December 5th, 2013

12 удивительных паразитов, способных управлять поведением своих хозяев

Оригинал взят у p_i_f в 12 удивительных паразитов, способных управлять поведением своих хозяев

Многие паразиты просто живут за счёт своих хозяев, в то время как другие решают, когда их хозяева должны умереть. Но есть и такие, которые могут изменить их поведение или физиологию самым фантастическим образом. Предлагаем вам подборку из 12-ти самых необычных паразитов-манипуляторов.

1. Hymenoepimecis argyraphaga

12 удивительных паразитов, способных управлять поведением своих хозяев

Такое непроизносимое название носит паразитическая оса из Коста-Рики. Она терроризирует пауков вида Plesiometa argyra. Когда приходит время откладывать яйца, взрослая самка находит паука, парализует его, а затем складывает яйца ему на живот. После того, как личинка осы вылупится, она питается своим хозяином, в то время как паук делает своё дело, как будто ничего не случилось.

Затем всё становится интереснее. Через пару недель такого питания личинка выделяет в тело хозяина особые вещества, тем самым заставляя его создать паутину, не характерную для его вида. Паутина эта особой красотой не отличается, но зато крайне прочна и способна выдержать любую непогоду. Затем личинка убивает паука с помощью яда и строит кокон посреди захваченной паутины.

Collapse )

Мои твиты

Наложение собственности на информацию в РФ

Оригинал взят у ckychnovosti в Наложение собственности на информацию в РФ
Закон по защите информационных собственников в Сети, распространяют на все виды лицензированной (присвоенной) информации, кроме "аудио".


Антипиратский закон ( "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях) расширяется и продолжит расширяться. Теперь Министерство культуры РФ подготовило поправки к нему, согласно которым в Сети будут блокироваться не только нелегальное видео, но также ПО и, что самое интересное, фотографии.

Таким образом, в случае утверждения закон не будет распространяться только на пиратские аудиофайлы.
Collapse )

7 мифов о Риме, которые разоблачает «Здесь был Рим»



«Здесь был Рим», блистательный путеводитель по Древнему Риму переводчика Виктора Сонькина, взял премию «Просветитель» в номинации «Гуманитарные науки». «Воздух» поговорил с Сонькиным о книге и собрал мифы о Вечном городе, которые эта книга развенчивает.








Жак Луи Давид. Клятва Горациев, 1784

Жак Луи Давид. Клятва Горациев, 1784

Фотография: Toledo Museum of Art




Виктор СонькинВиктор Сонькинпереводчик, автор книги «Здесь был Рим»

«Сначала я писал колонки для проекта «Инфобум» — и они стали зерном, из которого выросла книжка. Где-то три года назад я поговорил о ней с Сергеем Пархоменко, только что возглавившим издательство «Вокруг света». У него в работе как раз была книжка Иванова про Стамбул, и он, обрадовавшись, сказал, что это будет такая серия. Это было где-то три года назад, но потом издательство закрыло свою книжную программу — в тот момент, когда у меня уже было довольно много материала. По счастью, книгу удалось гладко передать издательству Corpus, с которым я сам довольно давно работаю: вместе с моей женой Александрой Борисенко мы ведем переводческие семинары, и книги, которые переводили наши студенты, выходили как раз в «Иностранке» и Corpus. Поэтому я был страшно рад, что «Здесь был Рим» попала к этим очень уважаемым мной профессионалам. Ну а дальше начался обычный издательский процесс; единственное, о чем я жалею, — это то, что ни одна из допечаток книги не прошла в «Парето-принт», потому что издания, которые печатаются в «Парето», приятнее брать в руки, чем любые другие.



Фотография: предоставлено издательством «Corpus»


Основная работа над книгой проходила, конечно, не в Риме, но я исходил из того, что она должна быть полезна человеку, который оказывается в Риме, и поэтому, когда у меня был готов черновик, я поехал в город достаточно надолго и постарался каждый маршрут пройти своими ногами. В книжке очень мало описано вещей, которые я лично не посмотрел и до которых сам не дошел. Все это происходило летом, в июне, когда еще не было страшной жары: я вставал в пять часов утра (что для меня совершенно несвойственно), ходил, смотрел, фотографировал, пока улицы были пустыми. Утро, когда народа еще совсем нет, и памятники, которые днем облеплены невероятным количеством туристов, предстают в совершенно первозданном виде — это, пожалуй, самое прекрасное время для осмотра города (притом что я утро не люблю). А вообще в Риме всегда хорошо.

Мне страшно приятно, что книжка допечатывалась и про нее писали, — насколько вообще у нас сейчас про книжки пишут. Но надо понимать, что тиражи все равно маленькие и круг людей, которым такая литература интересна, не то чтобы совсем узок, но все-таки хотелось бы, чтобы пропаганда нон-фикшна была более широкой. Недавно я пришел в магазин «Москва» на Тверской и увидел у них несколько выкладок с книгами, которые попали в шорт-листы различных литературных премий. Говорю: «А про «Просветитель» у вас есть такая выкладка?» А мне отвечают: «А что это?» Информации немного — и понятно, что это не может быть какой-то невероятный бестселлер. А то, что я в последнее время читаю много лекций, связано с тем, что «Просветитель», помимо самой премии, действительно очень много делает для просвещения».

7 популярных выдумок о Риме, о которых пишет Сонькин

Христиан в Колизее не мучили



Константин Флавицкий. Христианские мученики в Колизее, 1862

Константин Флавицкий. Христианские мученики в Колизее, 1862

Фотография: Русский музей


«В массовом сознании Колизей неразрывно связан с христианскими мучениками. Он безмолвно маячит на фоне бесчисленных историй, путеводителей, шуток и карикатур на тему «Львы против христиан, счет 5:0». Эта связь столь прочна, что Колизей воспринимается как нероновское изобретение (известно же, кто был главный гонитель христиан), хотя Нерон не дожил не только до открытия, но даже до закладки фундамента Колизея. Эта же связь в конечном счете уберегла амфитеатр от полного разрушения. В XVI веке папа Пий V рекомендовал верующим устраивать крестный ход возле Колизея, поскольку его арена напоена кровью мучеников (традиция жива по сей день). В середине XVIII века папа Бенедикт XIV воздвиг несколько крестов на арене, которые простояли там до 1870-х годов (и убрали-то их не из-за археологических соображений, а просто чтобы показать, что власть Ватикана над городом пришла к концу). При Муссолини на северной стороне арены снова воздвигли крест — чтобы смягчить разногласия между католической церковью и фашистским правительством. Этот крест стоит до сих пор.

Между тем не существует ровным счетом никаких свидетельств мученической гибели христиан на арене Колизея. Гонения на христиан в римские времена вспыхивали несколько раз, но довольно быстро затухали. Вопреки распространенному представлению, это не были религиозные гонения: римской администрации было глубоко безразлично, каким причудливым богам молятся их подданные. Но единство и функционирование империи было построено в том числе и на основе религиозных обрядов. Можно было не верить в Юпитера и Венеру (образованные люди всерьез и не верили), но нельзя было представить себе, что в определенных обстоятельствах граждане не станут выполнять определенные, строго предписанные традицией действия. В этом смысле римская религия была очень невротичной».

Карфаген не засыпали солью

«Даже люди, смутно знакомые с древней историей, могли слышать рассказ о том, как римляне, окончательно расправившись с Карфагеном, разрушили его дотла, распахали плугом место, на котором он стоял, и посыпали солью. Это красивая история, но она выдумана почти от начала до конца, причем совсем недавно. Античные источники говорят о том, что Карфаген был разрушен, но первое упоминание плуга появляется у немецкого историка Бартольда Нибура (он очень увлекался сельскохозяйственными темами), а про соль впервые сказано в авторитетной «Кембриджской античной истории» 1930 года издания. Вероятно, автор статьи вдохновлялся пассажем из библейской Книги Судей, в которой полководец Авимелех, захватив город Сихем, «побил народ, бывший в нем, и разрушил город и засеял его солью». Нечасто случайная выдумка оказывает такое влияние на поколения специалистов!»

Как поворачивали большой палец на аренах — неизвестно



Жан-Леон Жером, Пальцы вниз, 1872

Жан-Леон Жером, Пальцы вниз, 1872

Фотография: Phoenix Art Museum


«Свидетельства о гладиаторской жизни страдают от обычной однобокости наших сведений об античности: литературные произведения почти сплошь принадлежат перу представителей высших сословий, поэтому мы знаем о гладиаторах-императорах (что очень занятно, но все же не более чем курьез) и кое-что о зрительских впечатлениях (наши авторы часто осуждают побоища, но описывают их с садистскими подробностями). Впечатления простого народа известны почти исключительно по граффити из Помпей, а прямая речь самих гладиаторов звучит только с надгробий.

(...) Сколько было в этой среде профессионалов, которые сражались ради денег, славы и удовольствия, — сказать трудно. Еще трудней прикинуть, сколько у гладиатора было шансов выйти живым из сражения. Конечно, это в огромной степени зависело от конкретных обстоятельств: соперников, удачи, настроения толпы, которая могла по своему усмотрению добить или пощадить поверженного гладиатора. (Судя по всему, зрители выражали свое решение движением большого пальца, но в каких случаях куда они его поворачивали — неизвестно; наше представление о том, что повернутый книзу палец обозначал «добей его» — чистый домысел.)»

День святого Валентина не имеет никакого отношения к Луперкалиям

«Луперкал, по легенде, находился на том самом месте, где волчица вскормила Ромула и Рема. С этим святилищем был связан один из самых древних и причудливых римских фестивалей, Луперкалии. Луперкалии справлялись в середине февраля. Принеся в жертву двух козлов и собаку, члены коллегии жрецов-луперков надевали на голое тело свежесодранные козлиные шкуры, вырезали из этих же шкур плети и в таком виде бегали по всему городу, хлестая всех, кто попадался им под руку. От них не убегали, наоборот, знатные матроны специально подставляли им руки под удар («как делают школьники», деловито отмечает Плутарх): считалось, что удары луперкальных плетей способствуют плодовитости и легкому разрешению от родов. В роковом 44 году до н. э. Марк Антоний, будучи консулом — высшим должностным лицом государства, — лично бегал с луперками и в таком виде прибежал на Форум предлагать Юлию Цезарю царскую диадему (Цезарь, прислушавшись к реакции толпы, от царских почестей отказался, но это его в итоге не спасло). Фестиваль был страшно популярен, и когда папа Геласий I в самом конце V века вознамерился его отменить, он встретил яростное сопротивление. Папа убедил оппонентов тем, что предложил им, раз они такие свободомыслящие, самим побегать по городу в мокрых от крови козлиных шкурах. К этому моменту Луперкалии превратились в праздник черни, и аристократические защитники праздника прикусили язык. В современной прессе популярна идея о происхождении праздника Св. Валентина из Луперкалий, но это позднейшая выдумка».

В Колизее никогда не было морских сражений



Ульпиано Чека. Навмахия, 1894

Ульпиано Чека. Навмахия, 1894

Фотография: Museo Ulpiano Checa


«Некоторые древние авторы утверждают, что в Колизее устраивались потешные морские сражения. Дион Кассий пишет, что в день открытия Тит приказал заполнить арену водой, где сначала показывали чудеса дрессуры лошади и быки, специально обученные плаванию, а потом был инсценирован морской бой между жителями острова Керкиры (который сейчас иногда называют Корфу) и города Коринфа. Утверждение о том, что Колизей можно было почти мгновенно превратить в бассейн, встречается во многих популярных путеводителях.

Но тот амфитеатр, руины которого дошли до наших дней, нельзя превратить в бассейн. Сложные подземные структуры под ареной, которые сейчас хорошо видны посетителям, никак не защищены от воды — как, собственно, и сама арена, и зрительские места. Никаких коммуникаций, позволяющих быстро подвести — а тем более отвести — воду, в Колизее тоже не найдено. Не говоря о том, что единственным источником воды в этом месте была бы римская канализация, что как минимум не очень гигиенично. Инсценировки морских сражений (их обычно называли греческим словом навмахия) проходили на озерах или специальных прудах; между прочим, Светоний прямо именно так и говорит. Жалко, конечно, расставаться с красивой историей, но морских сражений в Колизее, скорее всего, никогда не было».

Цезарь не говорил «И ты, Брут!»

«Об убийстве Цезаря сказано так много, что в миллионный раз пересказывать эту историю как-то неловко. Даже если каждый из многочисленных античных авторов, описавших гибель диктатора, что-то придумал, общая канва все равно избыточно драматична, как редко бывает: давнее предсказание про иды марта, знамения в ночь накануне покушения; жена Цезаря видит дурной сон, он хочет остаться дома, но один из заговорщиков его убеждает все-таки пойти; накануне заседания Сената Цезарю передают записку с предупреждением, но он откладывает ее, чтобы прочитать позже; заговорщики умело отсекают Цезаря от Марка Антония (который предан Цезарю и так могуч физически, что одно это может помешать их планам), загоняют Цезаря в одну из комнат Помпеева Портика и, окружив, наносят более двадцати ножевых ранений; Цезарь падает прямо у постамента статуи Помпея. Светоний, пересказывая первый в истории отчет судмедэксперта, сообщает, что из всех ран только одна была смертельной и Цезарь умер не от поражения жизненно важных органов, а от потери крови.

Знаменитые последние слова — «И ты, Брут!» — закрепились в истории тоже благодаря Шекспиру (в пьесе Цезарь произносит их по-латыни — Et tu, Brute — подобно тому, как в голливудских боевиках русские мафиози время от времени что-нибудь говорят на ломаном русском). Светоний передает слух, что Цезарь произнес по-гречески «И ты, дитя?», но сам считает, что это романтическая выдумка».

Нерон был не так ужасен, как его представляют (и не играл на скрипке)



Ян Стыка. Нерон в Байи, 1902

Ян Стыка. Нерон в Байи, 1902

Фотография: Antoine Motte


«Имя Нерона у современного читателя, как правило, не вызывает никаких положительных ассоциаций. Вспоминаются всякие ужасы и преступления: Нерон строит специальный саморазрушающийся корабль, чтобы утопить свою властную мать, а когда та спасается вплавь, подсылает к ней киллеров с кинжалами; Нерон долго экспериментирует с ядами, чтобы без осечки отравить сводного брата Британника; Нерон обвиняет христиан в поджоге Рима и делает из них живые факелы. Возможно, многие из этих обвинений справедливы. Но не все так просто с историческими свидетельствами. С гибелью Нерона династия Юлиев-Клавдиев, ведущая начало от Юлия Цезаря, прервалась (о чем предупреждало грозное пророчество: «Будет матереубийца последним в Энеевом роде»), и новые императоры должны были изо всех сил доказывать свою легитимность, в том числе — очерняя предшественников. Кроме того, у императоров по-разному строились отношения с Сенатом. У Нерона они были крайне натянутые, а Тацит и Дион Кассий, основные источники наших знаний о Нероне, принадлежали к сенатскому сословию и защищали его идеологические интересы. Между тем после гибели Нерона на греческом Востоке появилось сразу несколько Лже-Неронов — что свидетельствует о некоторой популярности покойного императора, по крайней мере среди греков.

(...) Образ полубезумного императора, который смотрит на бушующее пламя и поет в экстазе, настолько ярок, что реальности с ним соревноваться не под силу. В английском языке даже есть идиома, обозначающая бездействие или неуместное действие в момент общего кризиса — «играть на скрипке, пока Рим горит» (fiddle while Rome burns), хотя это и явный анахронизм: смычковые музыкальные инструменты появились в Европе лет на тысячу позже Нерона».

http://vozduh.afisha.ru/books/7-mifov-o-rime-kotorye-razoblachaet-zdes-byl-rim/

О славянах. Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах, т. 14 - ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ. 1877. Ноябрь

Оригинал взят у sporaw в Ф.М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах, т. 14 - ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ. 1877. Ноябрь
Ноябрь 1877, а читаешь - как ноябрь 2014

III. ОДНО СОВСЕМ ОСОБОЕ СЛОВЦО О СЛАВЯНАХ, КОТОРОЕ МНЕ ДАВНО ХОТЕЛОСЬ СКАЗАТЬ

[...]

Именно, это второе состоит в том, что, по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому,— не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и
защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет,— у них характер в этом смысле как у всех,— а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут Распространяться не буду, но знаю, что нам отнюдь не надо требовать с славян благодарности, к этому нам надо приготовиться вперед. Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают. Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, «имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени» Долго, о, долго еще они не в состоянии будут признать бескорыстия России и великого, святого, неслыханного в мире поднятия ею знамени величайшей идеи, из тех идей, которыми жив человек и без которых человечество, если эти идеи перестанут жить в нем,— коченеет, калечится и умирает в язвах и в бессилии. Нынешнюю, например, всенародную русскую войну, всего русского народа, с царем во главе, подъятую против извергов за освобождение несчастных народностей,— эту войну поняли ли наконец славяне теперь, как вы думаете? Но о теперешнем моменте я говорить не стану, к тому же мы еще нужны славянам, мы их освобождаем, но потом, когда освободим и они кое-как устроятся,— признают они эту войну за великий подвиг, предпринятый для освобождения их, решите-ка это? Да ни за что на свете не признают! Напротив, выставят как политическую, а потом и научную истину, что не будь во все эти сто лет освободительницы-России, так они бы давным-давно сами сумели освободиться от турок, своею доблестью или помощию Европы, которая, опять-таки не будь на свете России, не только бы не имела ничего против их освобождения, но и сама освободила бы их. Это хитрое учение наверно существует у них уже и теперь, а
впоследствии оно неминуемо разовьется у них в научную и политическую аксиому. Мало того, даже о турках станут говорить с большим уважением, чем об России. Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее. О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Они поймут всё величие и всю святость дела России и великой идеи, знамя которой поставит она в человечестве. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению. Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия — страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации. У них. конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в Болгарии и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний Иван Чифтлик согласился наконец принять портфель президента совета министров. России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества. Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но
чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит — Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство. Будут даже и такие минуты, когда они будут в состоянии почти уже сознательно согласиться, что не будь России, великого восточного центра и великой влекущей силы, то единство их мигом бы развалилось, рассеялось в клочки и даже так, что самая национальность их исчезла бы в европейском океане, как исчезают несколько отдельных капель воды в море. России надолго достанется тоска и забота мирить их, вразумлять их и даже, может быть, обнажать за них меч при случае. Разумеется, сейчас же представляется вопрос: в чем же тут выгода России, из-за чего Россия билась за них сто лет, жертвовала кровью своею, силами, деньгами? Неужто из-за того, чтоб пожать столько маленькой, смешной ненависти и неблагодарности? О, конечно, Россия всё же всегда будет сознавать, что центр славянского единства — это она, что если живут славяне свободною национальною жизнию, то потому, что этого захотела и хочет она, что совершила и создала всё она. Но какую же выгоду доставит России это сознание, кроме трудов, досад и вечной заботы?

[...]

Поисковая активность и основные этапы ее формирования

Мне кажется, что мы находимся в точке истории, непохожей на что-либо , происходившее раньше. Жизнь движется гораздо быстрее, когда-либо. Подумайте о громадном ускорении накопления фактов, знаний, методик, изобретений, достижений в технологии .Кажется вполне очевидным, что это требует изменить наш подход к человеку, к его отношениям с миром. Грубо говоря, требуется иной тип человека, способного жить в непрерывно изменяющемся мире. Новое время характеризуется появлением типичной нестандартной ситуации - такой, где нет готовых решений, алгоритмов, где ни книга, ни ЭВМ, ни соседи, ни информация не смогут помочь решить задачу, если мы сами не обладаем способностью ее решить. При этом человек, конечно, должен обладать обширными познаниями, но главное его оружие - это способность реализовать их, пойти необычным, творческим путем.

Следовательно, сегодня возникает потребность в людях, не столько потребляющих знания, сколько добывающих их, в таких качествах личности, которые гарантировали бы психологическую готовность к принятию решений в неожиданных ситуациях. Человек должен обладать способностью воспринимать такие ситуации не как ЧП, а как естественное состояние бытия, не нуждающиеся в неподвижном и устойчивом, "замороженном" мире, в том, чтобы жить так, как их отцы. Такие люди будут уверенно смотреть в завтрашний день, даже не зная, что произойдет, но рассчитывая на свою способность импровизировать в ситуации, никогда ранее не возникавшей.

Каков же в этих условиях правильный путь обучения? Ясно, что мы должны учить людей быть творческими, по крайней мере в смысле способности справляться с новизной, импровизировать. Творческие люди не должны бояться изменений, напротив, должны чувствовать себя комфортно, встречаясь с изменениями и новшествами и, насколько это возможно, даже быть способными наслаждаться ими. Это означает, что мы должны обучать и готовить творческих личностей.

СТРЕСС - КОМПОНЕНТ ЖИЗНИ

Обязательным компонентом жизни людей, которые боятся новизны, является стресс. Концепция стресса разрабатывается с 1936 года выдающимся канадским физиологом Гансом Селье. Он определял стресс как специфический ответ организма на любое предъявленное ему требование; этот ответ представляет собой напряжение всех защитных сил организма, мобилизацию его ресурсов, и прежде всего вегетативной, нервной и гуморальной систем, для приспособления к изменившейся ситуации и решение возникших жизненных задач. Стресс может не только снизить, но и повысить устойчивость организма к вредным болезнетворным факторам, и в этом случае он называется эустрессом, в противоположность ему тот стресс, который может привести к болезни и гибели, называется дистрессом. В отличие от животных, ни интенсивность, ни длительность, ни эмоциональность стресса у человека не приводит к нарушению адаптационных механизмов. Действительно, широко известно, что у лиц, активно вовлеченных в многолетнюю и тяжелую трудовую деятельность, число психосоматических заболеваний не только не возросло, но даже значительно уменьшилось:. Так у жителей осажденного Ленинграда не выявлялось гипертонической болезни, в первые повышенное артериальное давление было зарегистрировано у многих жителей города после прорыва блокады. Более того, психосоматические заболевания временно исчезали даже у лиц, переживших нечеловеческие условия концентрационных лагерей. Те узники лагерей, которые оказывались духовно сломленными, воспринимали ситуацию как безнадежную и прекращали всякие попытки к сопротивлению, быстро погибали от истощения и болезней. Другие же люди, продолжавшие повседневную борьбу за существование и сохранение человеческого достоинства, не только выживали, вопреки голоду, недоброкачественной пище, изнуряющему труду и постоянной угрозе уничтожения у них не обнаруживалось признаков тех заболеваний, которыми они страдали до заключения в лагерь. Поэтому с точки зрения классической концепции стресса выглядит парадоксом то, что у многих из этих людей после освобождения, когда все муки были уже в прошлом и эмоциональное состояние было несравнимо лучше, появлялись признаки новых психосоматических заболеваний, или возобновлялись ранее перенесенные. Что же в таком случае является решающим?

АКТИВНОСТЬ И ПАССИВНОСТЬ

В.В.Аршавский изучал влияние эмоционального состояния животных и характера их поведения на течение искусственно вызванных патологических состояний у кроликов и крыс. Создавались экспериментальные модели разных заболеваний: аллергического отека, эпилепсии и т.д. У этих животных вызывали различные эмоциональные состояния с помощью раздражения электрическим током определенных зон мозга. Электроды вживляли в так называемые зоны неудовольствия, при раздражении которых животное проявляет признаки страха, возбуждения, становится агрессивным или тревожным. Раздражение других точек мозга - "зон удовольствия" вызывает у животного повторить пережитые ощущения. Было обнаружено, что раздражение зон отрицательного подкрепления приводит отнюдь не к однозначным результатам. Во многих случаях здоровье испытуемых животных действительно ухудшается, но не так уж редки случаи, когда оно улучшается. И определяющим фактором является поведение животного в процессе переживания отрицательных эмоций.

А поведение это может быть двух видов. Пассивно-оборонительное, когда животные забиваются в угол клетки, дрожат и замирают, обнаруживая все признаки страха, но при этом не предпринимают никаких попыток спастись или же совершенно безвольно распластываются на дне клетки, как бы примирившись со своей участью. Противоположным ему является активно-оборонительное поведение. Это поведение может иметь различные проявления: животное может пытаться бежать из клетки, обнаруживая все признаки страха, но только не парализующего, а толкающего на поиск спасительного выхода; или крыса приходит в ярость, кусает и царапает клетку, может вцепиться в экспериментатора, пытается выдернуть из головы электроды. Во всех случаях такое оборонительное поведение носит активный характер. И систематические наблюдения позволили установить, что именно при активно-оборонительном поведении уменьшается тяжесть болезненных процессов. Напротив, при пассивно-оборонительном поведении все формы патологии прогрессируют и нередко завершаются гибелью животных.

ПОИСКОВАЯ АКТИВНОСТЬ

В исследованиях В.С. Ротенберга показано, что основным компонентом поведения, определяющим устойчивость организма к разнообразным внешним воздействиям, является поисковая активность.

Поисковой активностью называется деятельность, направленная или на изменение неприемлемой ситуации, или на изменение своего отношения к ней, или на сохранение благоприятной ситуации вопреки действию угрожающих ей факторов и обстоятельств, при отсутствии определенного прогноза результатов такой активности, но при постоянном учете промежуточных результатов в процессе самой деятельности. Человек запрограммирован природой на гибкое поисковое поведение в меняющемся динамичном мире как самой природы, так и социальных отношений. В реальности стопроцентный прогноз конечных результатов блокирует поисковую активность, превращая жизнь в набор автоматизированных действий, отражающих искусственно выстроенную ситуацию. В то же время в процессе поискового поведения не только конечные, но и промежуточные его результаты должны учитываться, оцениваться и использоваться для коррекции поведения, которое без этого окажется недостаточно гибким и в конечном итоге - малоэффективным. Поисковое поведение отличается от панического, при котором человек тоже пытается активно действовать для изменения неприемлемой ситуации, однако такая активность носит хаотический непродуктивный характер, ошибочные действия не коррегируются, ни один из путей спасения не прослеживается до конца, и такое поведение, как правило, не оказывает защитного действия. Антиподом поисковой активности является отказ от поиска. У человека он проявляется разнообразно: сюда относится депрессия, невротическая тревога, переживание апатии, беспомощности, безнадежности, которые часто предшествуют развитию различных заболеваний. Подмечено, что чем более высокой поисковой активностью характеризуется человек в его обычном состоянии, тем тяжелее переносится его отказ. Состояние отказа от поиска не только вредно для здоровья - оно резко отрицательно сказывается на результатах любой деятельности. Возникнув в конкретной ситуации, оно имеет тенденцию "захватывать" поведение в целом, потому что если даже ощущения безнадежности и депрессии явились реакцией на какую-то конкретную неудачу, они способны парализовать активность в любом другом направлении. Снижение поисковой активности обуславливает возникновение новых неудач формирует замкнутый круг, вырваться из которого можно, если в неудачах возникает просвет или внезапно случается событие, требующее полной мобилизации для спасения собственной жизни или жизни близких.

Активное поведение и жизненная стойкость во многом определяется мировоззрением и идеологией человека, которые не дают угаснуть поисковой активности вопреки всем жизненным трудностям. Но большое значение имеет и то, что поисковая активность реализуясь в разного рода творчестве, как бы сама себя поддерживает. Потребность в поиске требует удовлетворения любым путем и если человек закрывает для себя путь вперед, в сторону новых свершений из опасения потерять достигнутое, - он неизбежно начинает двигаться назад. Только у человека, благодаря сознанию и высокому уровню социальной организации потребность в поиске может проявиться в творчестве. Разумеется, и творчество может стимулироваться разными причинами - от потребности общества в разрешении назревших задач, до стремления к самоутверждению. Но среди побудительных причин творчества не следует забывать и о бескорыстном удовольствии, доставляемом самим процессом работы. Все дело в том, что именно в творчестве проявляется уникальность потребности в поиске - ее принципиальная ненасыщаемость, ибо потребность в поиске - это потребность в постоянном изменении самого человека. Подлинное творчество само себя стимулирует, само по себе является для человека наградой.

ПРИРОДА ПОИСКОВОЙ АКТИВНОСТИ.

Является ли потребность в поиске врожденной или приобретенной? Безусловно, определенные биологические предпосылки для ее возникновения существуют, коль скоро она обнаруживается у животных, принадлежащих к разным видам, стоящих на разных ступенях развития. Биологическая роль этой потребности для человека очевидна: она является как бы пружиной, движущей силой саморазвития и самосовершенствования каждого индивида, делая его активным соучастником прогресса всей популяции. Возникает как бы положительная обратная связь между уровнем и темпом развития мозга: чем сложнее и совершеннее становится ЦНС, тем интенсивнее она развивается и совершенствуется. Одним из механизмов, обеспечивающих такое ускорение, является поисковая активность: чтобы она успешно реализовалась в сложном мире и не приводила индивида к гибели, мозг должен обладать большими разносторонними возможностями в усвоении, реорганизации и извлечении информации из памяти, в регуляции усложняющегося поведения. Таким образом, поисковая активность способствует развитию НС, а последняя, в свою очередь, стимулирует поиск. Однако общебиологическое значение потребности в поиске и ее биологическая природа отнюдь не противоречат тому обстоятельству, что эта потребность у разных субъектов развита в разной степени. Объясняется это тем, что при рождении индивид обладает только предпосылками к развитию этой потребности, а окончательно она формируется лишь в процессе индивидуального развития и социального общения, благодаря постоянному контакту с родителями и другими взрослыми. А если среди них будут доминировать те, кто склонен отказываться от поиска, то потребность в поиске не будет формироваться и у новых поколений и развернется цепная реакция отказа.

Но было бы серьезной ошибкой игнорировать принципиальное отличие человека даже от высших животных в характере и направленности поиска. Речь идет прежде всего о том, что именно у человека поисковое поведение перестает быть лишь ситуативным (обеспечивающим удовлетворение потребности в пище, безопасности, продолжении рода), а нередко становится самоцелью и реализуется в творчестве.

А. Маслоу разделяет потребности человека на базовые (дефицитарные) к которым относятся физиологические, такие как еда, сон; потребности в безопасности и уверенности; потребности в любви и принадлежности; потребность в самоуважении и уважении других; и метапотребности (потребности роста), к которым он относит бытийные ценности, такие как цельность, совершенство, завершенность, справедливость, жизненность и т.п., ведущие к самоактуализации человека, которая выражается в творчестве. Становление личности неразрывно связано с поисками собственного Я - поиск ответов на самые основные, вечные вопросы: "Что я такое?", "Для чего я живу?", "Что я ищу в отношениях с другими людьми?", "Что есть природа?". Окончательных, однозначных всеобщих ответов на эти вопросы не существует, но постоянный поиск таких ответов и представляет собой то, что называется духовностью.

Духовность подразумевает творчество не только в создании новых идей или произведений, имеющих объективную значимость и ценность, но и в смысле построения своего внутреннего мира, что требует не меньших творческих усилий, поэтому духовность - это присущая именно человеку форма поисковой активности. Поиск себя и сотворение себя (самоактуализация) - творческий процесс, который принципиально не исчерпаем и не имеет границ, так как если бы полное и окончательное постижение своего Я было бы действительно возможно, это означало бы остановку в духовном развитии, его окостенение и омертвение, механизацию, ибо только постоянное движение обеспечивает полноценную жизнь человеческого духа. Именно поэтому самоактуализация - универсальный тип поисковой активности, более всего гарантирующий от состояния отказа и капитуляции. Но для его осуществления необходима достаточная зрелость личности.

ФОРМИРОВАНИЕ ПОИСКОВОЙ АКТИВНОСТИ.

РАННЕЕ ВОСПИТАНИЕ ЗА И ПРОТИВ ПОИСКОВОГО ПОВЕДЕНИЯ.

Пассивность младенцев.

Если поисковая активность имеет такое большое общебиологическое значение и оказывает положительное влияние на здоровье и развитие личности, то могут возникнуть закономерные вопросы: вследствие чего возникает отказ от поиска, каким образом эта неадекватная форма поведения сохранилась в процессе эволюции, почему она не была уничтожена природой путем естественного отбора как опасная и вредная? Пока существует только одно объяснение этому.

Дело в том, что каждый организм на раннем этапе своего развития приобретает опыт пассивно-оборонительного поведения. На этом этапе такое поведение не может квалифицироваться как отказ от поиска по той простой причине, что еще не сформировались механизмы центральной нервной системы, обеспечивающие устойчивую поисковую активность. Поэтому пассивно-оборонительное поведение в первые недели или месяцы жизни является единственно возможным при столкновении с опасностью или превышающей возможности задачей.

Интересно, что высокоразвитые животные, обнаруживающие во взрослом состоянии высокую поисковую активность, после рождения переживают опыт беспомощности и полной зависимости от родителей и ближайшего окружения, т. е. период детства увеличивается в ходе эволюции. У человеческого детеныша этот этап особенно велик, поскольку именно в ходе общения со взрослыми и «присвоения» достижений цивилизации и протекает дальнейшее развитие нервной системы и поведения. В то же время высокая организация человеческого общества обеспечивает младенцу уход и безопасность на все время его беспомощности.

Роль раннего опыта.

Однако опыт относительно пассивного поведения не пропадает бесследно: именно потому, что центральная нервная система ребенка чрезвычайно чувствительна к любым воздействиям (что и делает ее столь пластичной и готовой к обучению), опыт, приобретенный в это время, закрепляется навсегда. Мозг новорожденного предуготован к восприятию и к очень прочному закреплению впечатлений без всякой их критики. Поэтому и опыт зависимости, беспомощности и пассивно-оборонительного поведения является очень прочным, и субъект нуждается в его дальнейшем активном преодолении. По существу, весь дальнейший процесс развития организма представляет собой переучивание, но ранний опыт полностью изжит быть не может и содержит постоянную предпосылку для развития (при условиях, о которых пойдет речь ниже) пассивно-оборонительного поведения уже во взрослом состоянии..

Обучение активности.

Каковы же основные условия преодоления раннего опыта естественной беспомощности и почему это преодоление может протекать не вполне успешно?

Семья и культура считаются краеугольным камнем цивилизации, семья служит "фактическим выразителем" сохраняющихся моделей культуры, в то время как культура охраняет границы, направляет и поддерживает эти модели, которые передаются из поколения в поколение. Вместе семья и культура должны служить "силой и опорой" для формирования развития в нас чувства своего Я, системы ценностей и способности нормально функционировать в жизненной деятельности. Они также развивают в нас умение ладить с окружающими и занимать свое место в коллективе и обществе. Семья предоставляет материал, возможность и пространство для раскрытия и расцвета нашей личности. Но в то же время семья может заблокировать, повредить и даже разрушить у нас эту врожденную способность. Давайте присмотримся повнимательнее.

Прежде всего, младенец должен ощущать себя находящимся под постоянной защитой ближайшего окружения, особенно матери. Он должен приобрести уверенность, что плач, единственно доступный ему способ реагирования на неприятные ощущения (голод, боль, дискомфорт в кровати, страх перед неизведанным), является достаточно эффективным и помогает ему контролировать ситуацию. Среди молодых матерей нередко бытует ошибочное и вредное представление, что не следует потакать капризам младенца и что можно отучить его от крика и плача, не обращая на него внимания. Во многих случаях этот способ действительно оказывается эффективным. Если при постоянном эмоциональном и поведенческом отклике на плач ребенка его крик через некоторое время может приобрести неприятно-требовательный характер и будет звучать при малейшем дискомфорте, то игнорирование плача более или менее быстро приведет к тому, что после этапа «закатывающегося крика» (попытке переломить ситуацию) он сначала перейдет в беспомощное, обиженное всхлипывание (ощущение собственного бессилия), а затем и вовсе прекратится, создавая у матери иллюзию успешной воспитательной акции. То, что ребенок при этом получит первый опыт бесполезности любых усилий, закрепляющий характерную для этого этапа жизни пассивно-оборонительную установку, останется за кадром. Необходимо помнить, что младенец, если он здоров, плачет только тогда, когда испытывает реальный дискомфорт (сырая постель, голод, рези в желудке). Если он болен, внимание к нему тем более необходимо. Поэтому он должен постепенно приобрести уверенность в том, что может привлечь к себе внимание криком и может положиться на хорошее отношение матери, ее постоянную защиту. Только с ее помощью он постепенно может развить в себе способность к активному взаимодействию с миром и поисковому поведению, только она способна бережно провести его через этап покровительства и поддержки к этапу самостоятельности и независимости.

Очень важные исследования, вскрывающие роль ранних контактов с матерью для всего дальнейшего развития ребенка, были проведены на обезьянах. После первых месяцев жизни детенышей отделяли от матерей и подробно изучали динамику их поведения. Первой реакцией был острый страх и короткий, но бурный протест: обезьянка кричала, не подпускала к себе людей, трясла решетку клетки, ее поведение носило характер хаотической паники. Сразу вслед за этим развивалась типичная пассивно-оборонительная реакция по типу депрессии: малышки отказывались от еды, теряли всякий интерес к окружающему, апатично сидели в углу клетки, пугались любой неожиданности, у них появлялись соматические расстройства - язва желудочно-кишечного тракта, потеря веса, выпадение волос.

Если изоляция продолжалась достаточно долго, некоторые обезьянки гибли, а выжившие утрачивали способность к иформированию нормальных отношений с матерью (после возвращения к ней) и с другими обезьянками. Резко нарушались сексуальные отношения. При этом снижалась их способность к обучению, возникали неспровоцированные агрессивные реакции.

Интересно, что весь этот синдром изоляции развивался даже в тех случаях, когда обезьянка могла постоянно видеть мать через стеклянную стену клерки, но была лишёна телесного контакта с ней. Сходная симптоматика, хотя и менее выраженная, наблюдалась и в тех случаях, когда не было полной изоляции, а было только отделение от матери; обезьянка могла играть со сверстниками и братьями и сестрами. Описанные выше расстройства не возникали только в тех случаях, когда какая-нибудь другая взрослая обезьяна брала на себя полную заботу о малыше, как бы подменяя мать, и эта забота носила не формальный характер, а включала ласки, телесный контакт и игры.

Крупный советский физиолог, основатель возрастной физиологии И. А. Аршавский показал, что для нормального физиологического развития ребенка необходимо раннее вскармливание грудью матери не позднее 30 минут после рождения. В 1980 г. этот метод был принят Всемирной организацией здравоохранения как обязательный для всех стран...

Детские психотравмы

И родители, и воспитатели ясель и детских садов должны понимать, в чем специфика развития ребенка и какой вред может нанести неправильное отношение к нему, игнорирование его естественных потребностей в ласке, опеке и поддержке. В этой связи особого внимания заслуживает также общая эмоциональная обстановка в семье (или в заменяющем семью коллективе), к которой ребенок особенно чувствителен. Семейные конфликты и ссоры в ближайшем к ребенку окружении, проявления взаимной неприязни неминуемо вызывают у маленького человека ощущение угрозы, неблагополучия, недостаточной защищенности, не говоря уже о том, что ухудшение настроения взрослых невольно сказывается и ' на их отношении к ребенку, на которого уже не хватает ни ласки, ни терпения. Все это в комплексе формирует детские психотравмы, которые, как показано во многих исследованиях, нередко на десятилетия предшествуют возникновению невротических и психосоматических расстройств. Объяснить это можно следующим образом. Пережив психотравмирующую ситуацию в том возрасте, когда он еще не способен к активно-поисковому ее преодолению, ребенок как бы закрепляется в своей исходной тенденции к пассивно-оборонительному реагированию, вместо того чтобы постепенно преодолеть эту тенденцию, «переболеть» ею. Конфликтная, или стрессовая, ситуация, возникающая уже во взрослом состоянии и затрагивающая значимые эмоциональные отношения человека, превращается при этом в удар по слабому звену: с одной стороны, она провоцирует закрепленный с детства стереотип пассивно-оборонительного поведения в любой сложной обстановке, т. е. вызывает отказ от поиска способов разрешения конфликта. С другой - она некоторыми своими сторонами напоминает чту конкретную ситуацию в детстве, которая была психотравмирующей, и благодаря сильному запечатлению той ситуации воспроизводит и детский тип реагирования. Представляется, что именно такого рода наблюдения легли в основу утверждений Фрейда о роли детских психотравм в развитии заболеваний у взрослых и о том, что в основе неврозов и психосоматических заболеваний лежит регрессивное поведение. Ведь возврат к закрепленной в детстве пассивно-оборонительной реакции - это и есть регрессия поведения, т. е. снижение его уровня к более примитивному.

Роль матери.

Какова же роль матери и всего ближайшего окружения в активном преодолении предпосылок пассивно-оборонительному поведению? Наиболее общий принцип состоит в том, что ребенок должен с самого раннего возраста осторожно, но настойчиво побуждаться к доступной ему активности, конечно, обязательно под покровительством родителей или же заменяющих их лиц. Это покровительство нужно для того, чтобы столкновения с первыми трудностями не спровоцировали бы и не закрепили реакцию пассивного страха - рядом с матерью, под ее защитой ребенок гораздо менее склонен к таким реакциям, легче их преодолевает и готов на более активные попытки исследования окружающего мира.

Роль движения.

Огромную роль в дальнейшем развитии поисковой активности играют условия, обеспечивающие ребенку максимальную свободу движений. На этом вопросе стоит остановиться подробнее. Исследования И. А. Аршавского показали, что спонтанная двигательная активность ребенка является фактором, не только способствующим развитию мышечной системы, но и увеличивающим энергетические резервы организма. При этом организм приобретает способность осуществлять активность, ранее для него недоступную. Таким образом, формируется система с положительной обратной связью, когда двигательная активность создает предпосылки для собственного развития. Но дело, по-видимому не только в движениях как таковых. Для младенца движение - это фактически единственный способ исследования,, себя и окружающего мира, установления познавательных контактов со средой, и отсюда понятна огромная роль движений для развития психики и интеллекта. От действующих мышц постоянно поступают импульсы в мозг стимулируя центральную нервную систему и способствуя ее развитию. Во всех случаях, когда двигательные поведенческие реакции у детей определяются не внутренними побуждениями, не стремлением к контакту с миром, а вызываются принуждением извне, потенциально имеющиеся , у каждого ребенка творческие задачки подавляются зачастую необратимо. С другой стороны, при параличах, которые не обусловлены тяжелым повреждением мозга, попытки, пусть даже не вполне успешные, осуществить разнообразные произвольные контакты со средой нередко выражены особенно ярко. Они, в частности, ориентированы на активную компенсацию имеющегося дефицита, на преодоление трудностей, что проявляется в стремлении приподняться, сесть, встать, пойти, и в этих случаях развитие интеллекта не только не страдает, но может даже превзойти таковой у обычно развивающихся детей. Дело, следовательно, не только и не столько в движениях как таковых, сколько в реализующейся через движения целенаправленной поисковой активности. Щель для человека, начиная с раннего возраста, подчеркивая И. А. Аршавский, в той мере, в какой она стимулирует активность, является самым организующим фактором его развития. Отсюда следует, что младенцу необходимо прежде всего предоставить условия для свободных спонтанных движений. А для этого необходимо уже в первые недели жизни отказаться от тугого пеленания и одевать ребенка в специальную свободную одежду. Вред пеленания не только физиологический, но и психологический, ибо оно закрепляет ощущение беспомощности и пассивной зависимости.

Чтобы малыш развивался младенца, освобожденного от пеленочных пут, необходимо достаточно рано и чем дальше, тем больше втягивать в различные игры - сначала простые, затем все более сложные. Надо активно привлекать его внимание к людям и предметам, начиная с блестящих и звучащих игрушек, которые подвешивают над кроватью так, чтобы ребенок мог до них дотянуться, прилагая, однако, для этого некоторые усилия. Необходимо почаще менять его положение в кровати и эпизодически брать его на руки, чтобы расширилось поле его зрения. В дальнейшем должен выполняться следующий принцип: по мере того как ребенок овладевает какими-то навыками, задачи, которые ставятся перед ним в игровых ситуациях, должны медленно, но неуклонно усложняться. Родители должны быть всегда готовы прийти на помощь ребенку, если он с чем-то не справляется, прежде чем он впадет в отчаяние от своего бессилия. Однако не следует и спешить с предложением помощи, пока ребенок обнаруживает готовность попытаться решить задачу самостоятельно еще и еще раз. Необходимо следить, чтобы неудачи не следовали одна за другой, но и успех не должен достигаться слишком быстро, без достаточных усилий, а главное-успех не должен быть полностью гарантирован еще до начала всяких усилий, ибо такая гарантия убивает поисковую активность. Достижение цели должно быть связано с преодолением препятствий, но сами они должны быть преодолимы. Чем старше становится ребенок, тем важнее соблюдать соотношение между успехом и неуспехом: комфортные, разнеживающие условия, удовлетворение всех желаний без поиска не менее вредно, чем постоянные удручающие неудачи. Необходимо помнить об опасностях «болезней достижения». Если даже у человека сформировалась потребность в поиске, но он, сознательно поставив себе сверхзадачу, достиг вожделенной цели, которую считает венцом всех усилий, он находится в опасной ситуации. Он может в дальнейшем активно подавить свою потребность в поиске из желания остановиться на достигнутом, из опасения, что дальнейшая поисковая активность сопряжена с риском потерять уже приобретенное. Такое опасение-первый шаг к пропасти. Но и постоянные неудачи в конце концов обесценивают активный поиск, вызывают не только чувство безнадежности, но и страха перед любыми усилиями, ибо они приводят к нескончаемым наказаниям...

Устойчивость к неудачам ценнейшее человеческое качество. Недаром в нашем речевом обиходе так много формулировок типа: «Не унывай», «Не вешай нос», «Выше голову» и т. п. Все эти призывы выражают глубокую народную мудрость, которая высоко ставит твердость духа и активность поведения в трудных ситуациях.

Эта жизненная мудрость нашла отражение в старой сказке о двух лягушках, которые забрались в погреб и попали в горшок со сметаной. Положение было безнадежным, и одна из лягушек не стала тратить силы и пошла на дно. А другая барахталась, барахталась и вскоре ощутила под своими лапками что-то твердое: это она сама сбила из жидкой сметаны твердое масло. Оперлась она лапками на твердый масляный ком и выпрыгнула из горшка. Сказка заканчивается поучением, адресованным первой лягушке, погибшей в горшке со сметаной: не падай духом, не умирай раньше смерти.

Исходно высокая поисковая активность может сохраняться в объективно безнадежной ситуации и может быть направлена на изменение самого прогноза, т. е. на отыскивание или создание новых, ранее неучтенных шансов. Здесь открывается дорога творчеству, потенциальные возможности которого ничем принципиально не ограничены. А там, где начинается творчество, там уже невозможно говорить о 100%-ном отрицательном прогнозе.

ВОСПИТАНИЕ ПОДРОСТКА.

Если мы продвинемся еще на один шаг дальше по ходу процесса формирования и развития личности, за пределы сферы влияния семьи и культуры, мы окажемся в школьной аудитории. Несмотря на то, что изначально задачи школы отличались от задач семьи и культуры, школа все больше и больше замещала их и выполняла те цели, которые когда-то были исключительно обязанностью семьи и культуры.

Роль школы и образования.

Давайте вспомним методы, которые могут способствовать развитию абстрактного мышления и умения решать формально-операционные задачи. Можно ставить эксперименты или создавать проблемные ситуации, позволяющие ученикам наблюдать, анализировать возможности и делать выводы по поводу замеченных ими соотношений. Учителя, которые используют авторитарный подход, а не свободный обмен мнениями, подавляют истинное мышление. Раз-витию формального мышления и способностей к решению проблем способствуют такие формы учебной работы, как дискуссионные группы, семинары по решению проблем и научные эксперименты. Учителя должны быть подготовлены к руководству групповыми дискуссиями и стимулированию обмена мнениями, обратной связи, должны уметь оказывать помощь и поддержку, давать на развитие способности к рассуждениям необходимое время. У некоторых учащихся эта способность формируется довольно медленно. Пиаже (1972) обобщает эту педагогическую философию, сформулировав две цели обучения:

Главной целью образования является формирование людей, которые созидают что-то новое (а не просто повторяют достижения предыдущих поколений), людей творческих, изобретательных и способных делать открытия. Вторая цель - формирование умов, которые в состоянии мыслить критично, проверять все утверждения и не принимать на веру все, что им говорят... Нам нужны, активные ученики, которые рано обретают способность учиться самостоятельно, частично по собственной инициативе, частично - с помощью материалов, подготовленных для них учителями; ученики, которые рано научаются отличать идеи, требующие доказательства, от первой мысли, пришедшей им в голову.

По мнению Элкинда (1970), из созданной Пиаже модели мышления ребенка следует несколько общих педагогических принципов. Ум ребенка не является чистой страницей. Напротив, в его голове роится множество мыслей о природном и рукотворном мире, но эти мысли отличаются от представлений взрослых и выражаются другим языком. Первым предварительным условием, необходимым для обучения ребенка, является разработка эффективных способов общения с ним.

Второй чрезвычайно важный для успешного обучения принцип заключается в том, что нужно помогать детям не только овладевать новой информацией, но и видоизменять уже существующие у них знания. Дети постоянно забывают старую информацию, воспринимают ее по-новому и приобретают совершенно новые знания. Они приходят в школу с собственными понятиями о пространстве, времени, причинах и следствиях, количестве и числах. Цель обучения заключается в расширении их неполных знаний.

В-третьих, дети любознательны по своей природе, и в них заложено желание узнавать новое. Педагоги не должны стараться прививать детям любовь к знаниям; им скорее нужно следить за тем, чтобы не подавить в детях желания учиться, что происходит при чрезмерно жесткой программе обучения, не соответствующей внутреннему ритму ребенка и его индивидуальной скорости научения. Самые лучшие педагоги развиваются сами вместе со своими учениками, проявляют живой интерес к знаниям, всегда готовы попробовать что-то новое, высказать свою критическую оценку и прививают такие же качества своим ученикам...

А.И. Доронин

БИБЛИОГРАФИЯ.

А.К. Дусавицкий. Формула интереса. - М, "Педагогика" 1989.
В.С. Ротенберг, С.М. Бондаренко. Мозг.Обучение. Здоровье. - М. "Просвещение" 1989.
А. Маслоу. Новые рубежи человеческой природы. -М, "Смысл" 1999.
Мюриел Джеймс, Дороти Джонгвард. Рожденные выигрывать. - М, "Прогресс" 1993.
Франк Корделл. Психотерапия и лидерство. - СПб, "Речь" 2000.
Ролло Мэй. Мужество творить. - М, Институт общегуманитарных исследований 2001.
Карл Р. Роджерс. Становление личности. - М, "Эксмо-пресс" 2001.
Филип Райс. Психология подросткового и юношеского возраста. - СПб, 2000.
А.Г. Маслоу. Мотивация и личность. - СПб, "Евразия" 1999.

Происхождения человека. "Денисовец"

Люди - не один вид. Это несколько разных видов, объединяемых учеными в один род. 10 июня 2013 года войдёт в историю, как день, перевернувший представления о человеке. Если до этого «официально» считалось, что человечество составляет один вид, предки которого около 60-ти тысяч лет назад вышли из Африки. То после 10 июня человечество из вида превратилось в род.

Результаты, достигнутые российским ученым, обнаружившим останки ранее неизвестного вида ископаемого человека («денисовца») на Алтае носят прорывной характер и «реально меняют представления науки о том, как происходила эволюция, продвижение человека». Напомню вкратце суть полицентрической теории. Германский антрополог Франц Вейденрейх (1873 – 1948) высказал гипотезу о том, что разные люди произошли от разных древних предков. Французский антрополог Поль Пьер Брока (1824 – 1880) развил полицентризм, например, в таких работах, как известная статья «Человечество – один вид или несколько?». Все антропологи и анатомы на этот вопрос всегда давали один и тот же ответ: человечество состоит из нескольких видов. – Чем отличаются виды человека? – Отличий много. Начать хотя бы с тех, к которым мы привыкли, – это цвет кожи, геометрические размеры, разрез глаз и т.д. – Но они же ничего не значат… – Именно такое заблуждение, а, точнее, обман, навязала определённая группировка «учёных», преследовавшая свои политические цели. Не будем их называть, я думаю, что многие догадаются. Именно эти «учёные» развязали по миру травлю настоящих исследователей и развернули широкомасштабную инквизицию. Не будем называть фамилии пострадавших: пусть они теперь снятся в кошмарных снах тем чистоплюям, которые их пинали. Мне приходилось быть свидетелем таких нападок на некоторых конференциях. Справедливости ради, надо отметить, что серьёзные учёные никогда себе не позволяли и не позволяют некорректных выпадов в отношении коллег. Главными инквизиторами обычно являются кандидаты наук. – Насколько открытие Анатолия Деревянко повлияют на ситуацию? – Я думаю, серьёзно или даже кардинально. Ведь состоялось вот что. Если до 10 июня сего года официально считалось, что все люди ничем не различаются, и, в связи с этим, можно вступать в беспорядочные половые связи с представителями разных рас, то после 10 июня картина повернулась другим боком – на Земле проживает несколько видов человека, отношения между которыми подчиняются законам биологии. То есть нельзя беспорядочно скрещиваться – иначе наступят негативные последствия. – В чём негативность таких последствий? – Это известно. Первое, есть правило Холдейна. Оно устанавливает: чем больше генетическое расстояние между людьми, тем меньше вероятность получения от них плодовитого и здорового потомства. Второе правило – это вычищение гибридов. Именно по причине того, что в природе эти два правила работают безостановочно, на Земле нет метисных особей. Для человека это значит следующее: все межрасовые браки приведут к вымиранию метисного рода. С горечью приходится констатировать, что сегодняшние метисы падут жертвами пропаганды ближневосточных «учёных», преследовавших свои, без сомнения, фашистские цели и вбивших эту беззаконную идею в головы некоторой части человечества. Эти цели хорошо осветил в своём интервью американской радиостанции раввин Финкельштейн. Желающие могут послушать тот эфир в записи в Интернете или почитать его распечатку. Но на самом деле, важны не различия людей и не их сходства – это всё занятия классификаторов. Важна истина: если человечество является родом, то никакая религиозно-политическая пропаганда не должна пытаться это изменить. – Почему открытие Анатолия Деревянко является важным, ну, сохранялся бы паритет?.. – Его открытие доказало, что существовал и существует, по меньшей мере, ещё один вид человека. Анатолий Деревянко назвал его «денисовцем» – по имени пещеры, в которой остатки древнего человека были обнаружены. Академик утверждает, что потомками того денисовца стали сегодняшние азиаты малайской расы. Это важно. Важно для науки. Ведь, как я уже сказал, мы ищем истину. А не занимаемся подгонкой версии окружающего мира под какую-нибудь религиозную догму. – Можно ли прояснить, каковы во времени различия видов человека, которые сейчас можно выделить? – Да. Сегодня можно выделить четыре крупных вида человека. Говорю «крупных» потому, что пока никто не проводил исследований на предмет чёткой идентификации этих самых видов. Итак, четыре вида – это: африканский вид; средиземноморский вид – это потомки неандертальского человека; русскоравнинный вид – это тот, который до сих пор принято было называть «человеком современного вида»; и, наконец, азиатский вид – потомки денисовского человека. При этом африканский вид является не монолитным, а состоит, по меньшей мере, из трёх – четырёх видов. Между ними различия больше, чем между всеми остальными, вместе взятыми. Денисовский вид человека отделился от, условно, общего ствола примерно 500 тысяч лет назад. Это значит, что между любым человеком, живущим в центре России, и человеком, живущим в Юго-Восточной Азии генетическое расстояние такое, которое сформировалось за 1 миллион лет. Представляете, насколько различна генетика этих людей? Вторым от «общего» ствола отделился неандертальский, или средиземноморский вид. Это, по разным данным, состоялось от 400 до 200 тысяч лет назад. То есть между нами и некоторыми средиземноморцами генетическое расстояние может достигать 800 тысяч лет. И последними от «общего» ствола отделился один из африканских видов. Это состоялось примерно 170 тысяч лет назад. Это вид ушёл в Африку, где были и свои виды человека, с которыми мы имеем теоретическую точку родства на глубине 300 – 500 тысяч лет. – Да, картина действительно, иная, чем нам приходилось учить в школе… – Так, и наука на месте не стоит. Есть, кстати, ещё один поток данных, которые подтверждают озвученные мной выкладки. Речь идёт о ядерной ДНК. На сегодняшний день исследована ДНК очень большого количества людей во всём мире. Это несколько миллионов, а, возможно, уже и несколько десятков миллионов. Анализ этих данных тоже показывает, что разделение на указанные виды состоялось в глубокой древности. Правда, по данным Y-ДНК, это 60 – 300 тысяч лет для разных видов. Но факт различия видов остаётся. (A) Pan troglodytes, шимпанзе, современный (B) Australopithecus africanus, STS 5, австралопитек африканский, 2.6 млн. лет C) Australopithecus africanus, STS 71, австралопитек африканский, 2.5 млн. лет (D) Homo habilis, KNM-ER 1813, человек умелый, 1.9 млн лет (E) Homo habilis, OH24, человек умелый, 1.8 млн лет (F) Homo rudolfensis, KNM-ER 1470, человек рудольфийский, 1.8 млн лет (G) Homo erectus, Dmanisi cranium D2700, человек прямоходящий (или, по другой номенклатуре, "человек грузинский", Homo georgicus), 1.75 млн лет (H) Homo ergaster (ранний H. erectus), KNM-ER 3733, человек прямоходящий, 1.75 млн. лет (I) Homo heidelbergensis, "Rhodesia man,", гейдельбергский человек, 300,000 - 125,000 лет (J) Homo sapiens neanderthalensis, La Ferrassie 1, неандерталец , 70,000 лет (K) Homo sapiens neanderthalensis, La Chappelle-aux-Saints, неандерталец, 60,000 лет (L) Homo sapiens neanderthalensis, Le Moustier, неандерталец, 45,000 лет (M) Homo sapiens sapiens, Cro-Magnon I, человек разумный ("кроманьонец"), 30,000 лет (N) Homo sapiens sapiens, современный человек.

Возможно так зародилась жизнь. Синтез РНК в «протоклетках» всё-таки возможен

Один из возможных сценариев зарождения жизни предполагает существование в прошлом «протоклеток» с липидной оболочкой, в которых шел неферментативный матричный синтез (репликация) РНК. Проблема в том, что ионы магния, катализирующие репликацию РНК, разрушают липидные мембраны и способствуют распаду однонитевых молекул РНК. Нобелевский лауреат Джек Шостак (Jack W. Szostak) и его ученица Катажина Адамала (Katarzyna Adamala) преодолели это препятствие, добавив в среду хелатирующий агент — цитрат. Оказалось, что ионы магния в комплексе с цитратом по-прежнему катализируют репликацию РНК, но уже не повреждают мембраны и однонитевые РНК. Это открытие позволило ученым создать искусственные протоклетки, внутри которых синтез РНК идет без помощи белковых ферментов и рибозимов.

Collapse )

Но есть и другие сценарии, предполагающие, что протоклетки с липидной оболочкой, способные к росту и размножению (см. рисунок), появились очень рано — еще до того, как молекулы РНК научились эффективно катализировать собственную репликацию (о рибозимах-полимеразах см. в новости Рибозимы могут размножать друг друга, «Элементы», 13.04.2011; другой способ взаимного размножения рибозимов — сборка больших молекул РНК из нескольких маленьких — описан в новости Тайна происхождения жизни скоро будет разгадана?, «Элементы», 12.01.2009).

Именно такой сценарий вот уже несколько лет разрабатывает американский биолог Джек Шостак, получивший в 2009 году Нобелевскую премию (правда, за другое, а именно за изучение теломер и теломеразы).

О первых важных результатах, полученных командой Шостака, рассказано в новости Искусственные протоклетки синтезируют ДНК без помощи ферментов, «Элементы», 09.06.2008. Пять лет назад Шостаку и его коллегам удалось получить протоклетки, внутри которых происходит неферментативная (т.е. спонтанная, идущая без участия белковых ферментов или рибозимов) репликация коротких однонитевых участков ДНК.

Для этого ученые преодолели немало препятствий. Им пришлось подыскать реалистичную замену нуклеотид-трифосфатам — стандартным «строительным блокам», из которых современные клетки строят молекулы ДНК и РНК. Нуклеотид-трифосфаты принципиально не могут проходить сквозь липидные мембраны (потому что несут слишком большой отрицательный заряд). Пришлось заменить их на нуклеотиды, активированные имидазолом: из них тоже можно синтезировать ДНК и РНК, они не так сильно заряжены и их абиогенный синтез не представляется невероятным. Пришлось также поработать над мембранами, чтобы они легко пропускали нуклеотиды, активированные имидазолом, и чтобы их химический состав был реалистичным с точки зрения пребиотической химии (подробности см. в вышеупомянутой новости).

Но все-таки протоклетки, синтезирующие ДНК, не могут считаться правдоподобной моделью первых организмов. Ведь ДНК — позднее приобретение. Геномы древнейших организмов были сделаны из РНК (или из другого, но похожего по своим свойствам полимера, который впоследствии был заменен на РНК). Поэтому Шостаку и его коллегам очень хотелось создать протоклетку, внутри которой шла бы неферментативная репликация РНК.

Сделать это оказалось непросто (см.: J. W. Szostak, 2012. The eightfold path to non-enzymatic RNA replication). Неферментативный матричный синтез РНК — реакция осуществимая, но для того, чтобы она шла с приемлемой скоростью, в среде должна быть высокая концентрация ионов Mg2+. В этом случае к растущей нити РНК присоединяется до 1,4 нуклеотида в час. Процесс идет медленно, но верно. Без ионов магния самое большее, на что можно рассчитывать, — это присоединение 0,03 нуклеотида в час. РНК — не настолько стабильная и долгоживущая молекула, чтобы позволить себе размножаться с такой черепашьей скоростью.

Проблема в том, что ионы магния безжалостно разрушают разработанные Шостаком и его коллегами замечательные, «пребиотически правдоподобные», проницаемые для нуклеотидов мембраны. Жирные кислоты, входящие в состав этих мембран, соединяются с Mg2+ и выпадают в осадок. Устойчивое существование протоклеток при концентрациях ионов магния, необходимых для эффективного синтеза РНК, оказалось невозможным.

Но это еще не всё. Ионы магния катализируют не только репликацию, но и распад однонитевых участков РНК. Поэтому в их присутствии еще неизвестно, успеет ли матричный синтез завершиться до того, как развалится матрица.

Кроме того, присутствие ионов магния повышает устойчивость двойных спиралей РНК (то есть температуру, при которой двойная спираль расплетается на две однонитевые молекулы). Это плохо, потому что для размножения РНК в отсутствие эффективных ферментов-полимераз очень важно, чтобы двойные спирали РНК разделялись без особого труда.

Итак, ионы магния необходимы для репликации РНК, но у них целых три негативных побочных эффекта: они разрушают мембраны, рвут однонитевые РНК, а двуспиральные РНК делают слишком тугоплавкими. Это заставило ученых задуматься о подборе хелатора, то есть такой молекулы, которая, соединяясь с ионом магния, обхватывала бы его, как клешня, и лишала некоторых каталитических свойств, сохранив нужные.

Авторы испытали множество хелаторов и обнаружили, что некоторые из них (в том числе цитрат, изоцитрат, оксалат и EDTA) эффективно защищают мембраны протоклеток от разрушения ионами магния.

Однако большинство из этих веществ лишило ионы магния также и способности катализировать репликацию РНК. Исключением оказался цитрат (анион лимонной кислоты): в его присутствии катализируемая ионами магния репликация лишь чуть-чуть замедлилась. Более того, цитрат полностью лишил ионы магния способности разрушать однонитевые молекулы РНК.

Установив эти факты, авторы перешли к решающему эксперименту. Они изготовили мембранные пузырьки — протоклетки с молекулами РНК внутри. К каждой однонитевой матрице заранее прикреплялся праймер — фрагмент комплементарной последовательности, образующий с матрицей двойную спираль (см. рисунок). При этом у матрицы оставался однонитевой хвостик, состоявший либо из нескольких нуклеотидов Ц (неферментативная репликация таких последовательностей идет быстрее всего), либо из чередующихся Г и Ц. Все молекулы РНК, оказавшиеся вне протоклеток, были тщательно удалены. Затем в среду, где плавали протоклетки, добавили хлорид магния, лимонную кислоту и нуклеотиды, активированные имидазолом.

Опыт удался: через 2–3 дня большинство однонитевых участков молекул РНК в протоклетках оказались полностью реплицированы, то есть молекулы стали целиком двуспиральными. В ходе работы авторы обнаружили, что репликацию можно ускорить, если не просто добавлять в раствор «пищу» (активированные нуклеотиды) по мере необходимости, а сделать систему проточной и удалять «отходы» (например, нуклеотиды, подвергшиеся незапланированному гидролизу) при помощи диализа.

Еще один небольшой, но приятный сюрприз ждал авторов, когда они проверили, не повлиял ли цитрат на температуру плавления двуспиральных РНК (которая, как мы помним, повышается в присутствии ионов магния). Оказалось, что температура плавления немного снизилась — с 75 до 71°C.

Таким образом, простейшая мера — добавление правильного хелатора — позволила преодолеть сразу несколько препятствий на пути к эффективной неферментативной репликации РНК в протоклетках.

Осталось понять, мог ли присутствовать абиогенно синтезированный цитрат в древних водоемах, служивших колыбелью зарождающейся жизни. До самого недавнего времени правдоподобные способы абиогенного синтеза цитрата не были известны. Ситуация изменилась в августе 2013 года, когда группа американских ученых сообщила о том, что им удалось найти реалистичный путь абиогенного синтеза щавелевоуксусной кислоты (оксалоацетата); см.: C. Butch et al., 2013. Production of Tartrates by Cyanide-Mediated Dimerization of Glyoxylate: A Potential Abiotic Pathway to the Citric Acid Cycle. От этого вещества до цитрата уже рукой подать (они соседи по циклу Кребса).

Однако авторы высказывают гипотезу, которая выглядит более интересной и глубокой, чем предположение о наличии абиогенного цитрата в «колыбели жизни». Роль хелатора, подавляющего негативные эффекты ионов Mg2+ и помогающего им катализировать репликацию РНК, могли взять на себя короткие пептиды, состоящие из нескольких аминокислот с отрицательно заряженными радикалами, таких как аспарагиновая кислота. Современные клеточные РНК-полимеразы имеют в своем активном центре ион магния, удерживаемый тремя остатками аспарагиновой кислоты. К тому же эта аминокислота часто встречается в метеоритах и легко образуется в опытах по абиогенному синтезу органики (таких как опыт Миллера, см.: Получены новые результаты старого эксперимента Стэнли Миллера, «Элементы», 20.10.2008). Наличие абиогенных аминокислот и простейших пептидов в «колыбели жизни» считается высоковероятным. С появления простых рибозимов, катализирующих соединение аминокислот друг с другом, скорее всего, началась эволюция белкового синтеза. Авторы в настоящее время пытаются найти простые пептиды, способные помочь магнию катализировать репликацию РНК лучше, чем это делает цитрат. Пожелаем им успеха.

Источник: Katarzyna Adamala and Jack W. Szostak. Nonenzymatic Template-Directed RNA Synthesis Inside Model Protocells // Science. 2013. V. 342. P. 1098–1100.

См. также:
Jack W Szostak. The eightfold path to non-enzymatic RNA replication // Journal of Systems Chemistry. 2012. V. 3. P. 2.
Александр Марков

«через точку, не лежащую на прямой, можно провести прямую, параллельную данной, и только одну»

Наверняка вы когда–нибудь слышали, что в геометрии Лобачевского параллельные прямые пересекаются. Конечно же, это не так. И даже наоборот.

Из школьного курса геометрии мы знаем, что [далее менторским тоном] «через точку, не лежащую на прямой, можно провести прямую, параллельную данной, и только одну».

Это утверждение – наиболее популярное перефразирование пятого постулата Евклида, который в своё время подложил здоровенную свинью своим последователям. Дело в том, что в его «Началах» первые четыре постулата сформулированы очень просто и очевидно. Вот они:

1. От всякой точки до всякой точки можно провести прямую [и только одну]
2. Ограниченную прямую можно непрерывно продолжать по прямой.
3. Из всякого центра всяким раствором может быть описан круг.
4. Все прямые углы равны между собой.

В пятом же постулате Евклид решил потроллить математиков, и вместо того, чтобы написать что–нибудь столь же простое, например, «Прямоугольники существуют» (и баста!), он начал запутывать: «Если прямая, пересекающая две прямые, образует внутренние односторонние углы… бла–бла–бла…»

И все подумали: что–то он здесь темнит, не может быть аксиома такой сложной. Не распознав подвох, математики в течение 2 тысяч лет пытались избавиться от этого постулата и доказать его через другие постулаты и аксиомы. Сначала древние греки, потом арабы, потом европейцы. И каждый думал, что он успешно доказал этот постулат, но потом выяснялось, что его доказательство базируется на каком–нибудь очевидном, но не доказанном утверждении, равнозначном самому постулату. Таких утверждений набралось огромное множество. Вот ещё некоторые из них:

1. Существуют треугольники сколь угодно большой площади
2. Существуют подобные треугольники
3. Сумма углов треугольник равна 180°
4. Теорема Пифагора верна
5. Отношение длины окружности к диаметру – константа и равно π
6. Две прямые, параллельные третьей, параллельны друг другу

Последний пункт и играет ключевую роль в путанице с геометрией Лобачевского. Но об этом чуть позже.

Наконец, наиболее продвинутые из математиков стали пытаться применить доказательство от противного[Евклида] – то есть, предположить, что пятый постулат не верен, и вывести из этого какое–нибудь противоречие. Первым был итальянец Саккери (первая половина XVIII в.), который очень досадовал, что никак не может найти это противоречие. В конце концов, он сделал ошибку в вычислениях, получил противоречие и радостно вздохнул.

Мало–помалу математики стали что–то подозревать. И уже начались попытки отказаться от пятого постулата не в целях найти противоречие, а просто посмотреть, что же получится. Первых успехов добился Ламберт, который во второй половине XVIII в. построил непротиворечивую геометрию на сфере, в которой сумма углов треугольника всегда больше 180° и все прямые пересекаются. Однако в сферической геометрии нарушается не только пятый постулат, но и как минимум первые три. Кстати, четвёртый всё–таки был доказан и исключен из постулатов.

Ламберт также исследовал геометрию, в которой сумма углов треугольника всегда меньше 180°, не нашёл в ней противоречий, но не смог представить себе этакую мнимую сферу. Поэтому он не стал развивать тему, ограничившись заявлением, что доказать пятый постулат невозможно.

Дальше над этим работали Швейкарт и Гаусс. Гаусс отлично всё понимал, но понимал также и то, что втирать подобное почтенному научному сообществу – себе дороже. Заминусуют, потом вообще ничего не сможешь постить. Поэтому они оба тихо молчали себе в трубочку.

Первым, кто во всеуслышание заявил о неевклидовой геометрии, был Лобачевский. Сначала в докладе в 1826 году, затем в публикации 1829 года. Естественно на него посыпались все шишки, и он чуть было не лишился поста ректора Казанского университета. Он был не понят и осмеян, как в России, так и за рубежом. Но продолжал настаивать и отстаивать, и продвинулся в исследовании новой геометрии дальше всех. И с тех пор она носит его имя.

Почти как в песне поётся:
One deserves the credit, one deserves the blame
And Nikolai Ivanovich Lobachevsky is his name

Независимо от Лобачевского, но на три года позже него, публикует работу о неевклидовой геометрии венгерский математик Бойяи, которая также остаётся незамеченной.

Гаусс высоко оценивал работу Лобачевского, но только в частной переписке. Он даже пытался учить русский язык, чтобы почитать его русскоязычные публикации. В 1860–х годах (уже после смерти и Гаусса, и Лобачевского) переписка Гаусса становится достоянием общественности, и его восторженные отзывы о Лобачевском привлекают внимание к русскому учёному и его идеям. В общем, справедливость восторжествовала, но как всегда посмертно.

Итак, в геометрии Лобачевского через одну точку можно провести как минимум две прямые, параллельные данной, а вообще бесконечно много. Казалось бы, раз параллельные прямые проходят через одну точку, то они пересекаются. Да, они пересекаются, но фокус в том, что они не параллельны друг другу, хоть обе параллельны третьей прямой.

Ну и кроме этого, как вы, наверное, догадываетесь, сумма углов треугольника всегда меньше 180°, площадь треугольника ограничена константой, отношение длины окружности к диаметру растёт с увеличением окружности и т.д. Всё в таком духе. Да и теорема Пифагора не работает.

Как же представить такую поверхность, на которой работает геометрия Лобачевского? А вот она – на КДПВ, с очень сексуальным треугольничком на ней. Это так называемая гиперболическая плоскость. Если сфера – повсюду выпуклая поверхность, то гиперболическая плоскость – повсюду вогнутая, как какая–нибудь воронка или седло, только бесконечная. Как у сферы есть радиус (кривизны), так и у плоскости Лобачевского есть некий показатель кривизны. Только у сферы эта кривизна положительна, а у плоскости Лобачевского – отрицательна.

На очень маленьком масштабе, либо при увеличении показателя кривизны, геометрия Лобачевского приближается к евклидовой. Так что, вполне может оказаться, что мы живём в пространстве Лобачевского с достаточно большим показателем кривизны, поэтому не замечаем этого в наших масштабах. В частности, из теории относительности следует, что при равномерном распределении массы во вселенной, наше пространство вполне может иметь геометрию Лобачевского. Если это действительно окажется так, то Лобачевского можно назвать Эйнштейном математики.

А позавчера как раз исполнилось 221 год со дня рождения Николая Ивановича Лобачевского. С чем вас и поздравляю!

P.S. А «параллельные» прямые пересекаются в проективной геометрии, но это уже совсем другая история.