦК «Промпартии» и «ТКП» обсуждалась возможность осуществления контрреволюционного переворота и свержения Советской власти внутренними силами, не прибегая к интервенции. Пришли к выводу, что такой переворот не удастся ввиду отсутствия у обеих организаций необходимых сил для этого и непопулярности их лозунгов и программ в широких народных массах. Поэтому решили попрежнему держать курс на интервенцию и подготовку к этой интервенции проводить собственными силами внутри СССР.

Кроме вредительства в области планирования, «ТКП» осуществляла активную вредительско-диверсионную работу. Кондратьевская агентура в земельных органах, по показаниям самих обвиняемых, занималась вредительством и диверсиями в самых различных отраслях сельского хозяйства. Эсеровско-кулацкие бандиты занимались порчей семенного материала путем его заражения и выращивания семян, не соответствующих утвержденным стандартам. Кондратьевские диверсанты загубили также немало скота. Разоблаченный враг в личине профессора сельскохозяйственной Тимирязевской академии Белянчиков руководил вредительством в области тракторного дела. Как показал на следствии сподручный Белянчикова, бывший заведующий тракторным отделом Сельскосоюза Нарушевич, кондратьевцы считали, что «путем недостаточного снабжения запасными частями можно сорвать эту отрасль советского хозяйства, поколебать доверие крестьянства к власти».

Филиал «ТКП» в центральном сельхозбанке, руководимый бывшим членом правления банка Черкасовым, направлял выделяемые государством кредиты не бедняцким и середняцким хозяйствам, а главным образом зажиточным и кулацким слоям деревни, и лишь остатки кредитов поступали в распоряжение бедняков. [144]

Разгром кондратьевской кулацко-эсеровской банды был одним из сильнейших ударов Советской власти по кулачеству. Он способствовал укреплению бедняцко-середняцких слоев деревни и окончательному торжеству великого колхозного движения.
http://www.usinfo.ru/c3.files/minaev.htm

Промпартия
Промпартия, Промышленная партия (Союз инженерных организаций), контрреволюционная вредительская организация верхушки буржуазной инженерно-технической интеллигенции и капиталистов, действовавшая в СССР в 1925—30 (до 1928 — под названием "Инженерный центр"). Во главе организации находились инженеры П. И. Пальчинский (бывший товарищ министра торговли и промышленности Временного правительства, возглавлявший в октября 1917 оборону Зимнего дворца от революционного народа), а также Л. Г. Рабинович, Н. К. фон Мекк и др. После их ареста (1928) руководство П. перешло к Л. К. Рамзину, В. А. Ларичеву, Н. Ф. Чарновскому и др. Занимая ряд ответственных постов в ВСНХ и Госплане, члены организации осуществляли вредительство в промышленности и на транспорте, создавали диспропорции между отдельными отраслями народного хозяйства, "омертвляли" капиталы, срывали снабжение и т.д., стремясь снизить темпы социалистического строительства и вызвать недовольство трудящихся. Конечной целью антисоветского подполья было свержение диктатуры пролетариата в СССР и реставрация капитализма. Руководство П., насчитывавшей всего около 2—3 тыс. членов и не имевшей опоры в широких кругах интеллигенции, рассчитывало в основном на помощь из-за границы и поддержку др. подпольных контрреволюционных организаций (т. н. "Трудовой крестьянской партии", возглавляемой А. В. Чаяновым и Н. Д. Кондратьевым, меньшевистского "Союзного бюро"). Руководители П. были связаны с белогвардейской эмиграцией, в частности с "Торгпромом" ("Торгово-промышленным комитетом"), объединением бывших русских промышленников в Париже. Вслед за Шахтинским процессом 1928 на протяжении 1928—30 были раскрыты вредительские организации П. в ряде отраслей промышленности и на транспорте. Весной 1930 руководство П. было арестовано. На открытом процессе 25 ноября — 7 декабря 1930 все 8 обвиняемых признали свою вину; пятеро из них (Рамзин, Ларичев, Чарновский, И. А. Калинников и А. А. Федотов) были приговорены Верховным судом СССР к расстрелу, а трое (С. В. Куприянов, В. И. Очкин и К. В. Сытнин) — к 10 годам лишения свободы. Президиум ЦИК СССР по ходатайству осуждённых заменил расстрел 10-летним тюремным заключением и снизил срок наказания др. осуждённым. Впоследствии профессор Рамзин выполнил ряд ценных технических работ. Судебный процесс П. способствовал изоляции контрреволюционных элементов интеллигенции, сыграл значительную роль в переходе старой технической интеллигенции на позиции социализма.
Лит.: Удар по контрреволюции. Обвинительное заключение по делу контрреволюционной организации Союза инженерных организаций ("Промышленная партия")..., М. — Л., 1930; Процесс Промпартии (25 ноября — 7 декабря 1930). Стенограмма судебного процесса и материалы, приобщенные к делу, М., 1931.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment