November 23rd, 2013

Очередные задачи Советской власти. Часть-3.

Рассуждения из рук вон плохие. Если мы не анархисты, мы должны принять необходимость государства, то есть принуждения для перехода от капитализма к социализму. Форма принуждения определяется степенью развития данного революционного класса, затем такими особыми обстоятельствами, как, например, наследие долгой и реакционной войны, затем формами сопротивления буржуазии и мелкой буржуазии. Поэтому решительно никакого принципиального противоречия между советским (т. е. социалистическим) демократизмом и применением диктаторской власти отдельных лиц нет. Отличие пролетарской диктатуры от буржуазной состоит в том, что первая направляет свои удары против эксплуататорского меньшинства в интересах эксплуатируемого большинства, а затем в том, что первую осуществляют — и через отдельных лиц — не только массы трудящихся и эксплуатируемых, но и организации, построенные так, чтобы именно такие массы будить, поднимать к историческому творчеству (советские организации принадлежат к этого рода организациям).
По второму вопросу, о значении именно единоличной диктаторской власти с точки зрения специфических задач данного момента, надо сказать, что всякая крупная машинная индустрия — т. е. именно материальный, производственный источник и фундамент социализма — требует безусловного и строжайшего единства воли, направляющей совместную работу сотен, тысяч и десятков тысяч людей. И технически, и экономически, и исторически необходимость эта очевидна, всеми думавшими о социализме всегда признавалась как его условие. Но как может быть обеспечено строжайшее единство воли? — Подчинением воли тысяч воле одного.
Это подчинение может, при идеальной сознательности и дисциплинированности участников общей работы, напоминать больше мягкое руководство дирижера. Оно может принимать резкие формы диктаторства, — если нет идеальной дисциплинированности и сознательности. Но, так или иначе, беспрекословное подчинение единой воле для успеха процессов работы, организованной по типу крупной машинной индустрии, безусловно необходимо. Для железных дорог оно необходимо вдвойне и втройне. И вот этот переход от одной политической задачи к другой, по внешности на нее совсем не похожей, составляет всю оригинальность переживаемого момента. Революция только что разбила самые старые, самые прочные, самые тяжелые оковы, которым из-под палки подчинялись массы. Это было вчера. А сегодня та же революция и именно в интересах ее развития и укрепления, именно в интересах социализма, требует беспрекословного повиновения масс единой воле руководителей трудового процесса. Понятно, что такой переход немыслим сразу. Понятно, что он осуществим лишь ценою величайших толчков, потрясений, возвратов к старому, громаднейшего напряжения энергии пролетарского авангарда, ведущего народ к новому. Над этим не размышляют те, кто впадает в обывательскую истерику “Новой Жизни” или “Впереда”10, “Дела Народа” или “Нашего Века”11.
Возьмите психологию среднего, рядового представителя трудящейся и эксплуатируемой массы, сопоставьте эту психологию с объективными, материальными условиями его общественной жизни. До Октябрьской революции он не видел еще на деле, чтобы имущие, эксплуататорские классы действительно чем-нибудь для них действительно серьезным пожертвовали, поступились в его пользу. Он не видел еще, чтобы ему дали много раз обещанную землю и волю, дали мир, поступились интересами “великодержавности” и великодержавных тайных договоров, поступились капиталом и прибылями. Он увидал это только после 25 октября 1917 года, когда он сам взял это силой и силой же должен был отстаивать взятое от Керенских, Гоцов, Гегечкори, Дутовых, Корниловых. Понятно, что известное время все его внимание, все помыслы, все силы души устремлены только на то, чтобы вздохнуть, выпрямиться, развернуться, взять ближайшие блага жизни, которые можно взять и которых не давали ему свергнутые эксплуататоры. Понятно, что известное время необходимо на то, чтобы рядовой представитель массы не только увидал сам, не только убедился, но и почувствовал, что так просто “взять”, хапнуть, урвать нельзя, что это ведет к усилению разрухи, к гибели, к возврату Корниловых. Соответственный перелом в условиях жизни (а следовательно, и в психологии) рядовой трудящейся массы только-только начинается. И вся наша задача, задача партии коммунистов (большевиков), являющейся сознательным выразителем стремления эксплуатируемых к освобождению, — осознать этот перелом, понять его необходимость, встать во главе истомленной и устало ищущей выхода массы, повести ее по верному пути, по пути трудовой дисциплины, по пути согласования задач митингования об условиях работы и задач беспрекословного повиновения воле советского руководителя, диктатора, во время работы.
Над “митингованием” смеются, а еще чаще по поводу него злобно шипят буржуа, меньшевики, новожизненцы, видящие только хаос, бестолочь, взрывы мелкособственнического эгоизма. Но без митингования масса угнетенных никогда не смогла бы перейти от дисциплины, вынужденной эксплуататорами, к дисциплине сознательной и добровольной. Митингование, это и есть настоящий демократизм трудящихся, их выпрямление, их пробуждение к новой жизни, их первые шаги на том поприще, которое они сами очистили от гадов (эксплуататоров, империалистов, помещиков, капиталистов) и которое они сами хотят научиться налаживать по-своему, для себя, на началах своей, Советской, а не чужой, не барской, не буржуазной власти. Нужна была именно октябрьская победа трудящихся над эксплуататорами, нужна была целая историческая полоса первоначального обсуждения самими трудящимися новых условий жизни и новых задач, чтобы стал возможным прочный переход к высшим формам трудовой дисциплины, к сознательному усвоению идеи необходимости диктатуры пролетариата, к беспрекословному повиновению единоличным распоряжениям представителей Советской власти во время работы.
Этот переход начался теперь.
Мы успешно решили первую задачу революции, мы видели, как трудящиеся массы выработали в себе основное условие ее успеха: объединение усилий против эксплуататоров для их свержения. Такие этапы, как октябрь 1905 г., февраль и октябрь 1917 г., имеют всемирно-историческое значение.
Мы успешно решили вторую задачу революции: пробудить и поднять те именно общественные “низы”, которые эксплуататоры столкнули вниз и которые лишь после 25 октября 1917 г. получили всю свободу свергать их и начать осматриваться и устраиваться по-своему. Митингование именно наиболее угнетенной и забитой, наименее подготовленной массы трудящихся, переход ее на сторону большевиков, проведение ею везде и повсюду своей советской организации — вот второй великий этап революции.
Начинается третий. Надо закрепить то, что мы сами отвоевали, что мы сами декретировали, узаконили, обсудили, наметили, — закрепить в прочные формы повседневной трудовой дисциплины. Это — самая трудная, но и самая благодарная задача, ибо только решение ее даст нам социалистические порядки. Надо научиться соединять вместе бурный, бьющий весенним половодьем, выходящий из всех берегов, митинговый демократизм трудящихся масс с железной дисциплиной во время труда, с беспрекословным повиновением — воле одного лица, советского руководителя, во время труда.
Мы этому еще не научились.
Мы этому научимся.
Реставрация буржуазной эксплуатации грозила нам вчера в лице Корниловых, Гоцов, Дутовых, Гегечкори, Богаевских. Мы их победили. Эта реставрация, та же самая реставрация грозит нам сегодня в иной форме, в виде стихии мелкобуржуазной распущенности и анархизма, мелкособственнического: “моя хата с краю”, в виде будничных, мелких, но зато многочисленных наступлений и нашествий этой стихии против пролетарской дисциплинированности. Мы эту стихию мелкобуржуазной анархии должны победить, и мы ее победим.
РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
Социалистический характер демократизма Советского, — то есть пролетарского, в его конкретном, данном, применении, — состоит, во-первых, в том, что избирателями являются трудящиеся и эксплуатируемые массы, буржуазия исключается; во-вторых, в том, что всякие бюрократические формальности и ограничения выборов отпадают, массы сами определяют порядок и сроки выборов, при полной свободе отзыва выбранных; в-третьих, что создается наилучшая массовая организация авангарда трудящихся, крупнопромышленного пролетариата, позволяющая ему руководить наиболее широкими массами эксплуатируемых, втягивать их в самостоятельную политическую жизнь, воспитывать их политически на их собственном опыте, что таким образом впервые делается приступ к тому, чтобы действительно поголовно население училось управлять и начинало управлять.
Таковы главные отличительные признаки получившего применение в России демократизма, являющегося более высоким типом демократизма, разрывом с буржуазным искажением его, переходом к социалистическому демократизму и к условиям, позволяющим начать отмирать государству,
Разумеется, стихия мелкобуржуазной дезорганизованности (которая при всякой пролетарской революции в той или иной мере неизбежно себя проявит, а в нашей революции, в силу мелкобуржуазного характера страны, ее отсталости и последствий реакционной войны, проявляется особенно сильно) не может не накладывать своего отпечатка и на Советы.
Над развитием организации Советов и Советской власти приходится неослабно работать. Есть мелкобуржуазная тенденция к превращению членов Советов в “парламентариев” или, с другой стороны, в бюрократов. Бороться с этим надо, привлекая всех членов Советов к практическому участию в управлении. Отделы Советов превращаются во многих местах в органы, сливающиеся постепенно с комиссариатами. Целью нашей является поголовное привлечение бедноты к практическому участию в управлении, и всяческие шаги к осуществлению этого — чем разнообразнее, тем лучше, — должны тщательно регистрироваться, изучаться, систематизироваться, проверяться более широким опытом, узаконяться. Целью нашей является бесплатное выполнение государственных обязанностей каждым трудящимся, по отбытии 8-часового “урока” производительной работы: переход к этому особенно труден, но только в этом переходе залог окончательного упрочения социализма. Новизна и трудность перемены вызывает, естественно, обилие шагов, делаемых, так сказать, ощупью, обилие ошибок, колебания, — без этого никакого резкого движения вперед быть не может. Вся оригинальность переживаемого положения, с точки зрения многих, желающих считаться социалистами, состоит в том, что люди привыкли абстрактно противополагать капитализм социализму, а между тем и другим глубокомысленно ставили слово: “скачок” (некоторые, вспоминая обрывки читанного у Энгельса, добавляли еще более глубокомысленно: “скачок из царства необходимости в царство свободы”12). О том, что “скачком” учителя социализма называли перелом под углом зрения поворотов всемирной истории и что скачки такого рода обнимают периоды лет по 10, а то и больше, об этом не умеет подумать большинство так называемых социалистов, которые про социализм “читали в книжке”, но никогда серьезно в дело не вникали. Естественно, что пресловутая “интеллигенция” поставляет в такие времена бесконечное количество плакальщиц по покойнику: одна плачет по Учредительному собранию, другая — по буржуазной дисциплине, третья — по капиталистическому порядку, четвертая — по культурному помещику, пятая — по империалистской великодержавности и так далее, и тому подобное.
Настоящий интерес эпохи больших скачков состоит в том, что обилие обломков старого, накопляемых иногда быстрее, чем количество зародышей (не всегда сразу видных) нового, требует уменья выделить самое существенное в линии или в цепи развития. Бывают исторические моменты, когда для успеха революции всего важнее накопить побольше обломков, т. е. взорвать побольше старых учреждений; бывают моменты, когда взорвано достаточно, и на очередь становится “прозаическая” (для мелкобуржуазного революционера “скучная”) работа расчистки почвы от обломков; бывают моменты, когда заботливый уход за зародышами нового, растущими из-под обломков на плохо еще очищенной от щебня почве, всего важнее.
Недостаточно быть революционером и сторонником социализма или коммунистом вообще. Надо уметь найти в каждый особый момент то особое звено цепи, за которое надо всеми силами ухватиться, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену, причем порядок звеньев, их форма, их сцепление, их отличие друг от друга в исторической цепи событий не так просты, и не так глупы, как в обыкновенной, кузнецом сделанной цепи.
Борьба с бюрократическим извращением советской организации обеспечивается прочностью связи Советов с “народом”, в смысле трудящихся и эксплуатируемых, гибкостью и эластичностью этой связи. Буржуазные парламенты даже лучшей в мире по демократизму капиталистической республики беднота никогда не считает “своими” учреждениями. А Советы — “свое”, а не чужое, для массы рабочих и крестьян. Современным “социал-демократам”, оттенка Шейдемана или, что почти одно и то же, Мартова, так же претят Советы, их так же тянет к благопристойному буржуазному парламенту, или к Учредительному собранию, как Тургенева 60 лет тому назад тянуло к умеренной монархической и дворянской конституции, как ему претил мужицкий демократизм Добролюбова и Чернышевского13.
Именно близость Советов к “народу” трудящихся создает особые формы отзыва и другого контроля снизу, которые должны быть теперь особенно усердно развиваемы. Например, Советы народного образования, как периодические конференции советских избирателей и их делегатов для обсуждения и контроля за деятельностью советских властей в данной области, заслуживают полнейшего сочувствия и поддержки. Нет ничего глупее, как превращение Советов в нечто застывшее и самодовлеющее. Чем решительнее мы должны стоять теперь за беспощадно твердую власть, за диктатуру отдельных лиц для определенных процессов работы, в определенные моменты чисто исполнительских функций, тем разнообразнее должны быть формы и способы контроля снизу, чтобы парализовать всякую тень возможности извращения Советской власти, чтобы вырывать повторно и неустанно сорную траву бюрократизма.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Необыкновенно тяжелое, трудное и опасное положение в международном отношении; необходимость лавировать и отступать; период выжидания новых взрывов революции, мучительно долго зреющей на Западе; внутри страны период медленного строительства и беспощадного “подтягивания”, длительной и упорной борьбы пролетарской суровой дисциплинированности с угрожающей стихией мелкобуржуазной распущенности и анархичности, — таковы, вкратце, отличительные черты особой, переживаемой нами, полосы в социалистической революции. Таково то звено исторической цепи событий, за которое нам сейчас приходится изо всех сил уцепиться, чтобы оказаться на высоте задачи впредь до перехода к следующему звену, — привлекающему к себе особой яркостью, яркостью побед международной пролетарской революции.
Попробуйте сопоставить с обычным, ходячим понятием “революционера” лозунги, вытекающие из особенностей переживаемой полосы: лавировать, отступать, выжидать, медленно строить, беспощадно подтягивать, сурово дисциплинировать, громить распущенность... Удивительно ли, что некоторых “революционеров”, когда они слышат это, охватывает благородное негодование, и они начинают “громить” нас за забвение традиций Октябрьской революции, за соглашательство с буржуазными специалистами, за компромиссы с буржуазией, за мелкобуржуазность, за реформизм и прочее и тому подобное?
Беда этих горе-революционеров состоит в том, что даже у тех из них, кто руководится лучшими в мире побуждениями и отличается безусловной преданностью делу социализма, недостает понимания того особого и особо “неприятного” состояния, через которое неминуемо должна была пройти отсталая страна, истерзанная реакционной и несчастной войной, начавшая социалистическую революцию задолго раньше более передовых стран; — недостает выдержки в трудные минуты трудного перехода. Естественно, что “официальную” оппозицию такого рода чинит нашей партий партия левых эсеров. Личные исключения из групповых и классовых типов, конечно, есть и всегда будут. Но социальные типы остаются. В стране с громадным преобладанием мелкособственнического населения над чисто пролетарским неизбежно будет сказываться — и от времени до времени крайне резко сказываться — различие между революционером пролетарским и мелкобуржуазным. Этот последний колеблется и шатается при каждом повороте событий, переходит от ярой революционности в марте 1917 года к воспеванию “коалиции” в мае, к ненависти против большевиков (или к оплакиванию их “авантюризма”) в июле, к опасливому отстранению от них в конце октября, к поддержке их в декабре, — наконец, в марте и апреле 1918 года такие типы чаще всего морщат пренебрежительно нос и говорят: “Я не из тех, кто поет гимны “органической” работе, практицизму и постепеновщине”.
Социальный источник таких типов, это — мелкий хозяйчик, который взбесился от ужасов войны, от внезапного разорения, от неслыханных мучений голода и разрухи, который истерически мечется, ища выхода и спасенья, колеблясь между доверием к пролетариату и поддержкой его, с одной стороны, приступами отчаяния — с другой. Надо ясно понять и твердо усвоить, что на такой социальной базе никакого социализма построить нельзя. Руководить трудящимися и эксплуатируемыми массами может только класс, без колебаний идущий по своему пути, не падающий духом и не впадающий в отчаяние на самых трудных, тяжелых и опасных переходах. Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата.
________________________
1 Работа В. И. Ленина “Очередные задачи Советской власти” в рукописи называлась “Тезисы о задачах Советской власти в настоящий момент”. “Тезисы” Ленина обсуждались на заседании ЦК партии 26 апреля 1918 года. ЦК единодушно одобрил их и постановил опубликовать в виде статьи в “Правде” и “Известиях ВЦИК”, а также издать отдельной брошюрой. В 1918 году вышло более 10 изданий брошюры: в Москве, Петрограде, Саратове, Казани, Тамбове и других городах России. Брошюра была издана в том же году на английском языке в Нью-Йорке, на французском языке в Женеве; близкое к переводу сокращенное изложение этой работы вышло под редакцией Ф. Платтена в Цюрихе на немецком языке под названием “Am Tage nach der Revolution” (“На другой день после революции”).
Центральный Комитет поручил Ленину выступить с докладом об очередных задачах Советской власти на заседании ВЦИК, подготовив краткое изложение “Тезисов” в виде резолюции (см. настоящий том, стр. 277—280).
2 Совет Народных Комиссаров 18 ноября (1 декабря) 1917 года по предложению В. И. Ленина принял постановление “О размерах вознаграждения народных комиссаров и высших служащих и чиновников” (опубликовано 23 ноября (6 декабря) 1917 года в № 16 “Газеты Временного Рабочего и Крестьянского Правительства”). Проект постановления был написан Лениным (см. Сочинения, 5 изд., том 35, стр. 105). Согласно постановлению, предельный месячный заработок народным комиссарам устанавливался в 500 рублей с прибавкой в 100 рублей на каждого нетрудоспособного члена семьи; это примерно соответствовало среднему заработку рабочего. 2 (15) января 1918 года Совнарком в ответ на запрос народного комиссара труда А. Г. Шляпникова в постановлении, написанном Лениным (см. там же, стр. 218), разъяснил, что декрет от 18 ноября (1 декабря) 1917 года не содержит запрещения платить специалистам сверх установленного предела, дав таким образом санкцию на более высокую оплату труда специалистов науки и техники.
3 Контроль над внешней торговлей стал осуществляться с первых дней Советской власти. Первое время регулированием внешней торговли занимался Петроградский военно-революционный комитет, рассматривавший заявки на ввоз и вывоз товаров и проводивший надзор за деятельностью таможен. Декретом Совета Народных Комиссаров от 29 декабря 1917 года (11 января 1918) внешняя торговля была поставлена под контроль Народного комиссариата торговли и промышленности. Однако организация только контроля и таможенной охраны не могла служить надежной защитой советской экономики от иностранного капитала. В. И. Ленин подчеркивал позднее, что рабочий класс Советской страны “абсолютно не в состоянии воссоздать своей промышленности, сделать Россию промышленной страной без охраны ее никоим образом не таможенной политикой, а только исключительно монополией внешней торговли” (Сочинения, 4 изд., том 33, стр. 420). Уже в декабре 1917 года Ленин поставил вопрос о введении государственной монополии внешней торговли (см. Сочинения, 5 изд., том 35, стр. 429). Декрет о монополии внешней торговли был принят Совнаркомом 22 апреля 1918 года (см. “Декреты Советской власти”, т. 2, 1959, стр. 158—160).
4 В первые месяцы Советской власти одним из основных источников пополнения бюджета, особенно на местах, служили контрибуции и чрезвычайные налоги. С укреплением Советской власти встал вопрос о переходе к регулярному налоговому обложению; главную роль при этом должны были сыграть прогрессивно-подоходный и поимущественный налоги, дававшие возможность перенести основную тяжесть обложения на имущие слои населения. На I Всероссийском съезде представителей финансовых отделов Советов В. И. Ленин указывал: “Нами много намечено в этой области, расчищена почва для фундамента, но сам фундамент этого здания еще не создан. Теперь этот момент подходит” (настоящий том, стр. 352). Съезд принял предложение Ленина о необходимости введения подоходного и поимущественного налога и избрал специальную комиссию для разработки соответствующего Положения на основе тезисов Ленина.
17 июня 1918 года Совет Народных Комиссаров утвердил “Декрет об изменении и дополнении декрета 24 ноября 1917 г. о взимании прямых налогов”, который определил строгий порядок подоходного и поимущественного обложения (см. “Декреты Советской власти”, т. 2, 1959, стр. 441— 443).
5 “Декрет о потребительских кооперативных организациях” был принят Советом Народных Комиссаров 10 апреля 1918 года, утвержден на заседании ВЦИК 11 апреля и опубликован за подписью В И. Ленина в газетах “Правда” № 71 от 13 апреля и “Известия ВЦИК” № 75 от 16 апреля.
Первоначальный проект декрета, написанный Лениным (см. Сочинения, 5 изд., том 35, стр. 208—210), был детализирован Народным комиссариатом продовольствия и опубликован 19 января (1 февраля) в “Известиях ЦИК” № 14. Проект встретил ожесточенное сопротивление буржуазных кооператоров, отстаивавших независимость кооперации от органов Советской власти. В целях использования существовавшего кооперативного аппарата для налаживания учета и контроля за распределением продовольствия СНК в ходе переговоров с буржуазными кооператорами (март — начало апреля 1918) пошел на некоторые уступки. 9 и 10 апреля СНК обсуждал проект декрета, выдвинутый кооператорами. Ленин подверг проект значительной доработке (пункты 11, 12 и 13 декрета были целиком написаны им). С поправками Ленина декрет был принят Совнаркомом, а затем и ВЦИК.
6 Организация общественного производства на социалистических началах потребовала разработки новых правил внутреннего распорядка на национализированных предприятиях, новых положений о трудовой дисциплине, о привлечении к общественно полезной работе всех способных к труду. Эти вопросы приобрели особую важность в период мирной передышки весной 1918 года.
Первые положения о трудовой дисциплине начали разрабатываться советскими профсоюзами совместно с хозяйственными органами. Они обсуждались на ряде заседаний президиума ВСНХ при участии представителей центральных органов профсоюзов. 27 марта президиум ВСНХ после прений, в которых участвовал В. И. Ленин, принял решение поручить выработку проекта общего положения о трудовой дисциплине Всероссийскому центральному совету профессиональных союзов. При участии Ленина президиум ВСНХ рассмотрел 1 апреля составленную ВЦСПС резолюцию о трудовой дисциплине и предложил переработать ее в декрет, учитывая замечания и предложения Ленина (см. настоящий том, стр. 212—213). Принятое ВЦСПС 3 апреля после доработки “Положение о трудовой дисциплине” было опубликовано в журнале “Народное Хозяйство” № 2 за апрель 1918 года. Совет профсоюзов предлагал в нем ввести на всех государственных предприятиях страны строгие правила внутреннего распорядка, установить нормы выработки и учет производительности труда, внедрять сдельную оплату труда и систему премий за перевыполнение норм, применять суровые меры наказания к нарушителям трудовой дисциплины. На основе “Положения” на заводах разрабатывались конкретные правила внутреннего распорядка, сыгравшие большую роль в налаживании социалистического производства.
Центральный комитет союза металлистов одним из первых приступил к реализации ленинских указаний о поднятии производительности труда путем введения системы сдельной и премиальной оплаты. При обсуждении в ВЦСПС вопроса о повышении трудовой дисциплины представители ЦК союза металлистов добились включения в резолюцию, представленную 1 апреля на рассмотрение президиума ВСНХ, тезиса о необходимости сдельной оплаты труда. На основе принятых ВЦСПС решений ЦК союза металлистов в апреле дал всем низовым организациям указания о применении в металлопромышленности сдельщины и системы премий.
7 После Октябрьской революции сдельная оплата труда почти повсеместно была заменена повременной оплатой, что отрицательно сказалось на производительности труда и трудовой дисциплине.
Внедрение сдельной оплаты труда, наиболее полно отвечающей социалистическому принципу распределения по количеству и качеству труда, началось на первых национализированных предприятиях. В период мирной передышки сдельная оплата получила широкое распространение в промышленности. Например, на предприятиях Петрограда уже к июлю 1918 года четвертая часть рабочих была переведена на сдельщину. Принцип сдельной оплаты был окончательно утвержден опубликованным в декабре 1918 года советским Кодексом законов о труде.
8 Коммерческая тайна — охраняемое буржуазным законодательством право на засекречивание всех производственных, торговых и финансовых операций, а также всей документации по ним на частных капиталистических предприятиях.
В. И. Ленин в работе “Грозящая катастрофа и как с ней бороться” показал, что коммерческая тайна в руках буржуазии является “орудием скрывания финансовых мошенничеств и невероятных прибылей крупною капитала” (Сочинения, 5 изд., том 34, стр. 172), и обосновал необходимость отмены коммерческой тайны Резолюция VI съезда РСДРП(б) “Об экономическом положении” потребовала отмены коммерческой тайны как необходимой меры для проведения в жизнь рабочего контроля (см. “КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК”, ч. I, 1954, стр. 378). После Великой Октябрьской социалистической революции коммерческая тайна была отменена Положением о рабочем контроле, принятым ВЦИК в СНК 14 (27) ноября 1917 года.
9 Имеется в виду декрет Совета Народных Комиссаров “О централизации управления, охране дорог и повышении их правоспособности” (см. “Декреты Советской власти”, т. 2, 1959, стр. 18—20). Рассмотрев 18 марта 1918 года предложенный Народным комиссариатом путей сообщения проект декрета о невмешательстве разных учреждений в дела Железнодорожного ведомства, Совнарком поручил специальной комиссии переработать декрет на основе следующих положений В. И. Ленина: “I. Большая централизация 2. Назначение отдельных ответственных лиц—исполнителей в каждом местном центре по выбору железнодорожных организаций. 3. Беспрекословное исполнение их приказаний. 4. Диктаторские права отрядов военной охраны по обеспечению порядка. 5. Меры к немедленному учету подвижного состава и его размещения. 6. Меры к созданию технического отдела. 7. Топливо”. В проект, который был представлен комиссией и рассматривался на заседании СНК 21 марта, Ленин внес ряд существенных поправок, после чего он был утвержден правительством. В связи с тем, что декрет встретил враждебное отношение со стороны находившегося под сильным влиянием меньшевиков и левых эсеров Всероссийского исполкома железнодорожников (Викжедор), НКПС поставил 23 марта на заседании СНК вопрос об изменении декрета. Присутствовавшие на заседании представители Викжедора выступили с нападками на декрет, усматривая в нем “уничтожение роли Викжедора и замену его единоличной властью комиссара”. Опровергая нападки противников декрета, Ленин разъяснял необходимость принятия самых твердых мер к устранению на железных дорогах саботажа и расхлябанности и внес поправки, усилившие категоричность декрета. С этими поправками декрет был окончательно утвержден правительством 23 марта и опубликован 26 марта в № 57 “Известий ВЦИК” за подписью Ленина.
10 “Вперед” — меньшевистская ежедневная газета; выходила с марта 1917 года в Москве как орган московской организации меньшевиков, а затем как орган комитетов РСДРП (меньшевиков) московской организации и Центральной области. Со 2 апреля 1918 года газета стала органом и Центрального комитета меньшевиков, в ее редакцию вошли Л. Мартов, Ф. И. Дан и А. С. Мартынов. После Октябрьской социалистической революции за контрреволюционную деятельность издание газеты дважды приостанавливалось; 10 мая 1918 года по постановлению ВЧК газета была закрыта, а ее руководители преданы суду. 14 мая 1918 года издание газеты было возобновлено под названием “Всегда Вперед!” (вышел один номер); продолжено в январе 1919 года. Окончательно газета была закрыта за контрреволюционную направленность в феврале 1919 года по постановлению ВЦИК (проект постановления, написанный В. И. Лениным, см. в Ленинском сборнике XXXV, стр. 57—58).
11 “Наш Век” — одно из названий газеты “Речь” — центрального органа контрреволюционной партии кадетов, который после закрытия его по постановлению Петроградского военно-революционного комитета от 26 октября (8 ноября) 1917 года продолжал выходить до августа 1918 года под названиями: “Наша Речь”, “Свободная Речь”, “Век”, “Новая Речь”, “Наш Век”.
12 В. И. Ленин имеет в виду и цитирует работу Ф. Энгельса “Анти-Дюринг” (см. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, 2 изд., т. 20, стр. 295).
13 Об отношении И. С. Тургенева к Н. А. Добролюбову и Н. Г. Чернышевскому рассказывает сам Чернышевский, передавая содержание своей беседы с Тургеневым в начале 60-х годов (см. статью “В изъявление признательности” в книге: Н. Г. Чернышевский. Полное собрание сочинений. Т. X. М., 1951, стр. 122—123).
http://www.marxists.org/russkij/lenin/works/36-2.htm

Мои твиты

Остановить развал образования

Этот проект для всех, кто готов помочь остановить развал образования в нашей стране.




Заранее предупреждаем — проект для тех, кто готов не только говорить, но и ДЕЛАТЬ, не только критиковать, но и предлагать альтернативное решение.



Современные реформы в сфере образования и культуры носят разрушительный характер,  внедряя в данные сферы абсолютно неприемлемые рыночные принципы. Практика показывает, что подобные «нововведения» приводят лишь к падению уровня образования и культуры в нашей стране, а значит и падение уровня жизни каждого гражданина в целом.

Если политика министерства образования  останется прежней, то в скором времени уровень образования в нашей стране достигнет критически низких показателей. При этом властные структуры не желают признать очевидных проблем и  продолжают курс на коммерциализацию образования.

Образование  является стратегически важным направлением, определяющим будущее страны и обеспечивающим благополучие народа и государства. Планомерное превращение сферы образования в инструмент рынка не только влияет на уровень жизни каждого гражданина, но и ставит под угрозу национальную безопасность нашей страны и делает её уязвимой перед потенциальным противником.




Если вы сомневаетесь, присоединяться ли к проекту, ознакомьтесь со следующими разделами: Родителям, Студентам, Педагогам.


Что мы предлагаем:

Проект «Остановить развал образования» будет проходить несколько этапов. О каждом из них мы будем информировать вас на этом сайте. Первый этап — это сбор подписей в защиту образования, а именно:

1. Отправить Федеральный закон N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» и соответствующие ему подзаконные акты (в частности, так называемую «дорожную карту») на доработку для приведения в соответствие с Конституцией РФ, правами и свободами человека.

2. Провести всестороннее обсуждение и независимую общественную экспертизу по закону N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».

3. Отменить Федеральный закон Российской Федерации от 8 мая 2010 г. N 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений», нарушающий Конституцию и права и свободы граждан РФ.

Для чего нужен сбор подписей:

Подписи — это наглядное доказательство того, что граждан страны не устраивает политика правительства в сфере образования. Только при поддержке населения (выраженной хотя бы в виде подписей) можно будет выдвинуть общенародные требования и остановить развал образования в нашей стране. Когда будет собрано более 100 000 подписей — сканы подписных листов, наши требования и полный анализ закона «Об образовании в РФ» с предложенными нами поправками мы направим в Конституционный суд РФ, копию Президенту РФ, в Государственную Думу и уполномоченному по правам человека в России. Если заявленные нами требования не будут реализованы, мы приступим ко второму этапу кампании, о котором будет рассказано позже.




100 000 подписей — не такое большое количество, учитывая то, что в России живёт около 143 миллионов человек.



Главное, чтобы КАЖДЫЙ из вас не остался равнодушным и помог собрать подписи и распространил информацию о нашем проекте. Только ВМЕСТЕ мы сможем защитить право на бесплатное и качественное образование для себя и своих детей. Остановим развал образования вместе!

Наши требования:

1. Отменить федеральный закон №83-ФЗ от 8 мая 2010г. Нормативно-подушевой принцип финансирования бюджетных учреждений признать неадекватным и отменить, вернуться к сметному принципу финансирования.

2. Остановить массовое закрытие образовательных учреждений и прекратить неоправданное увольнение работников образования.

3. Законодательно закрепить долю расходов консолидированного бюджета РФ в размере не менее 7% от объема ВВП в РФ на сферу образования (как в развитых странах и как было в СССР).

4. Приостановить действие нового закона «Об образовании в РФ» (закон №273-ФЗ от 29 декабря 2012 г.) до приведения его в соответствие с Конституцией РФ и внести в него поправки, прошедшие всестороннее и независимое обсуждение общественности.




Данные поправки уже есть. Их подготовило Движение «Гражданская инициатива за бесплатное образование и медицину». Скачайте (доступные форматы: Doc и PDF), прочтите и расскажите друзьям



5. Отменить введенный А. Фурсенко стандарт для старшей школы, разрушающий фундаментальное образование. Восстановить прежние принципы разработки и принятия федеральных государственных образовательных стандартов.

6. Признать результаты «мониторинга вузов» неадекватными поставленной задаче. До выработки новых, более адекватных критериев оценки эффективности вузов заморозить все проекты по реорганизации вузов – закрытию, слиянию, сокращению бюджетных мест.

7. Отменить ЕГЭ в нынешнем виде, поскольку он превратил лучшее в мире образование в натаскивание по предмету.

8. Отказаться от Болонской системы, которая ведет к массовому производству недоучек, невостребованных работодателями.

9. Отменить новую систему оплаты труда. Установить минимальные ставки заработной платы и должностные оклады педагогических работников не ниже среднего размера оплаты труда в целом по РФ.

10. Восстановить в законе об образовании норму, ограничивающую плату за пребывание ребенка в детском саду (не более 20%), прекратить эксперименты с уменьшением количества воспитателей в группах и уменьшением времени пребывания детей в детском саду.

11. Отменить ограничения на финансирование бесплатного дополнительного образования.

12. Отменить распоряжение Правительства РФ о «дорожной карте» образования (№2620-р от 30 декабря 2012 г.). Оно ведет к массовому сокращению педагогов и значительному увеличению нагрузки оставшимся на рабочем месте.

13. Отказаться от введения срочного, или «эффективного, контракта» в бюджетной сфере.

14. Отменить профессиональные сертификаты в качестве доказательства профессиональной пригодности специалистов, уже получивших профессиональное образование.

15. Восстановить студентам право посещать музеи бесплатно.

16. Прекратить навязывание религиозного образования в светских учебных заведениях (школах, колледжах, ВУЗах).

17. Отменить предоставленное новым законом право лицам, не имеющим педагогического образования, вести занятия в школе.

18. Вернуть ответственность государства за образовательный процесс (по новому закону такой ответственности у государства больше нет. см п.2. ст.63 закона)

19. Вернуть всем родителям, законным представителям детей, а так же всем обучающимся право голоса при принятии решений, касающихся реорганизации и ликвидации образовательного учреждения  в котором получает образование обучающийся, в том числе, сельских школ, кафедр ВУЗов и т.д.

20. Вернуть детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей льготы при поступлении и полное государственное обеспечение обучения и содержания в образовательных учреждениях.

21. Вернуть надбавки за учёную степень и учёное звание.

22. Вернуть студентам и работникам ВУЗов права на выборы руководителя организации, права голоса в создании, принятии и изменении устава образовательной организации; права на участие в управлении образовательной организацией.

23. Значительно расширить права студсоюзов и профсоюзов в сфере образования.

24. Вернуть пункт, ограничивающий плату за студенческое общежитие не более 5% (новый закон об образовании позволяет брать со студентов 100% оплату)

25. Размер стипендий соотнести с прожиточным минимумом в каждом регионе.

26. Вернуть студентам, совмещающим работу с учёбой, право на сокращённую рабочую неделю.

27. Мы требуем, чтобы все преобразования в сфере образования проходили только при широком общественном обсуждении и только с одобрения большинства.

28. Мы требуем возвращения к проверенным временем традициям советского образования.

29. Прекратить уголовное преследование известных директоров школ, отменить приговоры творческих людей от образования.

30.  Остановить разрушение системы образования для детей-инвалидов и детей с ОВЗ и прекратить ликвидацию «Школ надомного обучения»

Остановим развал образования вместе!

Важно, чтобы КАЖДЫЙ не промолчал, не надеялся, что «обойдётся», чтобы КАЖДЫЙ помог остановить развал образования!

По одному мы ни чего не решим, а вместе мы сможем добиться всего, как для себя, так и для своих детей.

С уважением,

Инициативная группа педагогических работников и граждан, неравнодушных к судьбе российского образования.

http://stoprazval.ru/

Как жилось крестьянину в «России, которую потеряли» - Часть №3

Оригинал взят у colonelcassad в Как жилось крестьянину в «России, которую потеряли» - Часть №3


Окончание. Начало http://colonelcassad.livejournal.com/1311954.html

В начале ХХ века социальная ситуация на селе кардинально изменилась. Если до этого даже во времена жестокого голода 1891-92 гг практически не было никакого протеста - тёмные, забитые, повально неграмотные, оболванненые церковниками крестьяне покорно выбирали суму и принимали голодную смерть, а число крестьянских выступлений было просто ничтожным - 57 единичных выступлений в 90-е годы 19 века, то уже к 1902 начались массовые крестьянские выступления. Их характерной особенностью было то, что стоило выступить с протестом крестьянам одной деревни, как тут же вспыхивали несколько ближайших деревень. Это показывает очень высокий уровень социального напряжения в русской деревне.Collapse )

Как жилось крестьянину в «России, которую потеряли» - Часть №2

Оригинал взят у colonelcassad в Как жилось крестьянину в «России, которую потеряли» - Часть №2


Продолжение. Начало вот тут http://colonelcassad.livejournal.com/1311954.html

Причем это все постоянный, «фоновый» голод, всякие царь-голоды, моры, недороды – это дополнительно.

Из-за крайне отсталых агротехнологий рост населения «съедал» рост производительности труда в сельском хозяйстве, страна уверенно попала в петлю «черного тупика», из которого не могла выбраться при исчерпавшей себя системе государственного управления типа «романовский царизм».Collapse )

Как жилось крестьянину в «России, которую потеряли» - Часть №1

Оригинал взят у colonelcassad в Как жилось крестьянину в «России, которую потеряли» - Часть №1


Подбросили ссылку на статью Павла Краснова на тему жизни крестьян в РКМП. Оказалось, что автор, который в середине "нулевых" своими статьями внес солидный вклад в произошедшую на наших глазах реабилитацию Сталина в общественном сознании, сейчас работает над новом книгой на тему социально-экономических проблем Российской Империи. Собранные факты и документы наглядно показывают, почему именно в России последовательно произошли 3 революции, где крестьянский вопрос о земле, был одним из наиболее фундаментальных и его значение было многократно выше, чем любые происки внешних и внутренних "врагов стабильности".Collapse )

Научно-техническое образование и кадровые резервы СССР

Оригинал взят у colonelcassad в Научно-техническое образование и кадровые резервы СССР



Отличный документ 1959 года, где в подготовленной для внутреннего пользования НАТО аналитической записке, доктор Мэндерс живописует преимущества советской системы образования в сравнение с западными странами.

Аналитическая записка НАТО об образовании в СССР 1959 г.

В мае 1959 года д-р Ц.Р.С. Мэндэрс подготовил для комитета по вопросам науки НАТО доклад на тему "Научно техническое образование и кадровые резервы в СССР". С ним мы и предлагаем вам ознакомиться.

Collapse )

Коммунизм при Сталине

Оригинал взят у colonelcassad в Коммунизм при Сталине


Так сказать в дополнение к известному мнению американского посла Дэвиса на тему необходимости уничтожения пятой колонны перед войной.
Касательно того, откуда цитата, то источник "History Today" https://www.mtholyoke.edu/acad/intrel/kudrya.htm за 1995 год.
Автор статьи http://www.dhi-moskau.de/ru/glavnaja/sotrudniki/nauka/kin-sergei-kudrjashov/

Награда за расстрел изменников Родины

Оригинал взят у colonelcassad в Награда за расстрел изменников Родины


http://mox141407.livejournal.com/46107.html - цинк

Порой забывают, что уничтожение внутренних врагов во время Великой Отечественной Войны было не менее важной и ответственной задачей, нежели уничтожение внешних.
Сама же награда вполне соответствует совершенному подвигу, так как вручение медали "За отвагу" http://mondvor.narod.ru/MOtvaga.html включало в себя  и борьбу с врагами социалистического отечества.