АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

ТРЕТЬЯ БАРБАРОССА. Часть - 12.

Разрядка подходит к концу. В 1979 – 81 Брейтвейт занимает посты в Форин офисе (глава Штаба планирования и помощник государственного подсекретаря) ближе к центру принятия решений. В 1980 он входит в узкую группу «специалистов по СССР», которая проводит три встречи с Тэтчер, информируя ее о положении дел в СССР. Реакция Тэтчер – «Долго так продолжаться не может. Должен наступить коллапс». Брейтвейт и другие соглашаются, но предупреждают, что в СССР есть «КГБ, армия, партия и много людей, которые будут оттягивать этот исход». Тэтчер, подчеркивает Брейтвейт, верила, что Советский Союз может быть изменен только изнутри и сверху. До прихода Горбачева оставалось еще пять лет. Пока же Брейтвейт в должности помощника подсекретаря приобретает опыт работы с САС – британским спецназом, задействованным в разных частях мира. Никакой конкретной информации. Но здесь он должен был как-то пересечься с Беренисом, возможно сотрудником разведки САС, а также офицерами САС, которые впоследствии стали владельцами и директорами ЧВК – Инге, Холмсом, Моррисоном, Спайсером и др. Таким образом, у Брейтвейта есть опыт координации политического планирования с региональными силовыми операциями, и он может лично знать не только Берениса, но и других бывших спецназовцев-партнеров Фарвеста.

В 1982 Брейтвейт едет в Вашингтон, где проводит три года на посту «министра коммерции». Это время бури и натиска неоконсервативной революции. Тэтчер и Рейган покончили с разрядкой и мобилизуют капиталистический класс на конфронтацию с «Империей зла» и социалистическими правительствами Западного полушария. Тот факт, что Тэтчер посылает в такой момент и в такое место именно Брейтвейта, говорит о многом и ставит под вопрос тщательно культивируемый им образ слегка левоватого, чуть-чуть антиамериканствующего вольнодумца-консерватора. Скорее всего в эти годы закладывается дружба Брейтвейта с Эрмартом, Гейтсом и другими ястребами внешнеполитической элиты США. Среди них был Ричард Берт – директор Отдела военно-политических дел Госдепартамента (1981-83). Среди основных направлений работы Брейтвейта с американскими коллегами было принятие решений по экспортному лицензированию в рамках КоКом (COCOM) – Координационного комитета по экспортному контролю. КоКом составлял перечни «стратегических» товаров и технологий, не подлежащих экспорту в страны «восточного блока». Берт тоже занимался этой проблематикой. По свидетельству Гейтса, на межведомственном совещании в Вашингтоне в январе 1981, Берт выступил с предложением использовать кризис в Польше («Солидарность») как предлог для усиления НАТО и «механизмов КоКом». Со своей стороны, Брейтвейт вспоминает, что обсуждение вопросов КоКом заставляло его быть в постоянном контакте с Госдепартаментом, Пентагоном, ЦРУ и Конгрессом. Поэтому можно с уверенностью сказать, что связка Брейтвейт – Берт за спиной Фарвеста имеет длинную историю. И начинается она с КоКом, как и история Фарвеста. Но об этом я буду говорить ниже.

После работы в Вашингтоне Брейтвейт идет на повышение – с1984 по 1988 он занимает пост заместителя государственного подсекретаря по экономике. Я предполагаю, что «экономическая» специализация Брейтвейта в Форин офисе была тесно связана с его деятельностью как разведчика. Скорее даже как организатора разведработы. Видимо, Брейтвейт имел прямое отношение к концепции ЧРК – частной разведывательной компании в качестве посредника между СИС и британским бизнесом. На это указывает и его описание своей работы с британскими компаниями. Они требовали от Форин офиса «помощи» в борьбе с конкурентами, в свою очередь тот хотел, чтобы они платили за это. Но бизнесмены отвечали, что платят налоги. Отсюда недалеко до идеи взаимовыгодного сотрудничества между МИ-6 и британскими компаниями. Думаю, что именно Брейтвейт, ставший в 1994 председателем общества Великобритания – Россия, привлек Маклина к проекту компании «Хеклит».

Звездный час Брейтвейта наступает в 1988, когда его назначают послом в СССР. К этому времени Горбачев уже прошел обработку в Лондоне и Вашингтоне. Начиналась «сдача» социалистического блока и самого Союза – Барбаросса-2 как таковая. И Брейтвейт находится в центре событий вплоть до окончательной победы. Москву он покидает только в 1992. Становится советником премьер министра Мэйджора по международным делам, а также координатором разведслужб Британии в качестве главы Объединенного комитета по разведке (Joint Intelligence Committee). В 1993 участвует в конференции Бильдербергского клуба в Афинах, где сделал доклад на тему «Цена безразличия к бывшему Советскому Союзу». По сообщению журналиста Джеймса Такера (журнал Спотлайт), основной темой конференции была выработка плана «по эксплуатации богатых природных ресурсов бывшего СССР». На конференции присутствовал Тони Блэр. В 1994 Брейтвейт получает Большой рыцарский крест. С 1995 по 1999 - председатель Центра Великобритания – Россия. Старший советник и директор Дойче Банк по России. Брейтвейт также сидит в совете директоров ОАО Пермские моторы, а также является председателем попечительского совета Московской школы политических исследований. Эта кузница агентуры влияния одновременно может служить отличным прикрытием для более конфиденциальных контактов в Москве. Меня нередко спрашивают, почему я отказываюсь классифицировать РФ как империалистическую страну. На это можно ответить по-разному. Например так. Когда ветераны российских спецслужб будут председателями кузниц агентур влияния в Вашингтоне и Лондоне, я первым провозглашу РФ империалистическим монстром.

Как Маклин, Брейтвейт не просто разведчик, а дипломат-разведчик. Кстати, официально МИ-6 является подразделением МИДа. Между этими профессиями есть существенные различия. Дипломат-разведчик работает легально, у него есть возможность непосредственно влиять на внешнеполитический курс. Поэтому он должен быть предельно осторожен и в тайной части свой профессии действовать исключительно через посредников. Помимо осторожности, Брейтвейта отличает артистизм его самолегендирования – русофилия, легкий намек на антиамериканизм, вольнодумство по отношению к стереотипам западного антисоветизма. Из уст Брейтвейта не вышло ни одного слова прямой критики российского руководства, не говоря уже об оскорблениях и угрозах, за которыми западная чернь к карман не лезет. Брейтвейт – джентльмен и человек хорошего вкуса. Поэтому он предпочитает угрожать и шантажировать по касательной.

Хороший пример такого метода – рецензия Брейтвейта на книгу Андрея Пионтковского «Путин без маски» (Another Look into Putin's Soul). Как тип компрадорской служки, Пионтковский должен вызывать у Брейтвейта такое же чувство снисходительной брезгливости, какое его предок из колониальной администрации Бенгали испытывал к какому-нибудь местному интеллигенту-сипаю. Но сипаев-то создали Брейтвейт и его предок как посредников между собой и «туземцами». В этой книге Пионтоковский говорит только то, что нужно Брейтвейту, но что он сам не может сказать. Поэтому он как бы пересказывает Пионтковского. При этом важно,что он выбирает из его его пасквиля. Цитирую.

"Пионтковский описывает, что случится после выборов президента весной 2008. Путин оставит после себя «выжженую пустыню». Начнется новый раздел добычи между подручными его преемника; или гипертрофированная «вертикаль власти» – авторитаризм, созданный им – развалится в хаосе и национализме."

Пионтковский, старый агент влияния атлантизма, вслед за Фарвестом нажимает на болевые точки нашей силовой верхушки, которая боится потерять свои посты и кормушки в 2008 с приходом к власти Сергея Иванова. Это генеральная линия психологической атаки Фарвеста, без сомнения согласованная с их западными партнерами. Выделяя эти болевые точки в своей рецензии, Брейтвейт посылает сечинцам сигнал, что мнение Пионтковского и Фарвеста разделяют куда более влиятельные круги. Так сверхосторожный Брейтвейт находит способы принять участие в главной информационно-психологической операции Барбароссы-3.

О том, что Брейтвейт находится в строю, свидетельствует и его участие в Совете по международной политике, образованным в ноябре 2006 лидером консерваторов Дэвидом Камероном. В нем всего четыре человека, включая суперэлитария Чарльза Поула.


Глубокая вписанность Брейтвейта в консервативные элиты Британии, Европы и США дает ему возможность координировать подрывную работу Фарвеста в России с антироссийскими кампаниями на Западе. В этой роли он «засветился» только один раз, в сентябре 1999, в разгар «Рашенгейта». Газета Березовского опубликовала снимок на котором он был вместе с Эрмартом и Суриковым. Но не фотография, а текст под ней грозил скандалом. Заметка утверждала, что Эрмарт, Форбс и Брейтвейт в сговоре с Суриковым опубликовали брощюру с компроматом против «Семьи», президентской кампании Гора и гигантской финансовой компании Меррил Линч, якобы стоявшей за залоговыми аукционами после 1996. Реакция западной прессы, вернее ее почти полное отсутствие, подсказывает, что удар был нанесен сильный. Единственная заметка корреспондента «Телеграф» Маркуса Уоррена выдавала смятение медийного королевства Запада.

Виржиния, США, весна 1996. Слева направо в кружках: Суриков, Брейтвейн, Эрмарт. Во втором ряду под Брейтвейтом – А. Пионтковский. Фрагмент фотографии из газеты «Коммерсант» от 10 сентября 99 г., вся фотография)
Виржиния, США, весна 1996. Слева направо в кружках: Суриков, Брейтвейн, Эрмарт. Во втором ряду под Брейтвейтом – А. Пионтковский. Фрагмент фотографии из газеты «Коммерсант» от 10 сентября 99 г., вся фотография)

Кто передал Березовскому эту фотографию и информацию о сговоре? Помимо кандидатуры самого Сурикова, любящего играть в двойное и тройное дно, наиболее вероятный источник – враги Эрмарта и друзья демократов в ЦРУ. Случайна ли была дата публикации – на следующий день после первого взрыва на улице Гурьянова? В интервью АиФ, которое Суриков дал по поводу статьи в «Коммерсанте» неделю спустя, он называет Эрмарта и Форбса «генераторами скандалов о коррупции в России» с целью «реализации фундаментальной линии по трансформации Российской Федерации в конфедерацию» и получения «доступа к территории России и ее ресурсам». Но имя Брейтвейта произносит только журналистка АиФ. У Сурикова, видимо, были какие-то серьезные причины не упоминать Брейтвейта и англичан в связи со скандалом. По его словам только американцы управляли Басаевым и Хаттабом через «международные исламские центры». Сделаю предположение, что такое поведение Сурикова могло быть связано с вопросом о британских паспортах, которые Филин и Лихвинцев должны были получить в 2000. Маклин помог им с видом на жительство, Брейтвейт – с гражданством. О связях Сурикова с Эрмартом охотно говорит он сам, о них известно уже ряд лет. Но Брейтвейт и английские спецслужбы представляются мне его более «глубокой» связью, которая остается в тени. В то же время, антироссийские операции последних лет имеют своим оперативным центром Лондон. Именно там зафиксированы усилия британских «партнеров» Спецотдела «Р» ГУРа по ФарВест, ЛЛЦ по добыче компрометирующей информации на российское руководство и даже данных по организации президентской охраны. А это относится к теме центрального террора и его возможного места в плане Барбаросса-3, о чем я еще буду писать.

В архиве парламентского Комитета по международным делам хранятся меморандумы Брейтвейта от 1999 года – образец политического реализма и ясности. Приведу несколько любопытных выдержек.

Комментируя отставку Степашина в августе 99, Брейтвейт пишет, что Путин это «провинциальный политик, не имеющий харизмы, имиджа, большого опыта работы в правительстве и поэтому свой базы поддержки». Путин – «профессиональный сотрудник тайной полиции, с полезными связями, которые пригодятся Ельцину и его семье во все более мутной игре обвинений и контр-обвинений и клеветы, из которых состоит сейчас московская политика. Непонятно, как можно раскрутить такого человека для победы на выборах, до которых осталось всего десять месяцев, даже с деньгами Березовского».

Интересна его характеристика Березовского – «отличный тактик, никудышный стратег». Скоро Березовский убежит в Лондон и попадет в разработку английских спецслужб и ЦРУ. По свидетельству Сурикова, его контролером станет Эрмарт, старый партнер Брейтвейта. Эту слабость Березовского его контролеры могут использовать очень скоро. Как недавно заметила Марина Штольц, они давно готовят его на роль «сакральной жертвы», своего рода капиталистического Троцкого – мученика «кровавой гебни» Путина. 22

На первый взгляд, Брейтвейт кажется странной парой Эрмарту и Гейтсу. Он известен как непреклонный сторонник независимости процесса разведаналитики от политизации, Эрмарт и Гейтс как никто другой превратили этот процесс в служанку неоконов.

Если верить Брейтвейту, он был против участия Британии в нападении на Ирак, потому что «очень сомневался с самого начала, что там находится оружие массового поражения», и что «не было никаких доказательств в подтверждение того, что была оперативная связь между Хусейном и Аль-Кайедой». Тогда как Эрмарт активно участвовал в фальсификации разведданных по ОМУ в Ираке и связях Саддама с Аль-Кайедой и утверждал в прессе, что эти доказательства каменные. Все это так. Но с другой стороны, Брейтвейт принадлежит к господам, а Эрмарт и даже Гейтс – слуги, манагеры, пусть и высокопоставленные. Гейтс не мог бы прикрикнуть на Рейгана или Буша, как это сделал недавно Брейтвейт, назвав Блэра «потертым восковым зомби от Мадам Тюссо, запрограммированным ЦРУ повторять с британским акцентом все, что говорят в Белом доме».

Лютеранский мессианизм Эрмарта, плебейский профессионализм Гейтса. У американцев нет и не может быть класса. У Брейтвейта он есть. Его политика очень проста и основана на здравом смысле, что для англичанина равнозначно хорошему вкусу. История кончилась вместе с Британской Империей. Но добрая старая Англия осталась. Содружество пока тоже. И за это Англия платит изменением цвета своей кожи. Львом она уже никогда стать не сможет, но не хочет быть и пуделем. Брейтвейт – реалист, но он презирает Блэра за то, что тот превратил львенка в пуделя. Самостоятельно банковать за зеленым столом мировой политики Британия не может, потому что она давно стала «клиентом» США. У Британии нет своей внешней политики, она потеряла суверенитет в самых критических прерогативах независимого государства – ведение войны. - Мы не ядерная держава, напоминает Брейтвейт сторонникам новых Трайдентов, потому что контроль за нашим ядерным оружием находится всецело в руках американских генералов. Во времена Холодной войны эта жертва имела смысл. Но теперь ситуация изменилась. Предпочтительнее было бы потратить деньги на крылатые ракеты, которыми мы сможем распоряжаться, как хотим, чем платить за свое подчинение американцам, которые рискуют сломать шею не только себе, но и нам. Иначе говоря, в разгроме СССР, к которому он приложил руку, Брейтвейт увидел исторический шанс для доброй старой Англии вернуться к зеленому столу геополитической игры.

Сэр Родрик Брейтвейт. Последняя игра в жизни. Тем лучше должен быть продуман в ней каждый ход.
Сэр Родрик Брейтвейт. Последняя игра в жизни. Тем лучше должен быть продуман в ней каждый ход.

Брейтвейт – спортсмен, заядлый игрок международной политической интриги. Я даже уверен, что, когда не на людях, у него руки дрожат от азарта. Настоящий сэр Родрик, как мать его родила, – Игрок. Все остальное – класс, британство, хобби, поджатая верхняя губа – это лишь легенда прикрытия, необходимая часть игры. Быть может, Брейтвейт – самый опасный из генералов Фарвеста. Ему уже 76 и уйти из жизни с сознанием того, что Россия возрождается как феникс из пепла, что какой-то невзрачный подполковник КГБ выигрывает партию за партией у львов и львенков старых англосакских элит, примириться с этим для Брейтвейта психологически невозможно.

* * *

Таковы люди, непосредственно стоящие за ширмами Фарвеста и плетущие нити заговора против России. У них под рукой быть может самая опасная команда профессионалов тайной войны не только в России, но и во всем мире. Филин – странная смесь вора в законе, разведчика, бизнесмена и организатора. Лунев – крупный специалист не только в организации ликвидаций и физического воздействия, но, как показывает его деятельность в окружении Лукашенко, – это прекрасный психолог и тактик бюрократической интриги – незаменимые качества в искусстве агента влияния. Последняя статья Московской группы бурцев.ру называет его сильным организатором и аналитиком. 23

Суриков – непревзойденный мастер политических провокаций и легендирования, автор ряда эффективных активок. С легкой руки Вадима Штольца в Москве его теперь зовут «азефом в кубе». Вместе с Саидовым является создателем одной из самых успешных фальсификаций 20 века – о «сговоре в Ницце», нанесшей большой ущерб репутации нашей страны во всем мире.

Особая опасность этих мастеров тайной войны основана на очень простом и поэтому очень сложном для понимания его последствий факте. Это бывшие старшие офицеры советской военной разведки при Генштабе МО. Поэтому им очень просто мимикрировать под своих в среде бывших сослуживцев. Для этого им ничего особенного не надо делать. Это даровое легендирование. Его источник – великая сила привычки, отставание нашего сознания от драматически изменившейся действительности. Для многих сотрудников ГРУ или ФСБ деление по республикам остается условностью, личные неформальные отношения важнее. Американцы или немцы – это чужие, а украинцы и белорусы – свои. Система, а фарвестовцы всецело люди Системы – это, в первую очередь, не внешние институты государства и общества, а паутина сложившихся неформальных связей. В частности – связей выходцев из советского ГРУ. В их внедренности в эту паутину и состоит особая опасность Фарвеста для России и его особая ценность для ее врагов..

Теперь этим людям примерно по 45 лет. Это идеальный возраст, когда сочетание жизненного опыта, профессионализма, умственных и психических сил достигает своего расцвета и баланса, а физические силы еще не начали угасать. В их распоряжении огромные финансовые, организационные и технические средства. Сеть агентуры влияния в России и ее криминализированные спецслужбы. Безнадежно продажные российские СМИ. Сильные, даже господствующие (на Украине) позиции в ряде разведок СНГ. Под их непосредственным командованием – два спецподразделения военной разведки с «правом ликвидации людей» на территории России (!) и привлечение спецназа ГУР (!!). Главное – у них «на крючке» люди в Кремле, близкие к Президенту. И за этими людьми стоят их могущественные «свиты» из крупных госчиновников, высоких чинов спецслужб и бизнесменов – о них речь пойдет впереди.

Так кто же может противостоять этой группировке победоносных генералов Барбароссы-2, Фарвеста и коррупционеров из высшего руководства? На поверхности кажется, что авторитет Путина непоколебим, и его поддерживает народ. Но эта поддержка не может защитить нас от дворцовых переворотов и тайных операций. Оружие Третьей Барбароссы заточено совсем по-другому, чем прежде. Вместо танковых армий – финансовая разведка; вместо диверсионной группы – мастера информационного террора и публичного шантажа; вместо ковровых бомбежек – индивидуальный центральный террор; вместо военной экономики – электронные банковские счета высших российских чиновников с награбленными в России миллиардами. Кто-то из них дал санкцию на ликвидацию подполковника Саркисяна и его группы. Они увольняют честных офицеров спецслужб и прокуроров. Они знают, что с уходом Путина они могут потерять все, что накопили праведными, а, главное, неправедными трудами. И что даже личная безопасность некоторых из них не может быть гарантирована. Благодаря высокому положению этих людей их личная уязвимость делает уязвимой всю Россию. На этом уязвимом месте и основаны планы генералов Третьей Барбароссы.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/279543.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments