АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

ТРЕТЬЯ БАРБАРОССА. Часть - 24.

Невольно возникает ощущение, что существует некий молчаливый заговор, объединяющий все классы общества. Быть может, это и называется цивилизацией – единством поверх, а вернее глубжеклассовых, этнических и религиозных различий. В статье о «мета-группе», так называет Фарвест известный американский ученый и мыслитель Питер Дейл Скотт, он пишет, что «в каждом обществе есть факты, которые оно подавляет в своем коллективном бессознательном, чтобы избежать социальных и психологических последствий их признания». Эту мысль он формулирует по поводу американского советолога и «транзитолога» Джона Данлопа. Данлоп–старший научный сотрудник Института Гувера, член Чеченского комитета Бжезинского и Александра Хейга, опытный специалист по информационно-психологической войне против России – использовал активку Фарвеста о «сговоре в Ницце» для большой работы, инсинуирующей, что все акты насилия и террора, начиная с вторжения Басаева и Хаттаба в Дагестан и кончая Бесланом, были провокациями ФСБ и Кремля. Но при этом Данлоп сделал одну ошибку. Он включил в эту работу информацию о Фарвесте из активки военной контразведки ФСБ, пытавшейся пробить оборонительные линии Фарвеста в 2003-5 гг., и дал на нее ссылку. Тем самым Данлоп включил этот текст в ссылочную базу университетского крыла ВПК США и неоконсервативного аппарата антироссийской пропаганды. Это была роковая ошибка, потому что текст активки не оставлял сомнений в том, что персонажи «сговора в Ницце» имели связи с западными спецслужбами и участвовали в заговорах против России. Профессор Скотт, конечно, ошибается, объясняя утаивание Данлопом истинного содержания своего источника бессознательными механизмами национальной психики. Данлоп – в высшей степени ее сознательный манипулятор. Но по отношению к слушателям Бжезинского и даже бОльшей части правящего класса США его понятие политического бессознательного имеет смысл. Ненависть к России в англосаксонском мире и желание ее гибели имеет глубокие корни в исторической психологии этой цивилизации. Особенно в связи со Второй мировой войной. Когда недавно сенатор Маккейн, вероятный кандидат на президентских выборах 2008 от республиканцев, заметил, что «победить нацистов нам помогли русские» – это еще одно проявление комплекса неполноценности и подавленной вины в связи с той войной. Каждая цивилизация, как и каждое классовое общество – ее основа, должны быть уверены в своем превосходстве над всеми другими. Без такой уверенности невозможно достичь господства над всеми другими.

По своей агрессивности и экспансионизму, современная англосаксонская цивилизация имеет только один исторический пример – Рим. Период ее экспансии, последние 500 лет, неразрывно связан с историей капитализма – наиболее агрессивного и экспансионистского по своим императивам способа производства. В результате захвата и колонизации огромных континентов и двух мировых войн, англосаксы прочно заняли господствующие позиции по отношению к своим старым европейским конкурентам – французам и германцам. Но на их пути к мировому господству рыцари «Круглого стола» вроде Родса, Милнера, Черчилля, Маклина, Бушей, Чейни встретили новую и более грозную силу – сперва государство Петра Великого, потом Российскую Империю и, наконец, – СССР. Поэтому нет ничего удивительного в том, что традиционные элиты этой агрессивной расы, прошедшей Джаггернаутом через все континенты и преобразив их по своему подобию, развили русофобию как непременную черту своего менталитета.

* * *

Бжезинский, противник концепции Ликуда-Кургиняна, правильно видит союз США с Россией как бомбу под все здание послевоенного ультраимпериализма (атлантизма), основанного на неофеодальных отношениях США с Западной Европой и Японией. Священному союзу с Россией Бжезинский противопоставляет расширение «Великого альянса» –Антанты. Это расширение должно захватить и Россию. Ее необходимо «интегрировать». Причем не против, а «через» Европу. Тем самым не подрывая основу архитектоники ультраимпериализма – расово-классовый союз атлантизма.

Суть разногласий между Путиным и атлантизмом прост. Они хотят видеть Россию включенной в неофеодальную иерархическую систему американской гегемонии в качестве сырьевой базы. Если российское руководство согласиться стать периферией Запада, то взамен Запад согласится на сохранение такой слабой и подчиненной России в ее теперешних границах, возможно за исключением Северного Кавказа, который отойдет Турции. Россия должна будет отказаться от ядерного оружия и передать свой ТЭК под контроль западных монополий. Если же Россия отказывается от такого предложения, она должна быть расчленена в результате «новой холодной войны», как был расчленен СССР. Контроль над Россией решит проблему «интеграции» Китая.

Ультра-империализм

Когда Ленин набрасывал свою теорию империализма 1916 года, Каутский поставил перед ним проблему, все значение которой Ленин тогда еще не мог и наверное не хотел осознавать. Почему, спрашивал Каутский, мы думаем, что империалисты такие дураки, что они будут создавать для нас революционные ситуации постоянной драчкой между собой. Разве не выгоднее для них объединиться и сообща установить свой диктат над остальным миром эксплуатируя его на свое общее благо. Почему империализм не может экспортировать на периферию не только капитал, но и свои межимпериалистические противоречия? Никакой теоретической невозможности подобного исхода Первой мировой Каутский не видел. Империализм, извлекший такие уроки из этой войны, он назвал ультра-империализмом. И мы видели, что в этом же направлении работала мысль политических лидеров и интеллектуалов англосаксонского мира, вышедшего победителем из той войны.

На это у Ленина было два возражения, политическое и теоретическое. Сейчас для нас важно только второе. Он указал на неравномерность капиталистического развития как на общий закон капитализма. Отсюда следует неравномерность развития отдельных стран, одни вырываются вперед, другие начинают отставать. Экономическая борьба между ними неизбежно ведет к войнам. Поэтому теория Каутского не просто политически вредна, она теоретически ошибочна. Империализм не способен разрешить свои противоречия, ультра-империализм невозможен. Мир вступил в эпоху империалистических войн и пролетарских революций. Иного не дано.

В анализе Ленина было одно слабое место: он не включал неизбежный диалектический антитезис верной посылке о неравномерности капиталистического развития. Понадобилось семь небывалых лет, на протяжении которых Ленин играл роль всемирно-исторической личности, чтобы дополнить его теорию империализма этим антитезисом. Но на теорию у него уже не оставалось времени. Он успел сделать только практический вывод «для рабочих и крестьян СССР».

В своем подлинном завещании, этой последней вспышке своего теоретического сознания перед наступающим мраком, когда уже не оставалось времени на "сентиментальности" и дипломатические вежливости по отношению к уже обреченному Третьему Интернационалу, Ленин в немногих простых словах начертал историческую перспективу, правильность которой подтвердила история последних 85 лет.   Суть этой перспективы сводится к следующему.

Социалистической революции на Западе не будет, потому что в результате мировой войны одна группа государств (Антанта) будет держать под своей пятой проигравших, в первую очередь Германию. Это подчиненное положение Германии станет основой мира между западными империалистами. Поэтому эпоха пролетарских революций заканчивается, начинается эпоха их поражений. Но Ленин по-прежнему выражает уверенность в конечной победе социализма. На чем же она основывается? Как возобновится диалектика исторического развития?

Под гегемонией Антанты западные империалисты сохранят мир между собой и, на основе эксплуатации остального человечества, сохранят классовый мир внутри своих стран.  Но неизбежен подъем националистического Востока, где проживает большинство человечества. Его судьба теперь будет решаться в столкновении между «контрреволюционным империалистическим Западом и революционным и националистическим Востоком».  Если  Советская республика «продержится» до этого столкновения, она поможет дать ему социалистический исход.

Таким образом, Каутский был отчасти прав – ультра-империализм возможен и после Версальского мира становится реальностью. Но Каутский ошибался, понимая его в либеральном духе как союз или картель между равноправными империалистическими странами. Общий закон неравномерности капиталистического развития нельзя отменить, но его частное следствие – острую внутри-империалистическую конкуренцию и войну – можно преодолеть, когда свободная конкуренция между государствами заменяется квазифеодальной структурой их отношений.

Конечно, Ленин не мог предугадать, что в надежде расправиться с СССР руками Германии страны Антанты, консервативные элиты Британии в первую очередь, позволят ей восстановить военную промышленность, перевооружиться и развязать Вторую мировую войну.  Но и с этим грандиозным историческим интермеццо перспектива Ленина оказалась в конечном счете верной.  На руинах гитлеровской Германии и имперской Японии был окончательно скреплен и сцементирован ультра-империалистический союз под эгидой США в качестве феодального короля.  Современный ультра-империализм немыслим без военно-политического подчинения Германии (а значит и Европы) и Японии в рамках квази-феодальной системы американской гегемонии. И как только эта система рухнет, начнется новая «эпоха империалистических войн и пролетарских революций».

В борьбе с СССР и мировым социалистическим движением атлантический ультра-империализм должен был искать союзников. Сначала это были белоэмигрантские организации, внутренняя контрреволюция, националисты «Прометейской Лиги», клерикалы «Интермариума», фашизм и нацизм, полу-фашистские режимы Франко и Салазара. Тайная поддержка Гитлера и политика умиротворения поставила на грань пропасти самих атлантистов. Из второй мировой войны СССР не только вышел победителем, но его победа дала мощный толчок национал-освободительному движению по всему миру, победила Китайская Революция, возник социалистический блок, объединяющий треть человечества. Социализм пришел в Западное полушарие. В эту новую эпоху борьбы, когда во главе ультра-империализма встали США, мы видим ту же картину. Для борьбы с СССР они были вынуждены мобилизовать все реакционные силы современности: военные хунты, неофашистов, феодалов, религиозный фундаментализм. Наконец, они должны были заключить антисоветский союз с маоистским Китаем. По логике Холодной войны Западу приходилось способствовать развитию своих стратегических союзников в Азии и неприсоединившихся стран как Индия. И вот, казалось бы, победив в войне против СССР и европейского социализма и провозгласив конец истории в тысячелетнем рейхе нового мирового порядка, триумфальный ультра-империализм вдруг видит перед собой новый мировой беспорядок и свою скорую могилу. Чтобы победить социализм, они раскрепостили такие силы, выпустили из бутылок таких джинов, что теперь не знают, как подчинить себе первые и загнать обратно вторых. Ислам, Китай, энергетический кризис, новый подъем боливаризма в Латинской Америке, огромный внешний и внутренний долг США при быстром упадке среднего класса, ослабленная, но не покоренная Россия со своим ядерным арсеналом, огромной территорией и природными богатствами. Американская империя явно вступает в фазу упадка, а значит, грядет конец ультра-империализма – без американской председательницы его быть не может. На фоне упадка США поднимается могучий Китай, а вместе с ним и Индия. Дряхлеет Европа. Запад и его англосаксонское ядро теперь видит впереди не конец истории, а конец своих претензий на мировое господство, конец своих привилегий. Но атлантические элиты не собираются смиряться с такой перспективой. Они будут драться до последнего. Времени у них остается мало. Окно историческое возможности переломить настоящий ход вещей быстро сужается. Они должны действовать сейчас, потом будет поздно. Чтобы «интегрировать» Китай, им необходимо сначала «интегрировать» Россию в ультра-империализм. С Россией у них в кармане, у Китая не останется другого выхода кроме вхождения в систему американской гегемонии, которая тогда станет действительно глобальной. Только в этом случае англосаксы смогут остаться на коне. Итак, грааль рыцарей Круглого стола находится в России. В 2008 они должны любой ценой сменить вектор ее развития с «суверенной демократии» на «западную». В практических терминах это значит, что у штурвала России не должны стоять ни Путин, ни Сергей Иванов.

«Отморозки» и Партия третьего срока

Я думаю, действия, утверждения отдельных лиц, которые идут вразрез с нашими национальными интересами и приносят пользу исключительно другому государству, должны верно оцениваться теми, кто стоит во власти. Люди очень легко познаются по их делам, их позиция в той или иной форме может прослеживаться в средствах массовой информации.

Бывший глава КГБ СССР Владимир Крючков об агентуре влияния.

Есть так называемая агентура влияния. Вопрос об этой агентуре – увы, ужасно замутнен демагогией, спекуляциями, фобиями. Разбираться в этом тонком вопросе обычная контрразведка не может. Нужна стратегическая (или политико-стратегическая) контрразведка. Ее как не было, так и нет. И нет аппарата для разбирательств подобного рода.

Сергей Кургинян

Все-таки попробуем разобраться, не боги горшки обжигают. Вопрос надо поставить так: Какие средства есть у атлантистов, чтобы поставить Россию под свой контроль в сравнительно небольшой срок? Прав ли был Путин, недавно заявив, что «средств и методов воздействия на Россию становится все меньше и меньше. "Их практически не стало" »?

Боюсь, что не прав. Боюсь, что Путин делает ту же ошибку, которые сделали атлантисты, не поняв, что победу над СССР они одержали такой ценой, которая ставит под вопрос сам атлантизм. Так же случилось и в случае с достижением «суверенной демократии».

Независимость от «наших друзей на Западе» была куплена ценой нового опасного развития событий внутри страны: массовой коррупции среди силовой бюрократии, которую Путин использовал для подавления олигархической фронды. И эта коррупция стала крючком, за который Фарвест теперь готовится потянуть.

На кого конкретно заточен этот крючок и с какой наживкой?

Весь крупный капиталистический класс России находится на крючке у Запада, потому что там, на Западе хранятся его капиталы, и эти капиталы были нажиты незаконным путем. Весь российский капиталистический класс, включая госбюрократию, находится на крючке у Запада в культурно-психологическом и даже экзистенциальном смысле. Потому что этот класс состоит из людей, которые разрушили СССР и социализм ради того, чтобы стать частью Запада. Но этот фундаментальный факт нашего положения «начальство» изменить не может, а может только мелкобуржуазная, или «общедемократическая» революция. У нас же на носу 2008. Поэтому нас интересует только один конкретный крючок и та конкретная рыбина, которую хочет поймать на него Фарвест. И, может быть, уже поймал. Эту рыбину я буду называть «отморозки». Кто они, откуда взялись? Вернемся все в тот же 1999.

Выдвижение Путина преемником Ельцина удовлетворяло двум критериям Семьи, военных и правых республиканцев. Путин был или казался лояльным выдвиженцем Семьи и в то же время нескомпрометированным близостью к ней. Было и другое обстоятельство. Путин сберег себя – он не был замешен в коррупции «периода первоначального накопления», на него не было крючка. С точки зрения Семьи этом обстоятельстве были свои плюсы и минусы. Без крючка – за него не могли потянуть враги Семьи, но по той же причине этого не могла сделать и Семья.

Как силовик, Путин мог обеспечить личную безопасность «коллективному Распутину», а также восстановить порядок, укрепить авторитет государственной власти и защитить территориальную целостность страны. Предполагалось, что в остальном все пойдет по-старому, и Россия станет сырьевым придатком США – их экономическим и политическим сателлитом. В Кремле Путина окружали те же и оне же – олигархи и ельцинские сановники. Волошин – человек Семьи и американцев– оставался главой Администрации. Понятно, что для того, чтобы начать создавать какое-то пространство для своей игры, Путину нужны были люди извне, которым он мог бы доверять. И если не доверять, да и степени доверия бывают разные, то люди, которых он хотя бы как-то знал по совместной работе и жизни, и которые не были замешены в Семейных делах. Эти люди и были «питерские». Путину предстояло создать свою личную бюрократическую базу, опираясь на которую он мог бы приступить к воплощению своих тайных замыслов. И надо признать, что в общем и целом, «питерские» стали такой базой для Путина и помогли ему совершить то, что он совершил. И я уверен, что даже самым близким из них, за исключением, быть может, Сергея Иванова, Путин не раскрывал всех своих планов и надежд. Особенно, в первые годы, когда его и в живых бы не оставили, узнай о них наши враги внутри и за пределами России. Без таких соратников, как Игорь Сечин, Владимир Устинов, Сергей Иванов, Виктор Иванов, Борис Грызлов, Дмитрий Козак, Дмитрий Медведев, Виктор Черкесов и многих других не было бы и достижений Президента Путина. Злая ирония состоит в том, что некоторые из этих соратников Путина теперь представляют то мягкое подбрюшье России, на котором строятся расчеты Третьей Барбароссы. Речь идет о силовой группе Игоря Сечина – так называемой Партии третьего срока (ПТС), изобретенной представителем Эрмарта и Брейтвейта в ФарВест, ЛЛЦ – Антоном Суриковым. Сущность группировки ПТС («путистов») и ее цели ясно сформулировали обозреватели Олег Маслов и Александр Прудник в статье «Состоится ли в России путистский переворот?» (05.03.2007)


  • Для путистов, в принципе, поддержка действующего Президента России Владимира Путина является чисто декларативной целью, призванной скрыть личностное стремление к сохранению нынешнего властного и финансово-экономического статуса. Третий срок Президента Путина – это личный проект значительной части властной элиты и российской бюрократии, извлекшей максимальную административную ренту в годы правления Владимира Путина. И даже удачно проведенная операция по плавному переходу власти от Путина к выбранному им преемнику может, в конечном итоге, оказаться губительной для достаточно широкого круга нынешних теневых властителей России.

Наверное, первые лица т. н. «Партии третьего срока», вроде И. Сечина, В. Устинова и Н. Патрушева, субъективно не хотят зла России. Психология бюрократа очень быстро привыкает отождествлять интересы государства со своими и еще быстрее свои с интересами государства. Но, здесь было еще и другое. Перераспределяя «неправедно нажитое», они должны были окружить себя группой доверенных лиц. Эти группы можно представить в виде концентрических кругов «сечинцев», «устиновцев» и нек. др., в центре которых стоят их патроны – высшие сановники. Эти патронажные созвездия включают бюрократов и силовиков верхнего и выше-среднего звена, а также бизнесменов. За последние семь лет, пользуясь властью своих патронов, именно эти патронажные группы «перераспределили» в свою пользу львиную часть капиталов и денежных потоков. Таким образом, они сделали серьезную заявку на командные высоты русского капитализма и его государства. За это время они создали себе немало врагов среди жертв этого перераспределения. Это не только крупные и средние капиталисты, у которых отняли их компании, вроде группировки ЮКОСа. Это еще и властные, включая спецслужбистские группы, которые стояли за этими капиталистами и денежными потоками, крышевали их и т.п. И вот очень скоро все эти «сечинцы», «устиновцы» и пр. рискуют потерять если не все «праведно нажитое», то очень многое, «потоки» в любом случае. Они лишаться защиты своих патронов, сохранив всех своих врагов, для которых может прийти час долгожданного мщения. Самих патронов могут не тронуть. Путин замолвит слово за Сечина, Устинова... А вот что случится с другими, сказать наверное они и сами не могут. Кто-то сможет уехать на пмж, кто-то продаст госсекреты и получит за это английский или американский паспорт. Но далеко не все. Для большинства единственная надежда выражается в лозунге: «Не надо ничего менять!» Или сакраментальное: «На переправе лошадей не меняют!» Но лучше я дам слово бурцев.ру. Вот выписка из их Справки по группе Сечина.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/282402.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments