АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Война на уничтожение культуры

Оригинал взят у orjo в Война на уничтожение культуры

Художник — Илья Глазунов

В последнее время в Сергиевом Посаде в театральной среде разворачивается процесс, который вызывает все большее беспокойство, поскольку имеет признаки войны. Причем война эта ведется, как на концептуальном уровне, так и на уровне бытовом. В связи с этим необходимо пояснить, почему мы думаем именно так.


Речь идет о наступлении постмодернизма, что подтверждают чиновники самого высокого ранга. Общеизвестно, что постмодернизм отрицает историю и смыслы. Раз указанные позиции отменяются, то, что является их носителями, будет уничтожено. Точно так же, как это было в Великой Отечественной войне, когда Гитлер ставил цель физического уничтожения русского народа, как носителя высокой культуры. Оставшиеся были бы порабощены, низвергнуты до кучки племен и «африканизированы». Постмодернизм, агрессивно требующий отмены развития, наступает по всем фронтам, но мы обращаем наше внимание на фронт театральный, поскольку именно он в нашем городе проявился наиболее выпукло.


Немаловажным является то, как будут встречать завоевателя: аплодисментами и цветами или гневными письмами и плевками. Для правильной «встречи» необходимо сформировать «правильное» восприятие местного населения: «это модно», «как в Европе», «какое же вы быдло, милочка, если не понимаете, что голая задница в данной сцене есть крик души», «а троянский конь-то не так уж и плох, коли варварам принесет культуру». Наступление идеологии неразвития происходит под прикрытием, например, новой концепции развития. Так, в «Концепции долгосрочного развития театрального дела в Российской Федерации на период до 2020 года» сказано: «В предстоящем 10-летии российской экономике жизненно необходим переход к инновационному типу развития. В этих условиях ведущая роль в формировании человеческого капитала отводится сфере культуры».


Все правильно. Читаем дальше:


«Театр — одна из немногих сфер живого человеческого общения… Театральное искусство обладает особой силой воздействия на зрителя… Театральную деятельность в чрезвычайно узком экономическом смысле можно отнести к сфере услуг и только применительно к одной из ее составляющих — показу спектакля. Особая миссия театра — доносить до общественного сознания идеи и ценности, побуждая людей к творчеству во всех сферах социальной жизни».


Отнесение театра к сфере услуг, пусть и в узком смысле, — это тревожный звоночек. Мы давно слышим, как учреждениям культуры настоятельно рекомендуется переходить к коммерциализации под лозунгом самоокупаемости, несмотря на красивые заявления:


«Вклад театра в формирование человеческого капитала — важнейшего фактора экономического роста позволяет считать социальными инвестициями расходы государства на поддержку театрального искусства. Не поддающийся прямому измерению социально-культурный эффект театральной деятельности, по сути, неизмеримо выше его рыночной оценки. Как уже показал 20-летний опыт отечественных преобразований в социально-экономической сфере, механическое распространение на сферу культуры принципов реформирования, применявшихся в сфере материального производства, не только не дает положительного эффекта, но и приводит к отрицательным результатам».


Скверна наползает под усыпляющий шепот благих намерений. При этом мы понимаем, что война включает и борьбу за территории, которые забирает победитель. В войне с театром указанную роль выполняют помещения, но вопрос не только и не столько в них.


Нас интересует другое. Если противник ведет наступательную войну, вторая сторона защищается. А защищается ли театр? И как он защищается? В нашем городе мы видим театр, который сохраняет культурное ядро и не дает размыть его («Театральный ковчег» отказался ставить спектакли со сценами инцеста, самоубийств и т.д.), и мы видим театр, который активно трансформируется сам или при помощи грантов, подстраиваясь под постмодернистского зверя в надежде выжить в условиях оккупации.



С чем сталкивается общество?


Обществу внушают, что история кончилась, и наступает эпоха постмодерна, причем этот процесс неизбежен и неотменяем. Что это означает для культуры? В театре, как и в других сферах культуры, это означает безграничное число интерпретаций и произвольные комбинации уже существующих форм, даже если эти формы противоречат друг другу. Смысловая составляющая сводится к нулю, система координат для оценки реальности отменяется, грани между добром и злом стираются.


На организационном уровне это выливается в попытки самых разных, вплоть до абсурдных, соединений театров. Ожидаемый результат – уничтожение соединяемого.


Так, пару лет назад в Москве замглавы Департамента культуры Евгения Шерменева (бывший театральный продюсер и директор фестивалей NET и «Территория»), выдвинула идею объединения театров под одной крышей. Заметим, под самыми благими намерениями… В октябре 2013 года в интервью РИА Новости она рассказала, что получилось из этой затеи:


«Те театры, о которых шла речь (Музыкально-драматический театр «А-Я», Музыкальный театр юного актера, Детский театр эстрады, Детский сказочный театр, Детский театр марионеток и «Волшебная лампа») были основаны как театры-студии и находились в подчинении ЦАО, а сейчас перешли под наше руководство. Мы хотели объединить их в общую дирекциюукрупнение могло бы решить ряд проблем. Например, можно было бы упростить работу ряда служб – инженерных, административных, маркетинга, пригласить более профессиональный персонал. Но мы поняли, что идея не работает: против выступила часть руководителей, в том числе опасаясь, что их театры потеряют свое лицо. Раз люди не готовы, насильственное объединение ни к чему хорошему не привело бы.»


Поясняя цитату, напомним, что в Москве жесткое сопротивление указанной инициативе стало одной из причин увольнения г-жи Е. Шерменевой с должности зам. начальника городского Департамента культуры. А теперь мы видим, что идея, которую отпихнула Москва, пропихивается в регионах.


Что происходит в Сергиевом Посаде? — То же, что и в остальных городах, меняются только лица.


Театры испокон века создавались в Российской Империи для поднятия уровня культуры города, и иметь такой театр было престижно. Театры создавались по указанию правительства или меценатами, например, такими как Савва Морозов, боготворивший великого Станиславского и построивший ему театр.


Еще Н.В. Гоголь писал: «Театр ничуть не безделица и вовсе не пустая вещь. Это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра». Классический театр ставит целью понимание, спасение и совершенствование человека.



Строго в соответствии с вышеуказанной концепцией «соединения несоединимого» уникальные театры под маской «оптимизации» было предложено переместить в ОДЦ «Октябрь». ОДЦ «Октябрь» — прекрасное место, но он выполняет функцию «инкубатора» для молодых талантов и стартапов. Характер инкубатора предполагает, что после начала роста и профессионализации, созревшая творческая ячейка должна получать новое пространство. В противном случае произойдет угасание всего, что рядом, или прекращение роста. Еще более абсурдным выглядит помещение в инкубатор того, что уже является зрелым и состоявшимся.


Три театра: Школьный театр А.Демахина; «Театральный Ковчег»; ТЮЗ Г.Жигуновой


Проект помощи малым театрам используют для других целей, а именно для соединения профессионального театра, с ТЮЗом Г. Жигуновой и постмодернистским школьным театром А.Демахина. Такое неестественное соединение, учитывая кардинальную разницу в природе театров, приведет к постепенному уничтожению всего классического театра. Трудно сохранить уважение к высокому, когда на той же сцене ставятся вопиюще абсурдные и провокационно безнравственные спектакли. Повесьте в храме вместо икон карикатуры а-ля «Шарли Эбдо» — и святость будет уничтожена.


Существует высокая вероятность того, что А.Демахин, яркий представитель постмодернистского театра, станет художественным руководителем злокачественного новообразования, о чем можно сделать вывод из слов председателя городской Общественной палаты Олега Устинова, который на встрече интеллектуального клуба в библиотеке им. Горловского на тему: «Какой театр нужен городу?» сказал: «Я полностью поддерживаю проект Александра Демахина о создании театрального центра с художественным руководством. Эта идея не просто правильная и соответствующая стратегическим задачам развития государства, но и справедливая. Кто может быть против того, чтобы создать для разных театров и студий общий дом? Кто против идеи центра, который будет мировоззренчески и духовно менять город?»



Кто ж возражает против обновления? Вопрос в другом – каким образом начнет обновляться театр? Если обновление будет происходить через раскрепощение низа по технологии Бахтина, это будет не обновление, а обрушение.




Чтобы проиллюстрировать сказанное, мы обсудим один спектакль А. Демахина, а именно «…который живет на…». История о Карлсоне и мальчике в большом городе, которому не с кем играть, известна всем. В прочтении А.Демахина, сказка превращается в рассказ о раннем половом созревании с демонстрацией сексуальных, в том числе нетрадиционных, отношений. Примечательно, что после завершения спектакля в зале раздался радостный возглас московского друга режиссера: «Провокация удалась!» Не в этом ли заключалась главная цель данной постановки?

кадры из спектакля А.Демахина «…Который живет на…»


Часть интеллигенции города возмутилась, а протоиерей Владимир Янгичер (настоятель храма Рождества Христова Сергиево-Посадского района) предъявил гражданскую позицию человека, священника, педагога, многодетного отца, подкрепив ее мнением экспертов. Он заявил, что на сцене происходит разврат в исполнении несовершеннолетних: «Кратко сказать, это — театрализованная пропаганда подросткового секса и сексуальных извращений». В ответ на критику провокационного спектакля активизировался (сам ли?) местный блогер, который вместо обсуждения предмета начал обсуждать священнослужителя, который эту критику высказал. В данном случае, мы имеем дело со стандартным манипулятивным приемом, когда при отсутствии аргументов по существу критики начинается выливание помоев на источник критики.


Эпопея с театроперемещением, дополняется еще одним любопытным явлением – театрозамещением под видом гастролей, которая совсем откровенно попахивает секвестром расходов на местный театр.


Эта концепция была озвучена Министром культуры РФ Владимиром Мединским и уже известной нам Евгенией Шерменевой, ставшей после увольнения из Департамента культуры Москвы руководителем Федерального центра поддержки гастрольной деятельности. Идея заключается в организации на постоянной основе театральных гастролей, призванных нести культуру из столицы в обделённые ею регионы и, подаваемая под лозунгом возврата культурного долга перед обескультуренной провинцией, который накопился за последние годы. Говорится, что возить будут только: Вахтангова, Таганку и другие признанные театры, что было бы неплохо. У нас эту позицию озвучивает заместитель главы администрации городского поселения Сергиев Посад С.А. Персианов: «Мы подсчитали, что если раз в месяц в ДК имени Гагарина приглашать лучшие московские театры и раздавать билеты бесплатно, то это будет близко соответствовать бюджету «Театрального Ковчега». При этом число зрителей будет примерно таким же! Кроме того, в мире сегодня всё меньше остаётся так называемых «репертуарных» театров, имеющих постоянную труппу. В основном разыгрываются гранты или театры сдаются под антрепризные спектакли...» (Газета «Новое Зеркало» №49)


«Русский Балет», бесплатные билеты, аншлаги — данное событие используется для рекламы концепции гастролей и девальвации роли «Театрального Ковчега» для города, подчеркивается дороговизна и несовременность театра, «современность» — коммерциализация театра с заменой классики на постмодернизм.


Учитывая количество ведущих театров, количество городов (318 с населением более 50000 человек) из провинции, желающих «получить культурный должок», и бюджет в 240 миллионов рублей на всю страну для компенсации стоимости билетов и т.п., гастроли в Сергиевом Посаде будут нечасто.


Если задуманное будет реализовано, в самое ближайшее время мы увидим усыхание театров до маленьких творческих «мобильных» коллективов «на колесах»; обслуживающий персонал театров отделится и превратится в неясную сферу услуг; серьезную классику невозможно будет ставить из-за отсутствия необходимого количества времени (де-профессионализация), большинство вынуждено будет переходить на эскизные «дешевые» постановки и «яркий» перформанс а-ля демахинский «Школьный театр», где эпатаж заменяет мысль, а скандальность обеспечивает рекламу.


На смену именитым гастролерам очень быстро придут «бюджетные» проекты типа «Гоголь-центра» К. Серебренникова. Приведем небольшое описание, чем прославился «Гоголь-центр». К слову, тоже постмодернизм: «В начале октября 2013 года в «Гоголь-центре» прошла скандальная премьера мюзикла «Пробуждение весны» по мотивам пьесы немецкого драматурга Ф. Ведекинда. События пьесы происходят в Германии в 1891 году, ее герои – 14-летние мальчики и девочки, сталкивающиеся с проблемами подросткового возраста. Пьеса повествует об однополой любви, суициде, ранней беременности. Спектакль эпатирует зрителя скабрезными жестами, физиологическими подробностями. Еще в 1907 году А. Блок писал об этой пьесе: «Наша жизнь выше и больше этой мелкотравчатой жизни… Если же мы будем застревать на слезливых конфликтах, которые Ведекинд кладет в основание «Пробуждения весны», то – хуже нам же самим: прозеваем свое, прозеваем высокое, забудем свое великое отчаянье и разучимся страдать».


Гоголь-центр. «Пробуждение весны»


Итак, скандал с пьесой А.Демахина – это только начало. Системный перевод культуры при помощи «креаклиата» на постмодернистские рельсы будет вымывать остатки чистой классической культуры из провинции, не оскоромившейся постмодернизмом и продолжающей открывать человеку мир для духовного роста. Происходит размывание всех и всяческих границ – и вот уже забор с написанным на нем известным словом становится «шедевром». Скоро такой подход станет нормой. С каждым годом нам все яснее и откровеннее указывают, что настало время забыть своих предков, культуру и идеалы, «делать все как в Европе!», где постмодернизм давно цветет буйным цветом. А почему мы должны обезьянничать, повторяя то, что она делает?


Классический театр — это одна из констант, которая еще удерживает нашу культуру от обрушения в бездну расчеловечивания, в которую с наслаждением и улюлюканьем под разноцветными флагами погружается Европа. А человека нужно спасать, его надо тянуть вверх, и в этом всегда состояло предназначение культуры.


В связи с вышесказанным последний вопрос: понимают ли люди, принимающие решения, что они, вольно или невольно, прилагают руку к уничтожению русского классического театра, а если говорить шире, к подрыву основ русской идентичности в угоду постмодернистскому хаосу? Ведь носитель постмодернизма, интегрированный, как «процессор» в любую классическую систему, «поглотит» ее и не оставит ничего святого, извратив даже название. Московский драматический театр имени Н. В. Гоголя, заменили на сокращение ГОГОЛ (Гоголь-центр).  К сожалению, этот процесс происходит во многих городах, а чиновники не понимая, что постмодернизм опасная штука, поддерживают его. Приведет это к тому, что любой Классический театр, ТЮЗ и все остальное будет смешано с грязью, от которой уже не отмыться.


Источник spweb.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments