АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

«Ройзман долго втирался ко мне в доверие. В душу залез»

На Урале целые коллекции древних бесценных икон собраны обманом, насилием и террором

08.08.2014 02:28

«Когда Ройзман увидел древние иконы, у него глаза круглые стали, - говорит Василий Панфилович. - Знаешь, говорит, сколько одна такая стоит? Как иностранное авто»

«Когда Ройзман увидел древние иконы, у него глаза круглые стали, - говорит Василий Панфилович. - Знаешь, говорит, сколько одна такая стоит? Как иностранное авто»

Заявления этого человека ждали очень давно. Глава часовенных старообрядцев и настоятель известного на весь мир храма из Невьянска Василий Васильев встретился с журналистами. Он рассказал о технологии отъема икон, от которой пострадали десятки стариков и старух. Раскольник отважился бросить вызов мэру Екатеринбурга, которому благоволили в местной епархии, связав его бурную деятельность с громким судебным процессом по хищению икон и целой чередой ограблений во всей округе. Все подробности — в материале «URA.Ru».

В Невьянске начался суд над грабителями местной старообрядческой Крестовоздвиженской часовни. В августе 2009 года двое ранее судимых местных жителя Черневич и Чижков вынесли отсюда три дорогих иконы — «Богородица Казанская», «Тихвинская Божья Матерь» и «Господь Вседержитель». За несколько тысяч рублей они отдали образа скупщику Пузанову, а тот отвез в Екатеринбург, не исключено, что известному коллекционеру, нынешнему мэру Екатеринбурга Евгению Ройзману. Во всяком случае, местные часовенные старообрядцы винят во всем именно его.


Василий Панфилович не знает, как можно оценить украденное. Все образа для него — бесценны

«Как же я мог ему довериться! — сокрушается настоятель общины часовенного согласия Василий Васильев. — Он не один год меня обхаживал. Сначала, когда он еще депутатом Госдумы был, приехал к главе администрации Невьянска и уговорил его позвонить мне. Глава звонит, мол, Ройзман кандидатскую пишет про старообрядцев, просит показать часовню и иконы. Я отказал. Тогда Ройзман ко мне сам приехал, уговаривал долго, ходил вокруг меня, разговоры разговаривал, в душу залез. Сводил я его в часовню. У него глаза круглые стали. Знаешь, говорит, сколько одна такая икона стоит? Как дорогущий иностранный автомобиль!».

Потом Ройзман зачастил к Василию Панфиловичу — то денег подкинет на часовню, то целую делегацию из Госдумы привезет, то икону принесет и хвастается: смотри что купил — «Собор архангела Михаила» за 30 тысяч рублей всего — мужику на трактор не хватало. Кстати, историю о том, как входил в доверие к нелюдимым старообрядцам, Ройзман описал в своем ЖЖ, правда настоятеля называл вымышленным именем — Петр Варфоломеевич.



Сюда, в старообрядческую часовню на невьянском кладбище, богатую древними иконами, Ройзман стремился попасть изо всех сил

«Долго втирался в доверие. Даже в музей к себе возил, там много старообрядческих икон. Мне там стало плохо, сказал ему: на иконы молиться надо, а ты их для бизнеса используешь. Потом он попросил — разреши мне сфотографировать образа. Я говорю — нельзя, не положено. Через некоторое время уговорил он меня. Дал я ему сфотографировать несколько, — рассказывает Василий Панфилович. — И вскоре у нас украли именно те иконы, которые он сфотографировал. Они в разных местах висели, но взяли грабители именно их. Бесценные иконы. „Тихвинскую богородицу“ унесли, „Господь вседержитель“ в серебряном окладе и „Казанскую божью матерь“, которую мне в этом году перед Пасхой вернули».


По словам Васильева, Ройзман не постеснялся приехать к нему уже после того, как икона нашлась и спросить: «А ты уверен, что это она?»

Икону оперативники нашли в частной коллекции у жителя Екатеринбурга, пришлось выкупать ее за 260 тысяч рублей. Когда Василий Васильев увидел ее, едва не расплакался — кромки оборваны, надпись (а икона была подписная) соскоблена, покрытие первого иконописца снято. Раскрыть преступление, говорят, удалось в ходе расследования другого уголовного дела, возбужденного по факту порчи памятника культуры — зеленой церкви в поселке Быньги, которую «реставрировали» наркоманы из реабилитационных центров фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков». Проживали наркоманы в «церковной школе» «Назарет» под присмотром местного батюшки, известного своей крепкой дружбой с мэром Екатеринбурга.


Про «Назарет», что стал пристанищем воспитанников ройзмановского фонда, ходят нехорошие слухи, местные жители уверены, что в воровстве икон участвовали наркоманы

«Отца Виктора, если можно так выразиться, Ройзман нагнул, забрал у него из храма все иконы якобы на реставрацию и не вернул, — сообщил Васильев. — А сейчас и того хуже — бабушки умирают, иконы, остающиеся после них, родственники несут от чистого сердца в церковь отцу Виктору. А он, рассказывают, их Ройзману продает. Проходимец этот батюшка, очень непорядочный. Не хочу про него говорить».

«Аморальный он. Как сказать... Пьет сильно и по женщинам ходит, — добавляет штрихи к портрету местного клирика выходец из Быньгов, сейчас проживающий в Невьянске, Степан Гаврилюк. — Он сам мне за рюмкой рассказывал: чтобы его здесь не заподозрили, отрывается в Свердловске. Рестораны, проститутки. А потом и вовсе стесняться перестал, по деревне пошел. Не уважают отца Виктора в Быньгах. Даже на обряды (отпеть, квартиру освятить) отца Ипатия из Невьянска приглашали, но недавно он умер, к сожалению».


Степан Иванович бывший десантник, как и отец Виктор, на этой почве и разговорились

Со Степаном Ивановичем мы встречаемся по поводу истории, приключившейся с его матерью Екатериной Демидовной. Лет пять назад у нее и ее соседки Татьяны Черемкиной на двоих украли одиннадцать икон. «В Быньгах дело было. Мальчишка соседский, моя мать-староверка его кормила поила, он знал, где ключи лежат, унес у нее четыре старинные иконы в позолоте. Две особенно ценные были, — говорит Гаврилюк. — Парня судили, хотя мама его уже и жалеть начала, просила не возбуждать дело. Иконы, конечно, не нашли и скупщиков тоже. А ведь это они местных подбивают иконы выносить у старух, которые так отдать не соглашаются».

Быньги, что в семи километрах от Невьянска, можно смело назвать селом «плачущих бабушек». Практически в каждом дворе старинного старообрядческого поселения могут рассказать историю о том, как пожилые кержачки, после разгрома в 1969 году часовни державшие древние иконы дома, подвергались нападению охотников за «досками». Эти места уже много лет подряд прочесывают целые бригады скупщиков. Сначала пытаются договориться полюбовно — за бутылку или небольшие деньги, если не получается (а со староверами, как правило, такой номер не проходит), действуют силой.


К этому дому скупщики ходили как на работу, пытались выведать у хозяйки, есть ли у нее иконы

«Ох, много в Быньгах силой было отобрано икон. И в Таволгах, и в Шурале, и в Сербишино, там даже порезали ножом одну бабушку, но слава богу жива осталась. У нас на Комсомольской бабу Сашу Храмкову напугали чуть не до смерти, — рассказывает сотрудница быньговского клуба Любовь Николаевна. — Она спала на печке зимой, со двора к ней залезли в окно и давай иконы собирать. Она подскочила, ей говорят хочешь жить — лежи. Связали и все унесли. Теперь ее родственники в Невьянск к себе увезли подальше от этого места».

А вот Тамаре Кайгородовой уехать из покосившейся избушки некуда. Уже два года пожилая кержачка оплакивает свои иконы. Берегла, как зеницу ока, сколько скупщики вокруг нее ни крутились, ни спрашивали, всегда отвечала, что икон в ее доме не бывало отродясь. Никак не поймет, откуда узнали.


Кержачка Тамара Кайгородова уже почти два года ждет чуда, но полиция вряд ли ей поможет

«21 сентября 2012 года я вышла в туалет, возвращаюсь в дом, а иконы уже собраны и лежат в сумке на кровати. Я на них упала животом, а грабитель сверху на меня прыгнул и душить начал, — вспоминает Тамара Малафеевна. — Пять староверческих икон украли, две под бисером было — Казанская и Владимирская Божьи Матери. Еще „Никола Святитель“, „Умягчение двух сердец“ и „Всемилостивый Спас“. Это иконы еще моей прабабушки, им лет триста. Я жить без них не могу, места не нахожу себе, все время плачу».

Женщина написала заявление в полицию, однако иконы не нашли (что интересно, в Быньгах мы не слышали ни про один случай возвращения икон владельцам). Как продвигается расследование, бабушке не докладывают. «Я спрашивала у участкового Анатолия Павловича. А он мне сказал, успокойся, поймали твоих воров по другому делу. Вот и все, что я знаю. А про иконы, говорят, забудь», — вздыхает Тамара Малафеевна.

«Возбуждено дело, но никого по нему не поймали», — строго отрезал Анатолий Растрепенин и посоветовал обращаться за комментариями к его начальству.

«И не поймают никого, — прогнозируют соседи кержачки. — Чего вы удивляетесь? Здесь в Быньгах у скупщиков все схвачено».

После публикации материала, страница из ЖЖ Ройзмана, о которой мы писали выше, была удалена. Приводим скрины записей.

Жмите, картинка увеличивается

Анна Скалкина, Виктор Жуков, фото – Александр Мамаев © Служба новостей «URA.Ru»

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments