August 27th, 2013

Рожа тирана и романтический живодёр

Оригинал взят у olegchagin в Рожа тирана и романтический живодёр

Бушин (Окончание. Начало в N32)

Collapse )

«Джугашвили был азиатским человеком, и Россия оскалилась на Запад его азиатской рожей...» Сразу обнаруживается, что это говорят не немцы, а автор: для немцев Сталин никогда не был Джугашвили. Он для них был русским, как и сам Сталин с полным основанием считал себя русским, что приводит в негодование как некоторых суперпатриотов, так и антипатриотов, например, того же критика Сарнова, еврея, считающего-таки себя русским. Ну а уж если грузин, то с каких это пор православные грузины стали азиатами?

Похоже, что «азиатскую рожу» эрудированный романист заимствовал из «Скифов» Блока:

Мы широко по дебрям и лесам

Перед Европою пригожей

Расступимся! Мы обернёмся к вам

Своею азиатской рожей!

Но надо бы знать, что слова, уместные в возвышенной поэме, не всегда годятся для учебника. А главное, 22 июня 1941 года не Россия «оскалилась» на Запад, а совсем наоборот: Запад оскалился и бросился на нас, и вцепился в самое горло.

«И когда европейская часть уже почти (?) была пройдена германскими рейтерами, откуда-то взялись новые орды плосколицых людей». Какие рейтеры? Что за рейтеры? Это немецкое слово в контексте войны означает «всадники», «кавалерия». Так что, немецкая кавалерия дошла «почти» до Урала? А за ними под Москвой застряли танки? В учебнике надо записать: немецкая кавалерия существенной роли в войне не сыграла. И что за плосколицые? Чукчи, что ли? Надо полагать, и они были на войне, но Красная Армия - это в огромном большинстве русские, украинцы, белорусы, татары, башкиры и другие вовсе не плосколицые люди.

Но Кантор шпарит всё в том же духе: «И тогда стало понятно, что воюют немцы уже не с квази-Европой, а с Азией». Квази-Европа это что – русские?

Словом, война рас: «Страшный азиатский напор пошёл от степей, и двинулись вперед отступавшие русские армии, хлынула обратно в Европу огромная человеческая масса, которую придавили почти к самой границе Азии». Это, сударь, была не «масса», а организованная в полки и дивизии армия под чётким командованием. И не хлынула она, а в тяжелых боях отбрасывая врага, шла вперед.

Нет, говорит, это была война рас и континентов: «Европа нажала на Азию и потеснила её, но Азия, приняв первый удар, распрямилась, и Европа откатилась назад».

Вдруг возвращается к началу: «Россия расступилась ровно настолько, чтобы армия вторжения вошла глубоко в степь и топи…» Господи, какая чушь! Мы, дескать, нарочно, сознательно, по плану, теряя сотни тысяч и миллионы сограждан, расступились «ровно настолько», что немцам оставалось 27 километров до Москвы и совсем пустяк до стен Ленинграда... Человек пишет о вещах, о которых не имеет никакого понятия.

«...И когда нашествие затопило всю (уже не почти, а всю. - В.Б.) европейскую часть России, в этот момент страна повернулась к Европе...» А до этого стояла к ней спиной? Или автор просто не всегда умеет выразить свою мысль?

«...повернулась азиатской рябой рожей тирана Сталина – и смотреть на азиатский оскал стало невыносимо страшно». Ишь ты, ни разу Сталина не видел, а как-то разглядел - «рябой» и считает нужным сообщить нам, поделиться плодом своей зоркости. А вот министр иностранных дел А.А. Громыко, встречавшийся со Сталиным многократно, писал: «Глядя на Сталина, я всегда отмечал про себя, что у него говорит даже лицо. Особенно выразительны были глаза. А следов оспы я не помню, хотя много раз с близкого расстояния смотрел на него. Что ж, коли следы имелись, то, вероятно, настолько незначительные, что я, глядевший на это лицо, ничего подобного не замечал» («Памятное». М., 1988. т.1, с.199). Это, разумеется, ничего сам по себе не говорящий пустяк – рябой или не рябой, но даёт понять, какими глазами Кантор смотрит на Сталина: чума... тиран... да еще, видите ли, и рябой. Странно, что вслед за Роем Медведевым не повторил чушь о низком лбе Сталина или за Волкогоновым – о таком его маленьком росте, что ему на трибуну, когда он выступал, подставляли скамеечку. На всякий случай напоминаем: его рост был 174 см, нормальный средний рост.

«Когда треснула линия европейского наступления и попятилась 2-я армия Гудериана...» Во-первых, никакой единой непрерывной линии наступления не было, немцы врезались в нашу землю клиньями. Во-вторых, в ноябре-декабре 1941 года, когда немцы «попятились», 2-й армией командовал не Гудериан, а генерал-полковник Рудольф Шмидт. Гудериан же командовал 2-й танковой группой. Но вот такие знатоки войны без Гудериана никогда не обходятся, просто не могут! Они уверены, что это одна из важнейших, главнейших фигур войны немцев против нас. На самом же деле после разгрома под Москвой в декабре 1941 года его в числе других 35-ти генералов Гитлер отстранил от командования и отправил в резерв. И больше на нашем фронте Гудериан не появлялся.

«...когда прогнулась группа «Центр», когда Теодор фон Бок побежал...» Автор, повторяю, плохо знает то, о чем пишет. Бок это и есть группа армий «Центр». Почему же она лишь «прогнулась», а он инда «побежал»? Его, как и Гудериана, Гитлер отстранил от командования. Или имеется в виду, что фельдмаршал побежал в Берлин в объятья супруги? Ну, может быть...

«...когда Клюге, сменивший Бока, увяз у Ржева и романтический фон Клейст дрогнул...» Это в чём же его романтизм состоял – не расстреливал пленных, а вешал? Или не каждого еврея отправлял в Освенцим, а через одного? А Клюге не был сентиментальным? А сам Гитлер не отличался куртуазностью?.. Автор не понимает, как неуместно, несуразно, как может коробить даже одно слово.

«...когда Клейст дрогнул, тогда Сталин поглядел на карту...» А до этого не глядел? Или, как уверял Никишка-Кукурузник, глядел не на карту, а на глобус?

«...поглядел на карту и улыбнулся, оскалил свои желтые клыки». Вот только клыков и не хватало. Нет, дорогой Исраэль, Сталин у Кантора такой же, как у Солженицына и Искандера, но эти всё-таки до сатанинских клыков не додумались. Он сулит со страниц «Комсомолки»: «Я сталинизм критиковал, критикую и буду критиковать». Есть все основания думать, что в будущем он и клыками не ограничится, приделает рога и хвост.

Учебник и по ГУЛагу?

В недавней публикации Кантор писал: «Если через ГУЛаг прошло 17 млн. человек, то сколько же народу потребовалось, чтобы этих людей унижать, конвоировать, расстреливать. Сколько следователей должны были их допрашивать, сколько вертухаев их истязало, сколько машинистов вело состав на север. Всех одурачили пропагандой...» (РГ от 9 мая 2013). Всех! И эта картина ничем не отличается от той, что двадцать пять лет малюет нам орда радзинских, радзиховских, млечиных: все одурачены, полстраны сидело, полстраны охраняло.

Но откуда взял цифры? «Сколько следователей... сколько конвоиров... сколько одураченных...» Что ж, давайте посчитаем. 17 миллионов сидят. Неужто и следователей было 17 млн.? А конвоиров? Вон Солженицына из Восточной Пруссии в Москву конвоировали двое. Так что их было не меньше 34 млн. Так? А охранников? Да уж по одному-то на каждого сидящего, пожалуй, было. Значит, ещё 17 млн.?.. Вот и подумал бы, сколько в таком случае остаётся одураченных трудяг, чтобы вывести страну на небывалый уровень сверхдержавы-победительницы.

А. Антонов-Овсеенко, сын расстрелянного отца, писал, что в первые послевоенные годы, «по данным Управления общего снабжения ГУЛага, на довольствии в местах заключения состояло 16 миллионов – по числу пайкодач». Источник цифр весьма авторитетный. Уж в Управлении-то не могли не знать, сколько человек надо накормить. Однако В.Н. Земсков, авторитетный исследователь истории репрессий, пишет, что на самом деле в документе Управления стоит не 16 млн., а 1,6 млн. То есть перед нами десятикратная туфта. Скорее всего, Антонов-Овсеенко стал жертвой проделки некой О.Г. Шатуновской, которая обнародовала эту туфту и укатила в Америку. Не повстречался ли с ней там и товарищ Кантор?

К ответу русских!

И вот, изобразив нашу родину страной одураченных и вертухаев, Кантор декламирует: «Никто и никогда не снимет ответственности с советских людей за сталинские лагеря: лагеря устроил не один злокозненный вождь, а весь народ». Да, да, конечно, весь народ, но, разумеется, кроме его мамы и папы, дедушки да бабушки.

Но есть очень любопытные цифры, посмотрите: в 1926 году было осуждено 103 683 человека, из них 52% имели срок меньше одного года (М. Моруков. «Правда о ГУЛаге». М., 2006. с.37). И за эти 52% всему советскому народу надо держать ответ?

Прошло почти тридцать лет. В апреле 1954 года в ГУЛаге содержалось больше - 1 360 303 осужденных. Из них 190 301 – за бандитизм, разбой, убийства; 490 503 – за грабежи, кражи; 95 425 – за хулиганство; 135 730 – за должностные, хозяйственные преступления. В сумме это составляет 911 959 человек (там же, с.187). А 4 января 1949 года был издан Указ Президиума Верховного Совета «Об усилении ответственности за изнасилование», который предусматривал в иных случаях даже смертную казнь. По этому Указу в апреле 1959 года сидели 33 160 человек (там же). И за этих убийц и грабителей, бандитов и насильников всему советскому народу до скончания века нет прощения?

Из суммарного числа 1954 года остаётся 448 344. Эти были осуждены за контрреволюционные, т.е. за антисоветские, антигосударственные преступления. Но ведь любая власть, любое государство обязаны защищать себя и защищают. Или нет?

Уместно заметить и то, что население страны в 1954 году составляло 200 млн. Какой же процент от этого числа составляли названные 1 360 303 осужденных? 1% это 2 млн. А тут... Да ведь, пожалуй, 0,6-0,7% . Можно ли это назвать «массовыми репрессиями»?

Кто-то скажет: «Но это же 1954 год, Сталина уже не было, лагеря стали другими». Да нет, подобные системы так быстро не меняются. Но пусть. Однако вот доктор географических наук, академик РАЕН В. Бабкин, ссылаясь на того же историка В. Земскова, приводит количество заключенных в 1951-м уж точно «сталинском» году – 1 948 158 человек. А население приближалось к тем самым 200 млн. Какой же тогда был процент заключенных? Да ведь никак не больше 1%. Нет, такие цифры, как 0,6% - 1% плохо подходят к «массовыми репрессиями». А «политические» в 1951 году из названного числа составляли 579 878 человек, из коих 334 538 были осуждены за измену Родине («Правда», 8 августа 2011).

Махинаторский гуманизм

Конечно, при большом желании можно поставить под сомнение справедливость приговоров. Но вот что писал об этом ещё 8 октября 2002 года в газете «Дуэль», N41 Э.Г. Репин. Всем известные по телевидению Рой Медведев, Хакамада, Немцов, Альбац, покойные А. Яковлев, Солженицын, Карякин без малейшего смущения называли разные цифры «сталинских репрессий», поскольку потолки у них у всех разные – от 30 миллионов, названных Яковлевым, до 120 карякинских миллионов. Как известно, в 1985 году была создана Комиссия по пересмотру дел осуждённых при Сталине, возглавил её упомянутый А. Яковлев, академик, член Политбюро.

Комиссия работала 15 лет. Немалый срок. И притом, если многие процессы, в том числе такие громкие, как процессы 1937 года по делу Пятакова, Радека, Сокольникова и 1938 года по делу Бухарина, Рыкова, Ягоды, проходили открыто для публики и прессы, нашей и зарубежной, то пересмотр дел проводился при закрытых дверях, в сущности, тайно. И каков же результат 15-летнего каторжного тайного труда? Даже при этих антидемократических условиях и при многочисленных фактах махинаторского гуманизма к ноябрю 2000 года Комиссия реабилитировала лишь 1,5 миллиона и на этом прекратила своё существование: больше реабилитировать было некого. Кем же были, если они были, остальные 28,5 – 118,5 миллионов? Ведь невозможно сказать ничего другого: это законно осужденные преступники. Но число их было, конечно, очень далеко от тех, что называли эти патологически-потолочные ораторы.

Репин направил Генеральному прокурору Устинову исковое заявление о привлечении А.Н. Яковлева к суду за нерассмотрение дел 28,5 из 30 миллионов «несправедливо осужденных», которых он сам же ранее назвал, и за мошенничество в ходе реабилитации. Получил ответ: «Оснований для возбуждения уголовного дела против А.Н. Яковлева нет». Теперь-то несомненно: почил в Бозе. Но ведь сколько ещё благополучно здравствуют!

Простительные грехи и непростительное враньё

Кто у нас главный специалист по «сталинским лагерям»? Разумеется, Солженицын – сталинский стипендиат, нобелевский лауреат, кавалер ордена Андрея Первозванного, к сожалению, покойный. И вот в своём полубессмертном «Архипелаге» он пишет, например, что Советская власть осужденными кормила хищных зверей в зоопарках. Никто не снимет ответственность за это с русского народа! Пишет ещё, что вот, мол, одна бригада заключенных в сто человек не выполнила дневную норму по лесоповалу и за это их сожгли на костре то ли по очереди, то ли всех сразу. Другую бригаду по той же причине оставили на ночь в лесу, и все замерзли. Никогда не будет снята ответственность и за это с русского народа! Тем более, что ведь то были не исключительные случаи, а заурядное дело – кормить зверей живыми зэками, сжигать их, морозить и т.п.

Но, между прочим, и с вас, товарищ Кантор, никто и никогда не снимет ответственности за то, что Федора фон Бока вы назвали Теодором.

Изображение М. Кантора неким первопроходцем, открывателем истин и новостей о войне очень похоже на то, что незабываемый критик Б. Сарнов писал об Илье Эренбурге. Вот началась война, все растерялись, в панике, советская идеология рухнула – и только один Илья Григорьевич бросился в бой против фашизма. Никого рядом не было ни видно, ни слышно – ни Шолохова, ни Алексея Толстого, ни Симонова, ни Ольги Берггольц... И ведь так характерно! Совершенно как поляки: мы их освободили, спасли, приумножили их земли, и они же готовы требовать с нас контрибуцию. И сарновых русский народ уберег от Освенцима, и один из них нас же требует к ответу.

Кантор справедливо пишет: «Есть простительные грехи, есть непростительные... Существует иерархия зла... очень много уровней зла». Конечно, так и есть. Но тогда почему же, считая все «сталинские репрессии» несправедливым злодеянием, он требует к ответу весь советский народ? Разве на одном «уровне зла» находятся рядовой гражданин страны и, допустим, названные Солженицыным в «Архипелаге» - тут и портреты - руководители карательных органов и лагерей – Г. Ягода, А. Сольц, М. Берман, Н. Френкель, С. Фирин, Л. Коган, Я. Раппопорт, Бродский и другие.

Таракан во щах и шоколадка за щекой

И справедливо ли ограничиться только советским народом? А дореволюционная пора – разве тогда все было замечательно и никаких злодеяний? Тут богатую пищу для размышлений даёт сопоставление тюремных судеб двух писателей – Достоевского и того же Солженицына.

Первый был арестован 23 апреля 1849 года, когда ему шёл 28 год, за участие в тайном революционном кружке Петрашевского. Второй – 9 февраля 1945 года, года ему шёл 27-й год за контрреволюционную антисоветскую пропаганду. Первый был уже известным писателем, он знал, что арестован по доносу своего знакомца Антонелли и, естественно, досадовал, что доверился предателю. Второй – безвестный офицер Действующей армии, ему не на кого было досадовать: он посадил себя сам, рассылая знакомым письма, в которых порочил Верховное командование и Советскую власть, а письма, как ему было известно по штампу на них, просматривались военной цензурой. Он признавал, что посадили его правильно.

И что дальше? Можно заметить, хотя это имеет только личный характер, что во время следствия и суда Достоевский держался мужественно, стойко, даже дерзко и никого не выдал. Солженицын юлил, хитрил, вилял и заложил всех кого мог, включая собственную жену. Далее Достоевский пережил на Семеновском плацу страшную инсценировку смертной казни и после этой психической экзекуции сразу угодил в одиночную камеру Алексеевского равелина Петропавловской крепости, где был закован в кандалы и носил их весь срок. Солженицын, разумеется, ничего подобного не испытал и не мог испытать. В Советское время немыслимы были ни такие экзекуции, ни кандалы, как и клетки, в коих с благословении Чайки ныне держат подсудимых во время суда.

Достоевскому исчисление срока наказания началось только со дня прибытия в Омский острог, а предшествующие одиннадцать месяцев в каменном мешке равелина, следствия, суда и зимнего кандального пути за Урал – коту под хвост. Солженицыну же срок наказания в «сталинском лагере» исчислялся по советскому закону даже не со дня вынесения приговора, а со дня ареста в Восточной Пруссии.

Весьма не пустячное дело, что Солженицын большую часть срока имел свидания с женой. Она в своей книге о нём вспоминает о семи свиданиях, но, судя по всему, их было раза в два больше.

У Достоевского не было жены, но хотя бы первый год его мог навещать любимый брат, однако и мысли об этом ему не могло придти в голову.

Первейший вопрос в неволе, конечно, питание. Достоевский писал: «Пища показалась мне довольно достаточною. Арестанты уверяли, что такой нет в арестантских ротах европейской России... Впрочем, они говорили только про хлеб. Щи же были очень неказисты, они слегка заправлялись крупой и были жидкие, тощие. Меня ужасало в них огромное количество тараканов. Арестанты же не обращали на это никакого внимания». В каком состоянии человек может не обращать внимание на тараканов во щах?

А Солженицын пишет: «Четыреста граммов белого хлеба, а черный лежит на столах, сахар, сливочное масло». Его лагерный друг Лев Копелев дополняет: за завтраком можно было получить добавку, например, пшённой каши; обед состоял из трех блюд: мясной суп, густая каша и компот или кисель; на ужин какая-нибудь запеканка. И ни одного таракана!

Кроме того, весь срок Солженицын получал от жены и других родственников посылки с продуктами, книгами, бельём. Он писал: «Мы в наших каторжных Особлагах могли получать неограниченное число посылок» (их вес – 8 кг был общепочтовым ограничением). Вот строки из его писем жене: «Сухофруктов больше не надо, а махорку лучше бы N1»...«Всякие изделия, которые вы присылаете, - объедение»... «Посасываю потихоньку третий том «Войны и мира» и вместе с ним твою шоколадку»... и т.д. Достоевский, разумеется, за весь срок ни одной посылки не получил.

И до революции, и в Советское время заключенные, как во всём мире, работали. Достоевский писал: «Урок задавался такой... Надо было накопать и вывезти глину, наносить воду, вытоптать глину в яме и сделать сотни две с половиною кирпичей... Возвращались вечеров в казарму усталые, измученные. А уснуть не давали мириады блох». И так каждый день по 10 (зимой), 11 (летом) часов (М. Моруков. Цит. Соч. М., 2006, с.13). И надо добавить, что в целый год у Достоевского было лишь три свободных от работы дня: Рождество, Пасха и день тезоименитства царя. А у Солженицына весь срок – 8-часовой рабочий день и 1 января, 1-2 мая, 7-8 ноября и каждое воскресенье – выходные. Таких нерабочих дней набиралось в году более шестидесяти, когда он читал или писал, играл в волейбол или просто валялся на травке. Вот и сопоставьте: 60 и 3. А уж работал-то он то нарядчиком, то бухгалтером, то библиотекарем... А то и вовсе ничего не делал, а писал или слушал концерты по радио. Достоевский жаловался: «В каторге я читал очень мало, решительно не было книг». Одна только Библия. А там, где сидел Солженицын, были библиотеки, мало того, сидевшие на Лубянке могли заказывать книги даже в Ленинке. И вот такой-то страдалец глумился над Достоевским и его товарищами по каторге: «Они носили белые панталоны и куртку – куда уж дальше!» Да ведь в те годы солдаты и в сражение шли в белых панталонах.

Я знал среди литературных знакомых кое-кого из прошедших «сталинские лагеря»: Л.Э. Разгона, О.В. Волкова, Д.С. Лихачева, ну вот и Солженицына. И ведь все чуть не до ста лет прожили! А если вспомнить, допустим, ещё и народного артиста СССР Георгия Жженова, каторжного сидельца, которому в 2000-м году в Челябинске при жизни поставили памятник, через пять лет после чего он умер в возрасте 90 лет! А о. Иоанн Крестьянкин, который отсидел восемь лет и почил в бозе на 96 году жизни в феврале 2006-го. И никто не съел ни одного таракана и не кусали их блохи, которые донимали Достоевского!

Мерси и пардон

Крайне удивляет концовка статьи И. Шамира: «После стольких лет нападок на коммунизм, на Советскую власть и на русский народ наконец-то(!!!) нападающим дана достойная отповедь». Наконец-то мы спасены! Спасибо товарищу Кантору! Опять попытка одноглазый хромой арьергард выдать за дивизию на острие атаки...

Дорогой товарищ Шамир, что с вами? Вы же подолгу живёте в России, широко печатаетесь в наших газетах, однажды вы зашли ко мне, мы дружески побеседовали. Вы подарили мне свою книгу, я подарил вам свою... Очень многие литераторы, философы, историки сразу после контрреволюции, когда Кантор ещё и не раскуривал трубку, даже раньше, вот уже лет 25 дают отповедь клеветникам, лгущим о коммунизме, о Советской власти и русском народе. Я лично написал, поди, штук тридцать книг, которые все можно озаглавить по первым из них - «Клеветники России» и «Победители и лжецы», вышедшим ещё в самом начале 90-х годов.

И наконец: «Этот роман можно подарить ветерану войны – как жаль, что многие из них ушли из жизни, так и не прочитав блестящей и полной реабилитации их ратного подвига книги». Это очень похоже на то, как Солженицын жалел Анну Ахматову: «Так и умерла, не прочитав моего «ГУЛага»!.. Но есть, товарищ Шамир, другие, более веские, чем книга Кантора, причины сожалеть об ушедших фронтовиках. А в реабилитации мы не нуждаемся. И подарочек такой нам совсем без надобности.

Записка

Оригинал взят у olegchagin в Записка

В конце 1990-х самые высокопоставленные лица в ФРС тайно сговорились с небольшой кучкой банкиров, чтобы разорвать финансовое регулирование по всей планете.

Collapse )

Представителем ФРС, разыгрывавшим секретный Эндшпиль (end-game — конец игры) банкиров, был Ларри Саммерс. Сегодня Саммерс является главнымкандидатом Обамы на кресло председателя Федрезерва — мирового центробанка. Если секретная записка подлинная, то Саммерс должен быть не в ФРС, а отбывать срок где-нибудь в подземелье, зарезервированном для душевнобольных преступников мира финансов.

Записка является подлинной.

Мне пришлось слетать в Женеву, чтобы получить подтверждение, и ухитриться встретиться с секретарём Всемирной торговой организации Паскалем Лами. Генералиссимус глобализации Лами сказал мне:

«ВТО не была создана как некая тёмная клика транснациональных корпораций, тайно готовящей заговоры против людей … У нас не бывает заседаний с попыхивающими сигары богачами-банкирами».

Тогда я показал ему записку.

Она начиналась с того, что служка Ларри Саммерса, Тимоти Гейтнер, напоминает своим боссам, что нужно позвонить банковским шишкам, чтобы те приказали своим армиям лоббистов выступать:

«Поскольку мы приближаемся к Эндшпилю переговоров по финансовым службам ВТО, думаю, для вас было бы хорошей идеей пообщаться с ведущими руководителями в бизнесе (CEO)…».

Чтобы Саммерсу не пришлось звонить в свой офис для получения телефонных номеров (что по законам США всплыло бы в публичных логах), Гейтнер перечислил личные номера на тот момент пяти самых влиятельных руководителей на планете.

Вот они:

Goldman Sachs: Джон Корзайн (212) 902-8281

Merrill Lynch: Дэвид Камански (212) 449-6868

Bank of America: Девид Култер (415) 622-2255

Citibank: Джон Рид (212) 559-2732

Chase Manhattan: Уолтер Шипли (212) 270-1380

Лами был прав: Они не курят сигары. Продолжаем дальше, и набираем их. Я набрал, и услышал бодрое приветствие от Рида — бодрое, до тех пор, пока я не сказал, что это не Саммерс (другие номера стремительно оказывались недоступны. А до Корзайна дозвониться было нельзя, потому что против него возбуждено уголовное дело).

Тревогу вызывают не тайные переговоры Саммерса с банкирами. Ужас в цели этого «конца игры» самого по себе.

Позвольте мне объяснить:

Шел 1997 год. Министр финансов США Роберт Рубин отчаянно продвигал дерегулирование банков. Это требовало, во-первых, отмены закона Гласса-Стигалла, чтобы устранить барьер между коммерческими и инвестиционными банками. Это было как нечто вроде замены банковских хранилищ колесом рулетки.

Во-вторых, банки хотели получить право играть в новую рискованную игру: «торговля деривативами«. Вскоре только один JP Morgan оказался обременён «активами» этих псевдоценных бумаг на своём балансе на $88 триллионов.

Заместитель министра финансов Саммерс (который скоро заменил Рубина в качестве секретаря) организационно заблокировал какие-либо попытки контролировать деривативы.

Но что толку от превращения американских банков в деривативные казино, если бы капиталы бежали в страны с более безопасными банковскими законами?

Ответ пятёрки больших банков был таков: уничтожить контроль над банками в каждой стране на планете — одним-единственным шагом. Это было настолько же блестяще, насколько безумно опасно.

Как могли они осуществить этот безумный грабёж? Идеей банкиров и Саммерса было использовать Соглашение о финансовых услугах (или FSA) — заумное дополнение к международным торговым соглашениям, охраняемым Всемирной торговой организацией.

Пока банкиры не начали свою игру, соглашения ВТО регулировали только торговлю товарами — моя машина за твои бананы. Новые правила, разработанные Саммерсом и банками, принудили бы все страны принять торговлю токсичными активами — например, деривативами.

Пока банкиры не переконфигурировали FSA, каждая страна в своих пределах контролировала и регулировала банки. Новые правила игры принуждали каждую страну открыть свои рынки для Citibank, JP Morgan и их деривативных «продуктов».

И всем 156 странам надо было уничтожить их собственные, подобные поправке Гласса-Стигала разделения между коммерческими и инвестиционными банками, которые играли на деривативах.

Работа по превращению FSA в банкирский таран была поручена Гейтнеру, который был назначен послом во Всемирную торговую организацию.

С чего бы какой-либо стране соглашаться на абордаж и захват своей банковской системы такими пиратами как JP Morgan?

Ответ, в случае с Эквадором, был — бананы. Эквадор является подлинно банановой республикой. Жёлтый фрукт был жизненно важным источником валюты для страны. Если бы она отказалась подписать новый FSA, то могла бы скормить свои бананы обезьянам, и вернуться к банкротству. Эквадор подписал.

И так далее — каждую страну до единой заставляли подписывать.

Все страны кроме одной, надо сказать. Новый президент Бразилии Инасиу Лула да Силва отказался. Согласно другому документу, оказавшемуся у меня в руках, в отместку Бразилии начал угрожать эмбарго их продукции торговый комиссар Европейского Союза Питер Мендельсон. Но отказ Лулы окупился для Бразилии, когда, будучи единственной среди западной стран, та выжила и процветала во время банковского кризиса 2007-2009 годов.

Новый FSA открыл ящик Пандоры мировой торговли деривативами. Среди печально известных узаконенных операций: Goldman Sachs разработал секретный евро-деривативный своп с Грецией, который в итоге уничтожил страну. Эквадор — его банковский сектор был дерегулирован, и обрушился, взорвавшись массовыми беспорядками. Аргентине пришлось продать свои нефтяные компании (испанцам) и системы водоснабжения (Enron’у) пока её учителя копались на помойках в поисках еды. Затем банкиры с головой окунулись в деривативный бассейн еврозоны, не умея плавать — и теперь континент понемногу продаётся в Германию.

Была ли причиной всему этому горю и невзгодам единственная записка? Конечно нет: зловещей является Игра сама по себе, когда её ведёт банковская клика. Записка лишь показывает план игры для конечного шаха и мата.

Пока миллиарды всё еще переживают последствия устроенной банкирами всемирной катастрофы, Рубин и Саммерс живут весьма неплохо. Дерегулирование Рубиным банков позволило создать финансового монстра под названием “Citigroup”. Через несколько недель после ухода с должности Рубин был назначен директором, а затем председателем Citigroup — которая, обанкротившись, тем не менее умудрилась выплатить Рубину в общей сложности $126 миллионов.

Затем Рубин занял другой пост: в качестве ключевого благодетеля кампании молодого сенатора штата Барака Обамы. Через несколько дней после своего избрания на пост президента, Обама, по настоянию Рубина, дал Саммерсу пост «Экономического царя», и сделал Гейтнера «царицей» (т.е. министром финансов).

То, что Обама, по настоянию Рубина, теперь выберет Саммерса управлять Советом ФРС, означает, что мы ещё далеки от завершения игры.

Collapse )

Мои твиты

Гомосексуалисты пишут Сталину

Оригинал взят у poltora_bobra в Гомосексуалисты пишут Сталину
В мае 1934 г. сотрудник газеты "Moscow Daily News" (впоследствии известной, как "Московские новости") Гарри Уайт, написал письмо товарищу Сталину о своих гомосексуальных проблемах.

(публикую в сокращении)


Резолюция на первом листе: В архив. Идиот и дегенерат. И. Сталин

По теме:Их знали не только в лицо

Влесова книга – троянский конь норманизма

Влесова книга – троянский конь норманизма

Опубликовано 26.08.2013

Влесова книга… это название хорошо знакомо всем, кто так или иначе обращается к древнерусской истории. У специалистов-историков оно вызывает однозначную реакцию: подделка. Да и написано об этом немало, каждый желающий может проверить. Однако среди читателей исторической литературы и любителей древности остаётся немало тех, кто склонен видеть во Влесовой книге уникальный источник, который будто бы намеренно не вводят в научный оборот учёные. С одной стороны, это вопрос общего кризиса гуманитарного знания в современной России, с другой – даже увлечённые люди должны хорошо понимать, с чем они имеют дело, беря в руки то или иное издание Влесовой книги.



Отечественные историки уверены, что в случае с Влесовой книгой мы сталкиваемся с фальшивкой, причём выполненной довольно кустарно. Их критика, часто убедительная, обращена, конечно, не только на Влесову книгу, но и на само явление – без должной оценки принимать разного рода «сенсации». Ведь когда-то и Влесова книга была представлена одной из таких сенсаций. Как же, «потерянная» история славян с самых древнейших времён, да на загадочных дощечках, которые таинственно исчезли, написанная особенным письмом, и как будто с ответами на самые тяжёлые исторические вопросы. А тайна, как известно, всегда привлекает неискушенного читателя. Особенно такого, у которого со школьной скамьи сложилось недоверие к «официальной» истории из учебников, ведь иные учителя способны хорошо потрудиться, чтобы накрепко отбить интерес к своему предмету.


В итоге научная критика отнюдь не уменьшает количество сторонников Влесовой книги «из народа». Тому есть немало причин. И авторитет научного мнения в обществе несравненно упал. И доносится это мнение не так ярко, как представлены сюжеты Влесовой книги, способные отлично вписаться в ряд фэнтезийных бестселлеров. Да и люди часто хотят просто верить… Хотя на практике оказывается, что от Влесовой книги нет ничего исходного. Вместо десятков дощечек, лишь одна – и та в сфотографированной прорисовке на бумаге (то есть и её нет). Концы в воду. «Переводчики» и «исследователи» Влесовой книги соревнуются в том, чтобы по-разному разбивать и трактовать слова переписанного «оригинала». С научными данными различных дисциплин возникает сплошное противоречие, которое невозможно преодолеть.

Влесова книга – это, безусловно, произведение своего времени. Только время – первая половина XX века. Письменный текст этого произведения, претендующего на тысячелетнюю древность, был впервые опубликован в 1950-е годы русскими эмигрантами Ю.П. Миролюбовым и А.А. Куром (Куренковым) в Сан-Франциско. Собственно, эта история хорошо известна, как и последовавшие за ней споры.






Ю.П. Миролюбов и А.А. Кур (Куренков)


Но вот что странно. Влесову книгу никогда не рассматривали в контексте «норманнской» проблемы. Сколько разных идей и мыслей было высказано по её поводу, а тут – почти полное молчание. Отнести ли Влесову книгу к норманизму или к антинорманизму? Чья это мистификация?

Обычно про «норманнскую теорию» всегда вспоминают, когда речь заходит о древнерусской истории. Казалось бы, Влесова книга относится к той же тематике. Но с норманизмом её не связывали. Скорее, наоборот, потому что её популяризаторы были наивными критиками «норманнской теории». Между тем, в наши дни норманизм, как околонаучное явление, стал довольно многообразным, зачастую даже отрекаясь от своих корней и основных идеологов. Однако от главного постулата, состоящего в том, что варяги – это древние скандинавы, викинги, норманизм не может отказаться. Иначе он просто лишится своей сути, стержня и окончательно отойдёт в область политических мифов прошлого.



Александр Асов (он же А.И. Барашков, он же Бус Кресень)


Чтобы увидеть, как пересекаются сюжеты Влесовой книги с основными тезисами «норманнской теории», нужно обратиться к «первоисточнику». В качестве последнего будем использовать цитаты из Влесовой книги по «классическому» «переводу» небезызвестного Александра Асова (Источник: Лесной С. Откуда ты Русь? – Ростов-на-Дону, 1995. – С. 283-340). Начнём…



Как умрешь, ко Сварожьим лугам отойдешь, и слово Перуницы там обретешь: «То не кто иной – русский воин, вовсе он не варяг, не грек, он славянского славного рода, он пришел сюда, воспевая Матерь вашу, Сва Матерь нашу, – на твои луга, о великий Сварог!



В этом художественно-поэтическом описании наглядно показано, что варяги Влесовой книги не являются ни русами, ни славянами. Подробнее пока не уточняется, но дальнейший сюжет ещё больше обособляет варягов:



Мы имеем истинную веру, которая не требует человеческих жертв. Это же делается у варягов, приносящих такие жертвы и именующих Перуна – Перкуном. И мы ему приносили жертвы, но мы смели давать лишь полевые жертвы, и от трудов наших просо, молоко, жир… Боги русские не берут ни жертв людских, ни животных, только плоды, овощи, цветы и зерна, молоко, питную сурью, на травах забродившую, и мед, и никогда живую птицу, рыб. И это варяги и эллины дают богам жертву иную и страшную – человеческую. Мы же не желали делать это, так как мы сами – Дажьбоговы внуки и не стремились красться по стонам чужеземцев.



Получается довольно занятно. Итак, варяги – это не русы (что прямо противоречит летописным данным) и даже не славяне. Из Повести временных лет: «И пошли за море к варягам, к руси… И от тех варягов прозвалась Русская земля».

А раз уж жили без человеческих жертвоприношений, то совсем непонятно, кто же всё-таки убил двух варягов-христиан в Киеве в 978 году: «И сказали старцы и бояре: «Бросим жребий на отрока и девицу, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам». Был тогда варяг один, а двор его стоял там, где сейчас церковь святой Богородицы, которую построил Владимир. Пришел тот варяг из Греческой земли и исповедовал христианскую веру. И был у него сын, прекрасный лицом и душою, на него-то и пал жребий, по зависти дьявола. Ибо не терпел его дьявол, имеющий власть над всеми, а этот был ему как терние в сердце, и пытался сгубить его окаянный и натравил людей. И посланные к нему, придя, сказали: «На сына-де твоего пал жребий, избрали его себе боги, так принесем же жертву богам». И сказал варяг: «Не боги это, а дерево: нынче есть, а завтра сгниет; не едят они, не пьют, не говорят, но сделаны руками из дерева. Бог же один, ему служат греки и поклоняются; сотворил он небо, и землю, и звезды, и луну, и солнце, и человека и предназначил его жить на земле. А эти боги что сделали? Сами они сделаны. Не дам сына своего бесам». Посланные ушли и поведали обо всем людям. Те же, взяв оружие, пошли на него и разнесли его двор. Варяг же стоял на сенях с сыном своим. Сказали ему: «Дай сына своего, да принесем его богам». Он же ответил: «Если боги они, то пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына. А вы-то зачем совершаете им требы?». И кликнули, и подсекли под ними сени, и так их убили. И не ведает никто, где их положили» (Повесть временных лет).

Впрочем, про жертвоприношения у русов писал даже византийский император Константин Багрянородный в своём сочинении «Об управлении империей»: [В устье Днепра росы] «совершают свои жертвоприношения, так как там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг [дуба], а другие — кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай». Конечно, можно счесть, что это всего-навсего кровавые жертвы варяжскому, неславянскому Перуну.

Тогда и князь Святослав не мог быть ни русом, ни славянином. Вспомним, как византийский хронист Лев Диакон описывал языческий ритуал воинов Святослава после понесенного в бою поражения: «…И вот, когда наступила ночь и засиял полный круг луны, скифы (так хронист называл русов – В.М.) вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разложили много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных, мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву, они задушили несколько грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра».

В общем, вопреки известным документам, но согласно Влесовой книге, варяги – это люди совершенно иного, чуждого культурного круга по отношению к русам и славянам. Приносят человеческие жертвы, не имеют «истинной веры». Что же это за культурный круг? Читаем дальше.



И вот другой враг Германарех пришел на нас с севера. Он внучатый внук Отореха. Новые враги с рогами на лбах на нас напали. А варяги говорят нам, чтобы мы шли на них. Но мы не станем воевать на оба поля, ведь (и варяги, и готы) – враги, и мы не можем разделить между ними – кто из них первый.



Из этого фрагмента о варягах Влесовой книги можно получить больше информации. По всей видимости, здесь имеется в виду «держава Германариха» в Северном Причерноморье и на территории нынешней южной Украины и Нижнего Дона. Это один фронт («поле»), против которого воюют влесовокнижные славяне. Другой фронт – варяжский, по логике, он должен оказаться «северным». Да и упоминание готов и варягов в одной связке весьма показательно. Не иначе как и те, и другие – «германцы», «скандинавы». Вот тут-то на арену выходит князь Рюрик…



И вот пришли варяги к Днепру, и забрали землю нашу, и увели людей. И земля теперь под ними… Не угоняйте людей! А если не согласитесь на это, испробуете наши мечи. Отвадьте Рюрика от земель наших, гоните его с глаз долой туда, откуда пришел. И вот границы наши врагами сокрушены, и землю нашу попирает враг. И это обязанность наша (защищать землю), и мы не желаем иной рати.



Довольно эмоциональный фрагмент, в котором Рюрик выступает врагом влесовокнижного славянства. Такой вот неожиданный поворот. Как отнестись к этому фрагменту? Кажется, это какая-то гремучая смесь из романтического антинорманизма в стиле «спасите славянских людей» и классического норманизма – варяг Рюрик огнём и мечом покоряет несчастных славян. Второй, фактически норманистский сюжет в полной мере разворачивается в последующем повествовании.



До этого времени пришли в Киев варяги с торговцами и побили хазар. Хазары же обратились к Скотеню, чтобы он оказал им помощь. Но Скотень это отверг и сказал, что вы сами себе поможете, а также то, что им в Русколани нечего делать около нас… Тогда вражья сила пришла на земли Воронежца. В древности Воронежец этот много веков строился и был огражден от окрестных нападений. (И тогда) варяжцы приходили к Воронежцу брать его, и так стала Русь отгороженной от запада Солнца. И некоторые пошли к Сурье на юг отвоевывать Сурож-град… у моря, где греки имели укрепленный град Сурожь.



Отбрасываем «скотеней», «русколань», «сурью» – и что получаем в сухом остатке? Занимательную историю взаимоотношений варягов с хазарами. До боли знакомая, надо сказать, история. И тут облик современного норманизма проявляется уже во всей своей красе. Конечно, варяги не называются скандинавами, да и не мог себе такого позволить автор текста Влесовой книги. Но контекст очень узнаваем. Однако прежде чем раскрыть его – приведём ещё один показательный фрагмент из «перевода» Асова.



И вот прошли две тьмы, а за этими двумя тьмами пришли варяги и отобрали землю у хазар, на которых мы работали и кому платили дань.



Оказывается, варяги (уже так и напрашивается назвать их «викингами») делили с хазарами «сферы влияния». Несчастные «славяно-русы» лишь работали и платили дань, то одним, то другим, будучи, по всей видимости, неспособными ни к чему иному. Узнаёте торчащие уши? Классический, кристальный норманизм образца первой половины XX века. Тот самый норманизм, который в своё время оказал влияние на многих – ни Миролюбов, ни Кур, ни другие ревнители Влесовой книги, кажется, не избежали этого влияния. Через кого-то из них оно отразилось и в сочинённом тексте, стилизованном под «древнеславянский язык» и получившем красочное название Влесовой книги. В других вариантах – Велесова книга, Влескнига или попросту «Дощьки Изенбека» по фамилии белогвардейского полковника, который их будто бы нашёл.

Предполагаемый раздел «сфер влияния» между викингами, которыми подменяют варягов, и хазарами – это ключевой мотив древнерусской истории по версии норманистов. Правда, мотив, уже отживший и изрядно потрёпанный, хотя ещё встречающийся в литературе. Возьмём, к примеру, статью В.Я. Петрухина «Славяне, варяги и хазары на юге Руси» (Сб. Древнейшиие государства Восточной Европы. Материалы и исследования. 1992-1993 г. М., 1995. – С. 117-125). Вот цитата, удивительным образом сочетающаяся с Влесовой книгой.



А.П. Новосельцев предположил, что призвание варягов-руси словенами, кривичами и другими племенами Севера было вызвано хазарской угрозой. Трудно сказать, насколько реальными были претензии Хазарского каганата на Север Восточной Европы… Более очевидными были претензии руси, чьи правители уже в IX в. именовались титулом «каган». Призвание князей с дружиной – русью, по летописи, завершилось упрочением варяжской династии на Севере и, стало быть, распределением сфер влияния в Восточной Европе.



В Википедии, которая в отношении истории является источником весьма незатейливым, находим отражение той же идеи, с уточнением до конкретных годов: «858-860. Варяги и хазары делят сферы влияния. Варяги берут дань с чуди, славян, мери и кривичей, а хазары – с полян, северян, вятичей». То же самое писал, кстати, «евразиец» Л.Н. Гумилёв, не сильно заботившийся о подтверждении своих гипотез. Но «подтвердить» может, собственно, Влесова книга.

Автор Влесовой книги был человеком, бесспорно, увлечённым. Это был романтик, славянофил, искатель, неудовлетворённый многими белыми пятнами ранней русской истории. Возможно, кто-то из эмигрантов, скучающих по родине. Иными словами – тот, кому не хватало «драйва» на фоне скудных и нередко противоречивых свидетельств источников, сложных научных постановок, требующих широкого кругозора. Совершенно точно, что это не был профессиональный историк. Но, вероятно, человек начитанный, знавший многие современные ему исторические труды. Как следствие, автор Влесовой книги отразил в произведении и некоторые стереотипы. Они казались ему очевидными, поэтому с лёгкостью были внесены в текст, претендующий на роль «древнейшей летописи». Так во Влесову книгу попала знаменитая норманистская гипотеза о разделе «сфер влияния» между викингами (норманнами) и хазарами, постулат о том, что Рюрик – безродный завоеватель и т.д. А вот прямо назвать влесовокнижных варягов «скандинавами» автор не решился – видимо, знал, что название «Скандинавия» пришло из средневековой латыни и никак не могло употребляться в «архаичном» славянском источнике. Как видно, на чужбине романтизм может зайти довольно далеко. И это, конечно, трагедия.

Мог ли автором Влесовой книги быть Александр Александрович Кур (Куренков), впервые опубликовавший её в журнале «Жар-птица»? Участник гражданской войны, георгиевский кавалер, белоэмигрант, он увлекался языкознанием, религией, искал первоисточники по истории русского народа. Мог ли им быть Юрий Петрович Миролюбов? Тоже писатель-эмигрант, служил в армии Деникина, редактировал журнал «Жар-птица», был автором художественных рассказов, стилизованных под народные языческие предания «от прабки Варвары». Мог ли быть кто-то другой? Возможно… Но этот автор точно жил не тысячу лет назад, а, скорее всего, в прошлом веке. Что ж, прошло не так много времени.

Нынешние норманисты с удовольствием укажут на мечтателей, увлеченных славянскими образами. Попытаются укрепиться за их счёт на собственном постаменте. А главное, именно они используют Влесову книгу для дискредитации любой концепции, посягающей на основы самого норманизма. Очень удобно предлагать мнимый выбор – либо «скандинавское происхождение» варягов, либо историческая фальшивка и малоприятный титул «фрика». Увы, многие простаки пока подыгрывают и проигрывают в этой игре в одни ворота.

Влесова книга – это настоящий троянский конь норманизма, поскольку норманистские идеи ввинчены в неё с самого начала, скрыты под псевдославянскими художественными образами. Вольно или невольно – сегодня это уже не так принципиально.

Завершая этот очерк, подумалось, а вдруг кто-то скажет вроде «Асов перевёл не так», «нужно правильно перевести Влесову книгу и всё станет на свои места»… Бросьте. Давайте лучше поговорим о чём-то не таком грустном…

Всеволод Меркулов,
кандидат исторических наук

http://pereformat.ru/2013/08/vlesova-kniga/#more-3966

В Ростовской области люди вышли на стихийный митинг против фашизма. Митинг в Вешенской

Оригинал взят у milewski_igor в В Ростовской области люди вышли на стихийный митинг против фашизма. Митинг в Вешенской
Originally posted by gadsjl_7 at В Ростовской области люди вышли на стихийный митинг против этнобандитов.Митинг в Вешенской
Оригинал взят у kiberbob2000 в В Ростовской области люди вышли на стихийный митинг против этнобандитов.Митинг в Вешенской
14 августа более 300 жителей станицы Вешенской Шолоховского района Ростовской области вышли к зданию районной администрации с требованием выселения чеченцев и изменения миграционной политики. Поводом для стихийного митинга стал межэтнический конфликт между чеченцами и местной русской молодёжью.

За день до митинга 11 приезжих кавказцев устроили погром в местном кафе. Заблокировав дверь заведения, чеченцы устроили расправу над посетителями, орудуя ножами, стульями и пустыми бутылками. Полиция же по вызову просто не явилась.
http://youtu.be/WWKAowQgykw

И вот русские люди вышли на народный сход, требуя, чтобы чиновники ответили за творимый на ростовской земле этнический беспредел. Однако, как это водится, ни глава района, ни представитель МВД не смогли сообщить о предпринимаемых ими мерах по противодействию этнотеррору что-либо вразумительное.

Collapse )

Хрущевцы

Оригинал взят у colonelcassad в Хрущевцы


Закончил читать книгу Энвера Ходжа "Хрущевцы", который долгие годы правил коммунистической Албанией, был последовательным сторонником продолжения линии Сталина в коммунистическом строительстве и на этой почве разругался с впадающим оппортунизм советским руководством, вместе с Китаем, выступив против хрущевских "реформ" и компании по десталинизации. Когда же и Китай после смерти Мао впал в оппортунизм, порвал и с ним. Вообще, Ходжа и Албания под его руководством, это наглядный пример того, как одно отдельно взятое государство пыталось следовать в рамках мобилизационной сталинской модели даже после отказа от нее в СССР.
По итогам своей борьбы с оппортунизмом в социалистическом блоке, Ходжа накатал книгу, где прямо обвинил Хрущева в подрыве дела социализма, что в контексте будущего развала СССР, ныне звучит как указание конкретных виновных, вопреки расхожему мифу, что "как то все само развалилось". Разумеется, в 60-70-е годы, после компании десталинизации, Ходжа со своими взглядами на Сталина, вписаться в мэйнстрим мирового социализма не мог, хотя на мой взгляд - именно в продолжении линии Сталина в деле распространения социализма в мире и укрепления его в странах советского блока и лежал путь к окончательной победе над капитализмом. В этом отношении, можно лишь пожалеть, что таких лидеров как Ходжа оказалось не так много как хотелось бы, а самому албанскому вождю, досталась маленькая и по сути - ничего не решающая страна. Тем интереснее прочесть выводы этого примечательного человека.
В Советском Союзе по понятным причинам книга не издавалась.Collapse )

Вся суть спектакля с выборами мэра Москвы и Навальным в одном сюжете "Кавказкой пленницы"

Оригинал взят у aloban75 в Вся суть спектакля с выборами мэра Москвы и Навальным в одном сюжете "Кавказкой пленницы"
Вся суть спектакля с выборами мэра Москвы и Навальным в одном сюжете "Кавказкой пленницы". Одна из версий.



http://vk.com/video147946581_165906308