АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

ТРЕТЬЯ БАРБАРОССА. Часть - 13.

Проблема мотивации

В откликах на расследование бурцев.ру читатели нередко выражают недоверие авторам в их утверждении, что Фарвест сознательно работает на врагов России, что это не обычная коммерческая «структура», которую интересуют только «бабки», а подрывная организация, мафиозно-политическое сообщество, чья борьба против России основана на глубоких идеологических убеждениях и ценностях. Для них поведение Фарвеста ничем особенным не отличается от множества других структур бывших спецслужбистов-коммерсантов. Казалось бы такого рода сомнения очень легко опровергнуть, сославшись на публицистику Фарвеста, которую иначе как информационным террором не назовешь. Или с помощью анализа их статей, в которых всегда присутствует двойное дно – смысл адресованный и понятный только ограниченному кругу людей в Кремле и их свитам – объекту манипуляций Фарвеста. Я проведу такой анализ в этой работе. Но хотя для меня лично его вполне достаточно для того, чтобы подтвердить все выводы бурцев.ру, проблема убедить в этом более широкие круги российского общества остается. И причина этого лежит, как мне кажется, в самом обществе. Речь идет об определенной идеологической слепоте общественного сознания в России. Средний современный россиянин с трудом может допустить мысль, что идеологические убеждения и ценности могут служить более сильной мотивацией, чем деньги. Тем более среди российских бизнесменов, под которых Фарвест мимикрирует. Зато они с готовностью примут следующее объяснение Лугового, почему он не позволил англичанам завербовать себя (курсив везде мой).


  • Литвиненко был глубоко убежден, что я нахожусь на той же позиции, что и он. Я же не находился ни на какой позиции. У меня позиция одна: бизнес, деньги, и ничего кроме этого. Историю жизни Димы Ковтуна он вообще воспринял как свою. Как же: человек только уволился из армии и сразу уехал в Германию! То есть Ковтун был для Литвиненко западным человеком. Мол, как и он - наплевал на все, взял и уехал.

На что Ковтун отвечает.


  • Я был в шоке от того, что он так навязывает мне свою точку зрения. Я ему сказал: Саша, мне скоро 42 года, я не хочу принимать участие ни в каких расследованиях преступных сообществ ни в Испании, ни в России. Было бы здорово в 45 лет вообще закончить заниматься предпринимательской деятельностью. И поэтому сейчас кроме денег и бизнеса меня ничего не интересует.

Луговой, Ковтун – пустышки. И таких как они большинство. Из них в основном и сделан наш капиталистический класс. Поэтому людям и начальству (а оно тоже из людей состоит) это понятно и даже близко. Будь они бизнесменами, они бы думали так же, как Луговой и Ковтун. А так как фарвестовцы выдают себя за бизнесменов и действительно занимаются бизнесом, то окружающие уверены, что бизнес и деньги – это для них в жизни самое главное. Да, и вообще деньги – это самое главное, ведь на них можно все купить и делать, что хочешь, например, не работать. Кто же об этом не мечтает. Так думает конформная масса, но так думает и контрразведчик. Он видит, что Фарвест умно гадит и шпионит, но он знает, что, во-первых, все «структуры» такого рода понемножку гадят и шпионят, а во-вторых, Фарвест приносит и пользу: помог убрать Тимошенко, помог американцам в Ираке, когда те конфиденциально попросили Путина о кое-каких услугах, снабдил Хизбаллу противотанковыми средствами, активно продвигал российское оружие на новые рынки и т.д. В такой ситуации даже опытнейший «волкодав» стоит почти перед неразрешимой дилеммой: как определить, что здесь прикрытие, а что сущность? Может быть, Фарвест гадит и шпионит понемногу, чтобы войти в доверие к американцам. А может наоборот – помогает нам против них с их же согласия ради достижения стратегической цели американской политики в отношении России. Но я уверен, что наши сегодняшние контрразведчики до такой дилеммы даже не доходят. Ведь Фарвест это бизнесмены, а если бизнесмены, то их «стратегическая цель» нам очень хорошо известна – «бабки и как можно больше бабок». И все классы и слои нашего общества думают также. Более того разделяют одни и те же ценности, будь-то миллиардер или рабочий.

Недавно журналист Нью-Йорк Таймс побывал на Норильском Никеле для статьи о его хозяине миллиардере Прохорове, увидел в каких убийственных условиях там работают и живут рабочие и спросил одного из них, что он думает об образе жизни своего хозяина, который фактически украл у народа, построенный им уникальный комбинат.


  • Где-то мечтают о красивой жизни, где-то пьют сок, а в Норильске дышат ядовитыми газами. Юрий А. Лиман, бригадир цеха на металлургическом заводе, работает в облаке металлической пыли, образующейся при дроблении руды и вызывающей у людей рак. Вокруг завода нет ничего, кроме грязи, потому что выбросы диоксида серы убили всю растительность вокруг на многие километры.' Конечно, это несправедливо', - рассуждает Лиман, на минутку отходя от гигантской плавильной печи, пышущей жаром и плюющейся брызгами металла. Но, подумав, добавляет: 'Если бы у меня были миллиарды долларов, я бы тоже с девочками во Франции отдыхал'.

Лиману, Ковтуну, Прохорову были бы одинаково непонятны, даже непостижимы мотивы, главарей Фарвеста. Как непонятны они были Малеву из Укрспецэкспорта или чиновникам Росвооружения, с помощью которых Фарвест продал Ирану и Китаю крылатые ракеты. Потому что их идеология – это убеждение в ненужности любой идеологии. Кроме как для «народа», чтобы не задумал вернуть себе Никель и все остальное. Фарвестовцы думают иначе.

Летом 2005 Сергей Кургинян организовал закрытую российско-израильскую конференцию «Идеология и спецслужбы», проходившую в «Экспериментальном творческом центре» (Центр Кургиняна) в Москве. На ней выступил с докладом Антон Суриков. Благодаря Армену Саркисяну бурцев.ру получил неотредактированный текст, в котором Суриков высказывает такую глубокую мысль (курсив мой).


  • Когда спецслужбы лишаются идеологического стержня (как у нас 15 лет назад) есть риск коммерческой перевербовки сотрудников криминалом и идеологической перевербовки идейно мотивированными террористами. Особенно опасно, когда действуют оба этих фактора одновременно. А это бывает, так как криминальные сообщества, в первую очередь, действующие в сфере наркобизнеса, сращиваются с террористами при ведущей роли последних. Так было в Колумбии, в диаспоре косовских албанцев в странах Европы, в Афганистане. Так же и у нас на постсоветском пространстве. Я полагаю, вы понимаете, что у меня более чем у кого бы то ни было из присутствующих есть основания об этом говорить в нашем сообществе, где нет посторонних.

Действительно, у Фарвеста достаточно богатый опыт, чтобы прийти к такому заключению. Долгие годы у них были деловые отношения с косовской мафией, которую контролирует националистическая Армия освобождения Косово. Это организация с сильным идеологическим стержнем, в которой люди умирали не за «бабки». Благодаря своему национализму они были духовно сильнее косовских уголовников, сплочены общей целью и поставили их себе на службу. Но в свою очередь, АОК была создана и продолжает контролироваться суфийскими братствами. Суфии сильнее секулярных националистов, потому что обладают духовной закалкой, религиозным тренингом, которые не заканчиваются патриотизмом, а имеют экзистенциальную самоценность для своих носителей. Бойцы АОК, завоевав независимость от сербов, лишаются и своей силы. Цель достигнута, потому что она земная. И поэтому герои борьбы за независимость сливаются с уголовниками и в свою очередь становятся готовы для «перевербовки». А у суфии цель недостижима, к ней можно только бесконечно приближаться внутренней работой над собой. Или взять Басаева и других чеченцев-халифатчиков. Сначала его завербовало ГРУ, и с ним работали Суриков и Саидов. Но кроме «корочек», «крыши» и «бабок» ГРУ Гусева ничего Басаеву предложить не могло. В духовном смысле они были даже слабее Басаева, потому что тот мог мечтать о славе имама Шамиля, а о чем мог мечтать генерал ГРУ в начале 90-х? О «бабках», о пенсии, о новом чине, ну может быть еще о «власти». Поэтому салафиты-саудовцы легко перевербовали Басаева у грушников. Они ему дали не только деньги и власть, но и великую мечту, за которую не жалко было умереть – освобождение Кавказа от кафиров, Халифат, въезд в Москву на белом коне, гурии в райских кущах.

Диалектика гегелевского Раба и Господина продолжает оставаться актуальной. И останется, пока не исчезнет классовое общество. Тот Господин, кто не боится смерти. А смерти не боится тот, кто способен подняться над материальным, инстинктивным, включая инстинкт самосохранения.

Могут возразить, что все это красиво звучит в теории, но только на практике почему-то безрелигиозный материалистический Запад, где господствует идеология конца идеологии, остается тем не менее Господином мира. Но этот аргумент не учитывает того, что сам Запад разделен на господ и рабов, и что, во-первых, его господство над миром было достигнуто благодаря исключительному напряжению духа и воли (крестовые походы, «открытие новых земель», Протестантизм и мн. др.), а во-вторых, что современный правящий класс обладает не менее сильными духовными элитами, чем раньше. Разве Родс и Милнер не мечтали о своего рода англосаксонском «Халифате», а неоконы о «новом мировом порядке»? Почему они смогли победить либералов и центристов, оттеснить старую внешнеполитическую элиту Новой Англии? Да, потому что в отличие от либералов, левых и традиционных консерваторов, смогли предложить правящему классу и нации «большой проект», который органично(в смысле Э. Берка) соединял капиталистические инстинкты правящего класса и культуру их наций с великой целью – объединение человечества под пятой их монополий и элит.

Один из членов Московской редакции бурцев.ру, знакомый с Суриковым и видевший Филина и Саидова, отметил, что они ведут довольно скромный образ жизни по сравнению с их финансовыми возможностями. Это потому, что они не пустышки вроде Лугового и Ковтуна, и бизнес их интересует только постольку поскольку это необходимо для достижения «духовных» целей.

Большинство завидует Прохоровым и мечтает «развлекаться с красивыми женщинами во Франции». Но для меньшинства есть более сильные наслаждения. Например, разрушить Россию раз и навсегда. Прохоровых было и будет неисчислимое множество, а людей, задумавших «решить русский вопрос» и решившихего, во всей вечности на пальцах можно будет пересчитать. Но этот тип человеческой страсти знали, конечно, еще древние. У Фарвеста есть и более современная страсть – «профессионализм». Для среднего класса – это то же самое, что point d'honneur для аристократов и предприимчивость для буржуазии. Это идеология, которая облагораживает и наделяет смыслом существование буржуазного служащего, спеца. Фарвестовцы страшно гордятся своим профессионализмом. Вот, например, как куражится Саидов, привязывая отравление Литвиненко к сторонникам «партии третьего срока».


  • Другими словами, никакое, даже самое объективное следствие, видимо, ничего не даст. Понятно лишь то, что работала небольшая (иначе были бы неизбежны утечки) высокопрофессиональная группа, наверняка включавшая бывших или действующих сотрудников среднего звена спецслужб России или какой-то из стран бывшего Союза. Причем на этот раз вряд ли группа действовала исключительно сама по себе, а не выполняла еще и чью-то просьбу, как, видимо, это было в ходе предыдущей операции "Преемник" в августе-сентябре 1999 года.


  • Остается подозревать лишь иностранные спецслужбы. Какие – дело вкуса, тут любые версии имеют право на существование. Кого-то больше устроят ЦРУ, СИС или "Моссад". Их очевидный резон – шантаж Кремля, "выбивание" из Путина дополнительных уступок в обмен на обещание сохранить ему благопристойный международный имидж после его ухода. В конечном счете, это – обеспечение передачи власти в 2008 году прозападному преемнику. Другие станут "грешить" на Китай или Иран, что тоже объяснимо. Этим странам не приемлем западный сценарий решения "проблемы-2008". Им более предпочтительна "партия третьего срока". Но так как сама по себе ПТС импотентна, "узкоглазые" и "бородатые" "братья" вполне могли "помочь" ей, используя собственные связи с еще остающимися дееспособными людьми внутри России и стран бывшего Союза. Связи на уровне бывшего среднего звена. 24

Саидову очень хочется, чтобы под «высокопрофессиональной группой бывших или действующих сотрудников среднего звена спецслужб России или какой-то из стран бывшего Союза» узнали фарвестовцев – скромных «работников ножа и топора, романтиков с большой дороги», прошедших выучку еще советского ГРУ. Но этот «сотрудник среднего звена» не только хвалится своим профессионализмом. На одном дыхании он демонстрирует его, закладывая ссылочную базу для шантажа китайских и иранских партнеров по образцу своей активки о «сговоре в Ницце». Правда, в этом случае ей мало кто поверит, ведь статья написана после, а не до отравления Литвиненко.

Мотивация, силы, движущие фарвестовцами, совсем необязательно сводятся к рациональному или даже просто осознанному целеполаганию. Ему подлежит область иррационального, которая включает не только глубинные структуры психики, но и культурные модели, «опустившиеся» в ее бессознательные пласты, потому что они выражают механизмы разрешения или компенсации психических конфликтов. В этом плане мне кажется удачной характеристика Филина в Справке как «запорожского козака». Анархизм и военная дисциплина, привычка и возможно глубокая потребность в разрушении (которая у А. Баранова доходит до патологического интереса к трупному, разлагающемуся, анальному) в сочетании с навыками и талантами к организаторской работе – таковы некоторые из бросающихся в глаза противоречий этих характеров. К этому надо добавить и противоречивость их профессиональной судьбы.

Как офицеры советской военной разведки фарвестовцы были нацелены на разрушительную работу по отношению к империалистическому противнику (США, НАТО) и защиту своего отечества и социалистического лагеря. На самом же деле руководство использовало их для разрушения СССР и мирового социализма в союзе со спецслужбами их вероятных противников. Достаточно вспомнить подрывную работу Сурикова в Литве вместе Буткявичюсом, Филина в Румынии, его же с Лихвинцевым в Югославии. Или Лунева, который сперва помогает лидерам Народного фронта Таджикистана создать свою военную разведку, а потом организует их ликвидацию по приказу Грачева.

Саидов рассказывает о своем «удивлении», когда в сентябре 1991 он услышал от Дудаева, что «в Москве ему дали санкцию на взятие власти, провозглашение суверенитета и создание собственной армии. Я полетел в Москву, стал наводить справки. К моему удивлению, слова Джохара подтвердились. Более того, меня даже попросили ему помочь» (курсив мой – А. Б.). В странной активке-автобиографии главарей Фарвеста под немного фрейдистским названием «Бегство с руин Империи» есть несколько свидетельств такого рода. 25

Но быть может те, кто превратил их в инструмент разрушения страны, которую они должны были защищать, делали это в каких-то высоких созидательных целях? Большевики тоже разрушали. Но они и создавали на месте разрушенного. В антисоветском перевороте и реставрации капитализма ничего созидательного не было. Это эпоха высвобождения разрушительных антисоциальных инстинктов и страстей, оправдывающих их идеологий, духовной энтропии, поразительной внутренней лживости, предательства себя и прошлого – эпоха торжества зла. Неудивительно, что фарвестовцы испытывают бессознательный протест против тех, кто обессмыслил их существование, и в свою очередь направляют свою агрессию против своих творцов.

Проблема мотивации фарвестовцев стоила жизни Сергею Петрову, знавшему их еще со времен афганской спецгруппы «Н». Судя по его интервью ирасшифровкам записанных им разговоров, фарвестовцы решили ликвидировать Петрова, заподозрив, что он знает об их связях с ЦРУ (Эрмарт) и переходе под «крышу» американцев вместе со своим героиновым бизнесом. Фактически, это означало установление внешнего контроля, или «крючка» для группы кремлевских коррупционеров (по тексту расшифровок – Сечина и Тимченко), которые получали процент от этого наркотрафика, а также для коррумпированного руководства ГРУ, в «общак» которого шла основная часть доходов. Петров управлял электронными счетами в оффшорных банках, на которые Фарвест и другие данники перечисляли поборы Кремля. По словам Петрова, группа Лунева похитила его помощника, знавшего коды к этим счетам, выбила их из него и украла все, что там было, около 50 миллионов долларов. Казалось, бы фарвестовцы могли просто убить Петрова. Но это было бы, во-первых, «непрофессионально», потому что для этого им пришлось бы сделать это самим или войти в контакт, пусть через посредников, с исполнителями. Во-вторых, в такой ликвидации не было бы никакого креатива, чтобы вспомнить на старости лет. Отсюда – замысловатый, с издевкой и черным юмором, сценарий ликвидации Петрова руками его кремлевских хозяев, не поверивших, что фарвестовцы могли так пошутить над ними. Вот как это пытается объяснить им Петров за несколько дней до гибели. Курсив мой.

"Потом они не верят, что эти люди, которые их на самом деле кинули, стали бы так рисковать, так разводить, опускать их из-за пятидесяти лимонов. Это ну не та сумма. Там в Кремле просто плохо знают этих людей, ну не понимают, что кидание было не потому, что им жалко этих денег, хотя это тоже, наверное. Но главное, что они никогдане пойдут под какую-то еще крышу, даже кремлевскую. У них уже есть крыша - американцы. Это они просто делают вид, что выстроились под Кремль. Я их хорошо знаю и знаю, что они реально думают про Владимира Владимировича. Все это с их стороны было что ли политикой, нусамоутверждением: мол деньги лохам отдали, а затем у них же намного больше забрали и всех развели".

Петрову так и не поверили. Владельцы счетов рассуждали так же, как читатели статей бурцев.ру. Фарвестовцы не могли так рисковать из-за «каких-то» 50 миллионов, потому что они и так мультимиллионеры. Ведь рисковать они могут только ради денег, как и мы, не так ли? Других мотивов для смертельного риска у них быть не может, это немыслимо. Ведь мыслимо только то, что мыслимо для нас самих, особенно, если мы сидим в Кремле, а они – так себе, дееспособные «на уровне бывшего среднего звена». Коррумпированные сановники не могли представить, что люди вроде Сурикова и Филина могут искренне презирать их и получать наслаждение от самого акта «кидания» всемогущего кремлевского начальства. А значит – украл Петров, «щипач», посредник, и хотел свалить на Фарвест. Фарвестовцы верно рассчитали, что так и будут рассуждать кремлевские. Они психологи. Хороший разведчик, спецслужбист должен быть хорошим психологом. Он изучит все слабые и сильные стороны своего врага, прежде чем вступить с ним бой.

Но теперь речь идет не о 50 миллионах. «Кидать» будут всю Россию. И остановить фарвестовцев смогут только люди, чей уровень мотивации как минимум не ниже их собственной, и кто сможет выйти за рамки упрощенного понимания мотивов человеческих действий. Фарвестовцев нельзя подкупить, вернее, нельзя откупиться от них, потому что деньги не являются их целью. Фарвестовцы – не уголовники и не суфии, хотя они могут мимикрировать под тех и других. Их мотивирует не национализм, панисламизм или пантюркизм, хотя на бытовом уровне они могут быть националистами или легендировать себя как таковых. Фарвестовцы – игроки в игру, которая называется «окончательное решение русского вопроса». В этой игре на их стороне два преимущества: ресурсы, ум и опытность генералов Барбароссы-2, а также узость воображения тех людей, чей долг разгадать эту игру и обыграть их.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/279806.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments