АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

Эпоха Макаренко

Оригинал взят у panfilov_s в Эпоха Макаренко
Оригинал взят у belka970 в Эпоха Макаренко
463-7-1

После окончания Гражданской войны и голода в Поволжье, на улицах России появились миллионы беспризорников.  В 1921 г. Ф.Э. Дзержинский создал и возглавил Детскую комиссию, которая решительно стала бороться с детской беспризорностью. Понятно, что такую огромную армию детей невозможно разместить только в учреждениях для сирот, хотя уже в 1924 г. было 250 детских домов, 420 трудовых коммун и 880 “детских городков”. Много детей было пристроено по семьям, особенно по сельским семьям.

Это было время исканий и поэтому не сразу разобрались, а как же правильно воспитывать юных правонарушителей и сирот. Была свобода творчества, так как бюрократия была немногочисленна, и у нее было слишком много других дел, помимо детских домов. Педагоги были предоставлены сами себе и, в этой сложной обстановке, рождалась новая педагогика. Помимо А.С. Макаренко, в это время проявили себя десятки, если не сотни педагогов, которые также очень успешно воспитывали новых людей.  Вот, что рассказывает о том времени профессор М.В. Богуславский:

В России 1920-х годов действовали десятки школ-коммун и трудовых колоний, использовавших тот же классический набор педагогических принципов и подходов, что и Антон Семёнович. Колонии и трудовые коммуны создавались при разных учреждениях, в основном при Наркомпросе. Только в Москве было 12 трудовых коммун, из них хозяйственному отделу ОГПУ подчинялись три крупных коммуны.

Причем в 1920-е — первой половине 30-х годов Болшевская коммуна М.С. Погребинского, школа-коммуна «Красные зори» И.В. Ионина, Первая опытная станция Наркомпроса С.Т. Шацкого, Московская опытно-показательная школа им. Лепешинского, которую возглавлял М.М. Пистрак, «Школа жизни» Н.И. Поповой были тогда знамениты несравненно больше, чем Горьковская и Дзержинская коммуны Макаренко. Руководители этих, да и других коммун и колоний опубликовали в то время десятки статей и книг о своём опыте, о них снимались документальные и художественные фильмы, туда постоянно приезжали различные делегации, писатели и специалисты обобщали и пропагандировали их достижения. В то время как до середины 1930-х годов — времени выхода «Педагогической поэмы» — А.С. Макаренко был широко известен только в узких кругах украинского соцвоса (социальное воспитание — прим.ред.).

Итак, восстанавливая историческую справедливость, надо навсегда расстаться с устойчивым мифом об уникальности педагогической деятельности А.С. Макаренко и тем более её доминировании в советской педагогике данного периода.”

То есть именно дыхание новой жизни, великие стройки и творческий подъем народа вывел вперед гениальных педагогов, которые были готовы посвятить всю свою жизнь детям. Наивно думать, что все детские дома и коммуны были идеальны, но одно можно сказать, что Дух бескорыстной помощи детям, желание сделать их счастливыми в новой стране, пронизывал все сферы деятельности государства. А.С. Макаренко выделился на фоне других выдающихся советских педагогов 20-30х годов, и признан выдающимся педагогом 20-го века, благодаря тому, что он осмыслил свой опыт, выстроил педагогическую систему и описал ее в своих многочисленных произведениях.

Все воспитанники А.С. Макаренко  стали настоящими людьми и проявили себя геройски  во время Великой Отечественной войны, многие погибли. Дело его продолжилось в его учениках – С.А. Калабалин, А.Г.Явлинский и последователях В.В.Кумарин, Г.М. Кубраков и др. Могло бы учеников и последователей быть больше? Да, могло. У А.С. Макаренко были непростые отношения с бюрократией СССР, его не раз несправедливо обижали и отстраняли от воспитания детей.

Почему же система воспитания Макаренко не стала массовой? Вот основные причины:


  1. В Советское время существовал запрет на детский труд, а без труда система Макаренко не работает.

  2. Не была разработана система педагогического риска в СССР. Макаренко шел на риск, если этого требовала ситуация, риск уменьшался с развитием коллектива.

  3. Для полноценного внедрения системы Макаренко директору и воспитателю необходимо несколько лет работать  по 12-14 часов в сутки без выходных. На это мало кто готов пойти.

  4. Система Макаренко не могла работать без подлинной демократии и многие партийные функционеры это не принимали.

  5. Коллективы по системе Макаренко неплохо зарабатывали, что входило в противоречие с идеологией СССР.

Интересно, что в эти 20-е – 30-е годы стала пробиваться наука педология. Про педологию подробно  говорили в газете     «Суть Времени» №21, и поэтому я повторяться не буду. Скажу лишь, что педологи рассматривают способности детей как некую константу, которую надо измерять, а потом на основе этого замера делить детей на несколько сортов. В 1936 педология была осуждена, но, самое интересное, что с распадом СССР педология вновь расправляет крылья и сейчас у нас внедряется личностно-ориентированный подход в образовании, о чем всегда и мечтали педологи.

Ярым противником педологии был А.С. Макаренко, интересно услышать его мнение об этом подходе к образованию:


Основное,  что  характеризует педологию,-  это  определенная  система логики.  Система такая:  надо  изучать ребенка.  Изучая его,  мы  что-то найдем, а из того, что мы найдем, сделаем выводы. Какие выводы? Выводы о том, что с этим ребенком нужно делать. Вот основная логика педологического направления.

   Здесь метод работы с ребенком, метод воспитания выводится из изучения ребенка, при этом не всего детства в целом, а каждого отдельного ребенка и отдельных типов детей.  Таким образом сделан был вывод,  что поскольку это  изучение должно привести к  разным картинам личности,  то  и  метод воспитания должен быть разный.  Один ребенок оказался одним,  его  нужно так  воспитывать,  изучили  другого  -  он  оказался другим,  его  нужно воспитывать иначе, третьего - тоже иначе, и так, сколько детей – столько методов.

   Педологи нашли  очень  много  групп  детей  и  умственно отсталых,  и социально запущенных, и трудных детей, и правонарушителей и т.д. Отсюда очень недалеко до чисто фашистской теории,  утверждающей,  что между  расами  существуют  умственные  различия,   что  отдельным  расам предопределены  и  отдельные  судьбы.  Естественно,  что  раз  отдельные исторические судьбы,  то и метод воспитания у немцев должен быть один, у славян - другой, у негров - третий.    Эта  теория близка к  теории Ломброзо,  который утверждал,  что  люди рождаются с преступными наклонностями. Педология, в конце концов, только и могла прийти к такому заключению,  что в самой человеческой натуре,  в самом  ребенке,   в  биологической  картине  его  личности  и  характера заключаются такие различия, такие особенности, которые должны привести и к особым, отдельным методам для его воспитания. Повторяю,  педологическая логика  затягивает  не  только  тех  людей, которые себя  формально называли педологами,  но  и  очень много людей, считающих совершенно честно, что они не педологи. Вывести педагогический метод из рефлексологии,  из психологии, из экспериментальной психологии, вывести данный  метод  из  обстоятельств данной  личности,  это  и  есть педологическое направление.

   Необходима другая логика,  которая метод педагогики выводит из  наших целей. Мы знаем, каким должен быть наш гражданин, мы должны прекрасно знать, что такое новый человек,  какими чертами этот человек должен отличаться, какой  у  него  должен быть  характер,  система убеждений,  образование, работоспособность,  трудоспособность,  мы  должны знать все,  чем должен отличаться,  гордиться  новый  наш,  социалистический,  коммунистический человек. Раз мы это знаем,  раз мы честные педагоги, мы должны стремиться всех людей,  всех детей воспитывать в  наибольшем приближении к  этому нашему коммунистическому идеалу.

   Вот  откуда должна исходить наша практическая педагогика.  Она должна исходить из наших политических нужд и при этом диалектически. Она должна исходить  из   нужд   не   только   настоящего,   а   из   нужд   нашего социалистического строительства, из нужд коммунистического общества. Предположим,  раньше говорили,  что  нужно  воспитывать гармоническую личность. Это  тоже  была  какая-то  цель,   но  цель  вне  времени  и пространства,  цель вообще идеального человека,  а мы должны воспитывать гражданина Советского Союза.  В  нашу великую сталинскую эпоху мы должны воспитывать наиболее полноценного гражданина, достойного этой эпохи.

Вот  из   этой  нашей  священнейшей  цели,   и   наиболее  простой  и практической  цели,  мы  должны  выводить  метод  воспитания.  А  знание психологии,  знание  детской  души,  знание  каждого отдельного человека только поможет нам    приложить    наш метод    наиболее удобно в  одном случае, несколько отлично - в другом. Кто из вас читал "Педагогическую поэму",  тот знает,  что в 3-й части изображен мой последний бой с представителями педологической теории. Я в книге  тогда не  называл их  педологами,  но  речь  идет  как  раз  о педологах. Они мне говорили в этом последнем сражении: "Товарищ  Макаренко хочет  педагогический процесс  построить на  идее долга.  Правда,  он  прибавляет слово "пролетарский",  но  это не может, товарищи,  скрыть от  нас истинную сущность идеи.  Мы  советуем товарищу Макаренко внимательно проследить исторический генезис идеи долга.  Это идея  буржуазных  отношений, идея  сугубо меркантильного порядка.

Советская педагогика стремится воспитать в личности свободное проявление творческих сил  и  наклонностей,  инициативу,  но  ни  в  коем случае не буржуазную категорию долга". Что такое свобода проявления?  Это и есть настоящая педология.  Когда человека изучили,  узнали и записали,  что у него воля -  А, эмоция - Б, инстинкт -  В,  то потом, что дальше делать с этими величинами, никто не знает.  Потому что нет цели,  и естественно нам умыть руки: ага, А, Б, В есть, пускай себя свободно проявляют, куда покатятся - там и будут. Совершенно естественно,  что  педология была построена на  воспитании при отсутствии политических целей.  Но  на  деле это была враждебная нам политика.  Педологи рассуждали о нас,  советских воспитателях,  так:  вы теперь  являетесь  сторонниками  пассивного  наблюдения  за  ребенком  и бездеятельного присутствия при его жизни и  развитии,  а  ребенок пускай себе свободно развивает свои творческие силы.

   Нет,  мы не являемся сторонниками такого пассивного наблюдения.  Мы - сторонники  активной  большевистской педагогики,  педагогики,  создающей личность, создающей тип нового человека.     Я   уверен  в  совершенно  беспредельном  могуществе  воспитательного воздействия.  Я  уверен,  что  если человек плохо воспитан,  то  в  этом исключительно виноваты воспитатели.  Если ребенок хорош, то этим он тоже обязан воспитанию, своему детству.”

Эта длинная цитата показывает насколько актуальны идеи А.С. Макаренко сегодня, насколько он современен и как важно весь этот опыт обобщить,  и использовать его в воспитательном процессе. Эпоха Макаренко еще и показала, что в условиях, когда у русского народа есть мечта, он способен творить чудеса, вести другие народы за собой, и шаг за шагом строить нового высоконравственного и творческого человека труда.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments