АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Category:

ТРЕТЬЯ БАРБАРОССА. Часть - 7.

В том же 1995, когда Фицрой Маклин основал «Хэклит», шотландцы организовали культурное «мероприятие», в котором сфокусировались исторические токи, которые я обсуждал в связи с «Интермариумом». В Москве состоялся круглый стол на тему «Черкесия и выдающиеся европейцы». Бурцев.ру так описывает это событие.


  • В декабре 1995 в Москве был круглый стол: «Черкесия и выдающиеся европейцы». На нем выступал почетный гость Родрик Брейтвейт. Смысл его выступления сводился к тому, что Дэвид Уркарт был выдающийся интеллектуал, демократ, гуманист, и что его образ на века скрепил дружбу Британии с черкесами и всеми кавказцами. Вместе с Брейтвейтом выступал и Антон Суриков. Он говорил, что узнал про Уркарта ребенком, что Уркарт сразу стал и остается его героем, и что, когда Черкесия станет свободной, на самом почетном месте в Анапе и других местах будут памятники Уркарту. Еще он говорил о поляках и венграх в борьбе черкесов в 19 веке. После 1830 поляки и после 1849 венгры тысячами приехали в Черкесию воевать с Россией, часть приняла ислам, обзавелись семьями, сами стали черкесами. Во многих черкесах польская, венгерская и казацкая кровь. 20 % воевавших в Черкесии против России были поляками, венграми и беглыми русскими казаками, принявшими ислам. Многочисленные предки самого Сурикова (он их долго перечислял) в начале – середине 19 века были из Польши и из беглых русских казаков, они завели семьи, стали черкесами, воевали против России. Поэтому надо крепить дружбу черкесов с Польшей, Венгрией и русскими, принявшими ислам.

Одна пикантная деталь, известная видимо только Сурикову и Брейтвейту за этим круглым столом, заключалась в том, что Суриков в это время был старшим офицером ГРУ Генштаба МО РФ. Судя по пересказу их выступлений, Брейтвейт также дипломатически умолчал, что «великий гуманист» и не менее великий русофоб Уркарт служил фактически резидентом британской разведки в Стамбуле. Оттуда он разъезжал по Западному Кавказу, призывая шапсугов к восстанию против России, слал им корабли с первоклассным оружием, пытаясь спровоцировать войну между Британией и Россией, и сулил поддержку английского короля. И черкесы поддавались на эти провокации и умирали за дело мирового господства англосаксонской расы. И ничего с тех пор не изменилось. Те же самые лорды и пэры, баронессы и бароны, журналисты, манагеры, дипломаты-разведчики и их агентура влияния, вроде Фарвеста – пытаются раззудить старые этнические раны, напомнить древние обиды и раздуть новые, чтобы спровоцировать мусульманские народы России и поджечь наш общий дом. 7 Потому что Россия, как раньше Советский Союз, стоит на их дороге к мировому господству.

Теперь я хочу вернуться к Маклину (Sir Fitzroy Maclean, 1911 – 96). Это был не только дипломат-разведчик, но и своего рода идеолог и стратег тайной войны против Советского Союза. Говорят, он послужил Яну Флемингу прототипом Джеймса Бонда – массовой иконы умеренно расистского, патерналистского империализма англосаксов. Привилегированный отпрыск старого шотландского рода, Маклин был классовый и расовый борец, пропитанный антикоммунизмом и древней ненавистью британской аристократии к России. В Северном департаменте Форин офиса 30х годов, который, в целом, не отличался сентиментальным отношением к коммунизму и СССР, Маклина считали «самым ястребиным из всех ястребов». 8 Но он не принадлежал к открыто пронацистским элитам Британии. Идеальным он считал столкновение и взаимное уничтожение Третьего Рейха и СССР с их последующей интеграцией в англосаксонский миропорядок. МИ-6 – была в первую очередь анти-большевистской организацией и с большой неохотой вела разведку против Германии. Вплоть до конца 1938 они верили, что Гитлер готовится к нападению на СССР и поэтому поддерживали политику его «умиротворения»

Тем сильнее был шок Маклина и его коллег, когда в августе 1939 Советское руководство заключило с Германией пакт о ненападении, и Люфтваффе полетело бомбить Лондон вместо Москвы. Прожив несколько лет в СССР Маклин мог бы вспомнить по этому случаю русскую пословицу «Не рой другому яму.».., вместо этого в октябре он составляет «Меморандум относительно Советской угрозы интересам Британии на Ближнем Востоке». Основная мысль «Меморандума Маклина» сводится к тому, что британская военная разведка должна извлечь выгоду из враждебного отношения мусульман к русским для того, чтобы дестабилизировать Закавказье и Среднюю Азию: «оккупированные русскими» Армению, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан. (Маклин видимо не догадывался, что Армения – христианская страна). Как это сделать? Маклин предлагает «взывать к еще сохранившимся религиозным чувствам и искать опору в горькой ненависти, которую нынешний режим неизбежно должен вызывать во многих слоях населения». Он также рекомендует «использовать аборигенов пограничных районов Афганистана и Ирана, которые практически не отличаются от соответствующих племен по советскую сторону границы». Это поможет «установить контакты с недовольными элементами в глубинных районах СССР и поднять знамя восстания везде, где только можно». Еще Маклин предлагал создать «продвинутые» базы для подрывных операций рядом с границами СССР – в Афганистане, Иране и Турции. Но в центре его плана находились нефтяные вышки Баку. Вместе с нефтью Грозного они давали 95 % процентов всей нефтедобычи СССР. Если разбомбить Баку и Грозный, убеждал Маклин, Советы не продержатся и месяц. Так меморандум Маклина лег в основу «Операции Пайк». По плану, совместно разработанному генштабами Англии и Франции, эскадрильи тяжелых бомбардировщиков, базировавшиеся в Египте, должны были в течение 7-10 дней уничтожить практически всю нефтяную промышленность СССР и испепелить Баку зажигательными бомбами. Одновременно, Маклин планировал задействовать на территории СССР диверсионные отряды на основе кадров «Лиги Прометея», агентуры польской разведки и даже советских военнопленных, захваченных финнами. Правда, с последними у англичан получился конфуз. Офицеры британской военной разведки, посланные в Финляндию для вербовки советских солдат, с нескрываемым раздражением сообщали в Лондон, что «пропаганда НКВД и террор сделали этих людей полными невеждами относительно внешнего мира», и что шансы использовать их как вооруженную контрреволюционную силу были нулевые.

Зато «Лига Прометея», казалось, обещала стать серьезной базой кадров для плана Маклина. Полное название этой организации – «Прометеева лига покоренных Москвой народов». Лига воплощала вторую задумку Пилсудского – идею «прометеизма» (польск. Prometeizm), восходящую к русско-японской войне начала века. В меморандуме японскому правительству от 1904 года он так формулирует ее цели.

Сила и место Польши среди частей русского государства позволяют поставить перед нами политическую цель разделения русского государства на его главные составные части и освобождения стран, которые были насильно включены в эту империю. Для нас это означает не только реализацию наших культурных чаяний на независимое существование, но также гарантию такого существования, потому что Россия, лишенная своих завоеваний, будет достаточно ослаблена и перестанет быть сильным и опасным соседом. 9

Как многие националисты в Российской Империи, в молодости Пилсудский был социалистом. Сочетание национализма с социализмом было более политически эффективным в ту эпоху, чем традиционный национализм, возродившийся в наше время с удесятеренной силой. Поэтому он удачно подобрал название для своей концепции. Стоящий за ним миф о Прометее импонировал не только революционерам, но и европейским либералам – традиционным союзникам в борьбе с Империей. Легенда о прикованном борце за счастье человечества удачно сочеталась с преданием, что человеколюбивый титан был распят на Кавказе, где борьба с русским владычеством шла наиболее интенсивно. Таким образом, от Варшавы, где находилась штаб-квартира Лиги, до вершин Кавказа устанавливалась своего рода анти-российская дуга от Балтийского до Черного моря. Историческую преемственность Лиги как продолжателя борьбы с Империей подчеркивало членство в Лиге Саид Бека – внука имама Шамиля. Но за псевдо-освободительной риторикой идеологов Прометея стояли реакционные цели и силы.

Прометеизм был идеологическим инструментом 2-го Отдела польского Генштаба для создания из Польши «единого национального государства автаркического типа, способного вести независимую от великих держав самостоятельную внешнюю политику». Согласно плану генштаба от декабря 1920 года


  • независимость и могущество страны могут обеспечить лишь сильные, хорошо подготовленные вооруженные силы, наличие развитой системы железных дорог, сильная экономика и прочные границы, стабильная внешняя политика с ориентацией на страны Антанты и укрепление дружественных отношений с соседними государствами в форме военных конвенций.

Разграничительная линия между "цивилизованной" Европой и "варварским" Востоком должна пройти, по мысли разработчиков этого программного документа, по рекам Двина и Днепр на протяжении от Балтики (от Финляндии) до Кавказа. Новые государства, образовавшиеся вдоль этой линии, будут вовлечены в союз в виде федерации. Польше в этом союзе была отведена роль лидера.

Таким образом, геополитические последствия реализации концепции прометеизма выглядели бы так:


  • разделение Советской России, позже - СССР, по национальным швам, сведение территории России до территории XVI в., а также расширение сферы политического и экономического влияния Польши на востоке путем создания федерации в составе Финляндии, Балтийских государств, Белоруссии, Украины, Крымского и казаческого государств, союза государств Кавказа. Идеологи этой программы предполагали использовать как национальную эмиграцию, так и сепаратистские круги внутри Советской России (СССР), отводя Польше роль координатора в будущей федерации государств-лимитрофов. 10

Прометеизм возродился с новой силой в наши дни. Бандеровские батальоны в Чечне; «Иглы», которые украинские генералы Филин и Лихвинцев переправляли Масхадову; роль поляков и Фарвеста в оранжевом путче в Киеве; подрывная работа польской агентуры, бандеровцев и военной разведки Литвы в Беларуси; пронатовский шантаж Лукашенко со стороны Лунева – вице-президента ФарВест, ЛЛЦ; ГУАМ; фарвестовец Буткявичюс в роли манагера цэрэушной «революции роз»; вечная дружба украинского и грузинского народов и Евро-Азиатский нефтяной коридора в обход России; конференция в Вильнусе 2006 с русофобской речью бесноватого Чейни; провокация в Таллине, пропиаренная фарвестовцами на костях советских воинов, и тому подобные примеры – это реинкарнация геополитики Прометейской Лиги и ее западных спонсоров. Маркс называл такие исторические повторы – «возвращением всего старого хлама». Фарвест – боевая организация нового прометеизма.

Лига претендовала на представление «всех национальных меньшинств бывшей Российской Империи», но в основном была организацией украинских и грузинских националистов (Гирей представлял в ней Грузию). Главными центрами Лиги были Варшава и Париж. Она была создана в 1924 при поддержке польского Генштаба и финансировалась англичанами и французами. Отделения Лиги существовали также в Бухаресте, Стамбуле, Хельсинки и Праге. В Париже руководство Лиги (Смаль-Стоцкий, Кедиа и др.) имело постоянные контакты с ведущими сотрудниками МИ-6. Опираясь на парижское отделение Лиги, англичане приступили к формированию украинского легиона для отправки в Финляндию. Но их ждало разочарование. Уже с конца 1920-х Лига вступила в сношения с Вермахтом, абвером и нацистской партией, и к началу Второй мировой, особенно после успехов Вермахта в Европе, протофашистское большинство в руководстве Лиги сделало естественный выбор в пользу Третьего Рейха. Фактически, немцы перехватили управление этой организацией у англичан и французов. С тех пор, вплоть до конца войны, делами Лиги занималось ведомство Альфреда Розенберга – Министерство по делам оккупированных восточных территорий. Через это министерство и с одобрения Гиммлера представители Лиги вербовали свои «национальные» батальоны и дивизии для Вермахта, в частности – дивизию СС «Галичина», украинские полки полицейских войск и батальон «Нахтигаль», казацкие части, туркестанские, грузинские, армянские и кавказско-магометанские легионы. Однако, после 1943 года часть руководства Лиги начинает искать сближения с западными союзниками СССР. Например, князь Туркул пытается установить контакт с Алленом Даллесом. Принц Ираклий Багратион (неудавшийся проект Розенберга «царь Ираклий») – вождь грузинских коллаборационистов – бежит в Швейцарию, где тоже предлагает себя союзникам.

Наконец, «прометеевское подполье» в Польше добивается успеха и устанавливает связь со «старыми английскими друзьями», т.е. с руководством МИ-6. С этого времени начинается обратный перевод этой сетевой структуры под контроль англичан. Причем, отступая, немцы прилагают все усилия для создания конспиративных сетей националистов на территории СССР. Поэтому, к концу 1945 англичане получают в свои руки богатое наследство, особенно это касалось грузинской, украинской и белорусской секций. Пересаженные на Запад через каналы «Шотландской лиги за европейскую свободу» и других организаций, эти идеологизированные нацистами кадры образуют этнические общины с ультраправой политикой, которые будут поставлять спецслужбам хорошо мотивированных бойцов против СССР. К концу 1940-х «Интермариум» и «Лига Прометея» официально прекращают свою деятельность. Часть их кадров перегруппировалась и всплыла в европейских организациях новых по названиям, старых по сути в своем патологическом антикоммунизме и русофобии. Причем, нередко смущая даже своих «демократических» хозяев. Например, украинские фашисты, спасенные Маклином от петли в Сербии и Италии, быстро захватили в свои руки этнические общины в Англии, особенно в Йоркшире, где они получили политическое влияние наподобие кубинских гусанос в Майями. Дело доходило до того, что на публичные сборища Антибольшевистского блока наций приходили подразделения ветеранов в парадных формах Ваффен-СС. А один из лидеров английских бандеровцев прямо заявил своему «контролеру» из МИ-6, что «наша организация никогда не была “группой изучения” чего бы то ни было и никогда не будет ею». В этой среде формируются новые, еще более вирулентные этнические антикоммунистические и антирусские организации, особенно среди второго поколения западноукраинских, белорусских и кавказских ультра-националистов, оставшихся на Западе в результате деятельности Комиссии Маклина, Шотландской лиги и подобных организмов. В этих кругах становится популярной идеология «интеграционизма». Раса, кровь обладают мистической силой, позволяющей членам одной нации воспроизводить свою национальную культуру, даже находясь в рассеянии по всему миру. Примером такой идеологической организации стала Антибольшевистская лига (АБН), основанная в 1946 ветеранами бандеровского ОУН/Б, Польско-балтийского легиона, представителями казацких, кавказских и туркестанских подразделений. Многие из них были членами СС. АБН быстро подавила и частично вобрала в себя членов своих сравнительно либеральных предшественников «Интермариум» и «Прометейскую лигу» и завоевала восхищение американской разведки своей жестокостью, непримиримостью к «советскому империализму» и зоологическим антикоммунизмом. Несмотря на программный антисемитизм и эсэсовские биографии своих вождей, АНБ стала любимцем Белого дома при Рейгане. Координировала работу с АНБ и подобными организациями сотрудник Белого дома Катерина Чумаченко, будущая жена Ющенко.

В 2003 в речи по случаю открытия Центра стратегических и международных исследований (CSIS) Бжезинский высоко отозвался о роли «Лиги Прометея» в победе над СССР. В частности, он обратил внимание на ее военное крыло. Известно, что поляки обеспечивали военное образование для грузинских и украинских националистов, а также брали на службу офицеров-прометейцев. Бжезинский отметил, что одним из них был Димитрий Шаликашвили – отец бывшего начальника Объединенных штабов Джона Шаликашвили. Димитрий имел чин полковника польской армии и командовал одной из элитных кавалерийских частей. 11 После оккупации Польши немцами Димитрий Шаликашвили стал офицером Абвера как и многие другие из его «прометейских» коллег. Закончил войну майором Грузинского легиона Ваффен СС и в 1952 комфортно устроился в США как «политический беженец». Так всего лишь два поколения одной семьи грузинских националистов наглядно демонстрируют органичную историческую и классовую связь между антироссийским национализмом, нацизмом и западным либеральным империализмом.

Но вернемся к Маклину.

Потеряв на время войны связь с Лигой, Маклин продолжал набирать уникальный опыт этнической политики на Балканах, куда его отправил Черчилль для выяснения ситуации. Маклин парашютировал в расположение партизан Тито и вскоре решил, что это наиболее боеспособная антигитлеровская сила на Балканах. Черчилля убедили доводы Маклина, и англичане стали помогать Тито. После войны Маклин первым разглядел начинающийся раскол между югославами и Сталиным и убедил правительство Бевина поддержать Тито. Это был его крупный, но последний успех. В 1949 Маклин зондировал почву в Югославии для своего друга Мензиса, главы МИ-6, на предмет помощи в свержении режима Энвера Ходжи в Албании. Полученная им информация не внушала оптимизма. Отчасти благодаря Киму Филби, албанская операция ЦРУ и МИ-6 под кодовым название «Вельюбл» (VALUABLE) закончилась уничтожением большей части их албанской агентуры, включая и старые кадры «Интермариума», сотрудничавшие с нацистами. К началу 1950-х Маклин стал чем-то наподобие сенатора Маккарти в британском парламенте, обвиняя лейбористов в заговорах со Сталиным против американцев в Китае и Корее. В ядерных дебатах всегда выступал за полный американский контроль на ядерными силами Англии. В 1952, решив, что Третья мировая война стоит на пороге, Маклин предлагает своему другу Мензису отправить его в Югославию для создания партизанских баз перед тем, как Балканы захватит Советский Союз. Вместо этого, Мензис направляет его в Турцию для организации сетевых структур «Гладио» – подпольных партизанских баз на случай захвата стран НАТО советскими войсками, которые стали основой ультраправого террора. Там он знакомится с будущими лидерами Серых волков и командиром СТК Эвреном.

Но вскоре политическое поведение Маклина резко меняется. В 1939 – 41 и потом в 1949 – 52 он казался маниакальным антисоветчиком. Но с 1958, когда начались его бесчисленные поездки в СССР, и до конца его жизни, Маклин поражал многих наблюдателей лояльным отношением к советскому режиму и заслужил дурную славу среди советологов как чуть ли не «попутчик» Кремля. Основное качество разведчика – реализм, и Маклин был большим реалистом в традиции великих шотландских эмпириков 18 столетия. После того как Советский Союз стал обладать ядерным оружием, Маклин понял, что «горячей» войны не будет. В советском руководстве он видел таких же реальных политиков, как и на Западе. Поэтому Маклин внутренне перестроился. Он будет продолжать войну, но другими средствами и доживет, чтобы увидеть правильность своей тактики. В 1958 он становится председателем Общества Великобритания – СССР, финансируемого Форин офисом в качестве неформального канала связи с советской номенклатурой, и после двадцатилетнего перерыва совершает первую послевоенную поездку в Союз, включая Среднюю Азию. С тех пор он буквально днюет и ночует в Союзе как писатель, фотограф, исследователь, но главное как связной Форин офиса.

Биограф Маклина описывает его как «передаточное колесо между советской элитой и британским истеблишментом». В 1985 Маклин возвращается из Москвы и встречается с Маргарет Тэтчер для очередной передачи информации. Он советует ей «поставить весь свой политический капитал на Горбачева». Вскоре после этой встречи с Маклином Тэтчер заявляет, что с Горбачевым «можно иметь дело».


Чисто интуитивно я предполагал, что, как минимум, два человека из Фарвеста должны были установить связь с Маклином во время своих поездок в Англию в первой половине 90-х. Имею ввиду Сурикова и Саидова (возможно вместе с Нухаевым). Маклин обладал большим опытом по использованию этнических конфликтов, нацменьшинств в борьбе против СССР и, как я отмечал, был своего рода теоретиком и стратегом этого дела. Хорошо знал антисоветский актив этнических общин в Англии, из которых выходили люди вроде Руслана Берениса. Факт его участия в организации подставной компании МИ-6 в возрасте, когда люди обычно думают о менее земных вещах, тоже заставлял думать, что все эти годы он не забывал ремесло разведчика. Какие задачи ставила МИ-6 перед ЧРК «Хэклит» ? 12 Почему Маклин ввел в первоначальный состав директоров Элизабет Смит? С другой стороны, я знал, что Гусев готовил своих питомцев к работе на Ближнем Востоке, Кавказе и в Средней Азии. В 1991 -92 он направляет Саидова в Чечню к Дудаеву, Сурикова и Лунева тоже на Кавказ, в Грузию. Работа личной агентуры Гусева на южном периметре СССР и в Афганистане соответствовала идеям «Меморандума Маклина». Маклин – был идейным дедушкой фарвестовцев. Неужели внучата упустили возможность встретиться с ним?

«Дедушка» фарвестовцев – Фицрой Маклин в Москве, 1938. «Самый ястребиный из всех ястребов» Северного отдела Форин офиса. Через год он составит меморандум о необходимости использовать мусульманские народы СССР для его разгрома. Созданная им разведывательная компания косвенно связана с Фарвестом. На этот раз речь идет о разгроме России.
«Дедушка» фарвестовцев – Фицрой Маклин в Москве, 1938. «Самый ястребиный из всех ястребов» Северного отдела Форин офиса. Через год он составит меморандум о необходимости использовать мусульманские народы СССР для его разгрома. Созданная им разведывательная компания косвенно связана с Фарвестом. На этот раз речь идет о разгроме России.

Я убедился, что интуиция не подвела меня, когда прочитал книгу Джона Робертса «Говорите прямо в канделябр» (Москва, 2001). Если эту книгу правильно читать, то она может кое-что приоткрыть из невидимой части последних двадцати лет жизни старого агента МИ-6. И не только его.

Нужно сказать несколько слов об авторе и действующем лице этой книги. В течение 20 лет (1973-93) Джон Робертс был директором Ассоциации Великобритания – СССР. Это общество деликатно называют «полу-правительственным», потому что оно существовало на деньги Форин офиса. По образованию, Джон Робертс – западный русист. Причем довольно типичный представитель этого странного племени. Как продукт культурного аппарата Холодной войны и университетского сита, через которое должен пройти любой кандидат на «профессионального русиста» (так он зовет себя) Робертс – дюжинный антикоммунист, свято верящий в «кровавую гебню» и «тоталитаризм», как его предки верили в деревенских «ведьм» и хвосты в бриджах у «папистов». Так как культурная жизнь современных англосаксов невыразимо скучна и полностью стандартизирована, «русская культура» имеет для некоторых из них своеобразное очарование. Не вся, конечно, а только та ее часть, которая так или иначе стала «жертвой» большевиков. Таким образом, русистика дает возможность совместить приятное с полезным – экзотическую «культуру» с комфортным университетским существованием и традиционным британским хобби освобождения угнетенных Русским Медведем народов. Предмет гордости и самоутверждения западных русистов – это близость к нашей «творческой интеллигенции». Но, чтобы было понятнее, кто такой Робертс, я лучше процитирую что-нибудь из него, так будет короче: «Окуджава, имевший почитателей во всем мире, занимал в сердцах русских людей особое место. Он давал им редкую возможность бежать от мрачных реалий советской жизни»...

Типично для западных русистов и то, что на первый взгляд может показаться наивностью Робертса, но в действительности – результат подавления в психике всего того, что может заставить осознать действительную роль свою и своей профессии в Холодной войне и в подготовке новой Барбароссы. Когда журналист Независимой газеты спросил у Робертса, как он чувствовал себя на посту директора такой организации– «Трудно ли было работать не шпиону среди шпионов?» –Робертс ответил


  • Ле Карре несколько удивился, когда убедился, что я не шпион. Но я хорошо понимал, что вокруг меня водятся советские кагэбисты. Кстати, я только что вернулся с обеда с одним из них - он стал героем второй главы моей книги, которую я, слава Богу, подарил ему в конце нашей очень приятной встречи.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/278161.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments