АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Диалектический материализм. ЧАСТЬ-2.

Всякое возникающее звено в цепи явлений включает в себя собственное отрицание, т. е. возможность перехода в новую форму бытия. Т. о. выявляется, что бытие вещей не ограничивается их наличным бытием, что вещи заключают в себе скрытое, потенциальное, или "будущее бытие", т. е. возможность, которая до своего превращения в наличное бытие существует в природе вещей в качестве тенденции их развития (см. Возможность и действительность). При этом оказывается, что в действительности заключены различные возможности, но в наличное бытие превращаются лишь те, для реализации которых имеются необходимые условия.

Углублённое осознание связи внешнего и внутреннего раскрывается в категориях формы и содержания. Практическое взаимодействие людей с множеством сходных и различных вещей послужило основой для выработки категорий единичного, особенного и общего. Постоянное наблюдение предметов и явлений в природе и производственной деятельности подводило людей к уяснению того, что одни связи носят устойчивый, постоянно повторяющийся характер, а другие выступают редко. Это послужило основой формирования категорий необходимости и случайности. Постижение сущности, а на более высокой ступени развития — раскрытие порядка сущностей означает раскрытие заключённого в объекте внутреннего основания всех происходящих с ним изменений при взаимодействии с др. объектами. Познание явлений означает раскрытие того, как обнаруживается сущность. Сущность и явление обнаруживаются как моменты действительности, которая представляет собой результат возникновения наличного бытия из реальной возможности. Действительность богаче, конкретнее возможности, т.к. последняя составляет только один из моментов действительности, которая является единством осуществлённой возможности и источником новых возможностей. Реальная возможность имеет условия своего возникновения в действительности и сама есть часть действительности.

С точки зрения Д. м., формы мышления, категории являются отражением в сознании всеобщих форм предметной деятельности общественного человека, преобразующего действительность. Д. м. исходит из утверждения единства законов бытия и мышления. "... Наше субъективное мышление и объективный мир подчинены одним и тем же законам..." (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1969, с. 231). Всякий универсальный закон развития объективного и духовного мира в определённом смысле является вместе с тем и законом познания: любой закон, отражая то, что есть в действительности, указывает также на то, как следует правильно мыслить о соответствующей области действительности.

Последовательность развития логических категорий в составе Д. м. диктуется прежде всего объективной последовательностью развития знания. Каждая категория — обобщённое отражение объективной реальности, результат вековой общественно-исторической практики. Логические категории "... суть ступеньки выделения, т. е. познания мира, узловые пункты в сети (природных явлений, природы. — Ред.), помогающие познавать ее и овладевать ею" (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 29, с. 85). Любая из логических категорий определяется лишь путём систематического прослеживания её связи со всеми другими, лишь внутри системы категорий и посредством её. Разъясняя это положение, Ленин намечает общую последовательность развития логических категорий: "Сначала мелькают впечатления, затем выделяется нечто, — потом развиваются понятия качества... (определения вещи или явления) и количества. Затем изучение и размышление направляют мысль к познанию тождества — различия — основы — сущности versus (по отношению к. — Ред.) явления, — причинности etc. Все эти моменты (шаги, ступени, процессы) познания направляются от субъекта к объекту, проверяясь практикой и приходя через эту проверку к истине..." (там же, с. 301).

Категории диалектики находятся в неразрывной связи с её законами. Каждая область природы, общества и мышления имеет свои законы развития. Но вследствие материального единства мира в нём существуют некоторые общие законы развития. Их действие распространяется на все области бытия и мышления, по-разному развиваясь в каждой из них. Диалектика как раз и изучает законы всякого развития. Наиболее общими законами материалистической диалектики являются: переход количественных изменений в качественные, единство и борьба противоположностей, отрицания отрицания закон. Эти законы выражают универсальные формы развития материального мира и его познания и являются всеобщим методом диалектического мышления. Закон единства и борьбы противоположностей состоит в том, что развитие объективного мира и познания осуществляется путём раздвоения единого на взаимоисключающие противоположные моменты, стороны, тенденции; их взаимоотношения, "борьба" и разрешение противоречий, с одной стороны, характеризует ту или иную систему как нечто целое, качественно определённое, а с другой — составляет внутренний импульс её изменения, развития, превращения в новое качество.

Закон взаимного перехода количественных изменений в качественные вскрывает наиболее общий механизм развития: изменение качества объекта происходит тогда, когда накопление количественных изменений достигает определённого предела, происходит скачок, т. е. смена одного качества другим. Закон отрицания отрицания характеризует направление развития. Его основное содержание выражается в единстве поступательности, прогрессивности и преемственности в развитии, возникновении нового и относительной повторяемости некоторых элементов, существовавших прежде. Знание всеобщих законов служит руководящей основой изучения специфических законов. В свою очередь, всеобщие законы развития мира и познания и конкретные формы их проявления можно изучать лишь на основе и в тесной связи с изучением и обобщением частных законов. Это взаимоотношение общих и специфических законов составляет объективное основание взаимной связи Д. м. и конкретных наук. Будучи самостоятельной философской наукой, Д. м. даёт учёным единственно научный метод познания, адекватный закономерностям объективного мира. Таким методом является материалистическая диалектика, "... ибо только она представляет аналог и тем самым метод объяснения для происходящих в природе процессов развития, для всеобщих связей природы, для переходов от одной области исследования к другой" (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 367). Разумеется, всеобщие свойства и отношения вещей выявляют себя по-разному в зависимости от специфики той области, которая изучается той или иной наукой.

Д. м. и конкретные науки. Историческая миссия Д. м. состоит в творческом развитии научного мировоззрения и общеметодологических принципов исследования в области естественных и общественных наук, в правильной теоретической ориентации практической борьбы прогрессивных общественных сил. Он опирается на прочный фундамент всей науки и общественной практики. Д. м., как отмечал Энгельс, есть "... мировоззрение, которое должно найти себе подтверждение и проявить себя не в некоей особой науке наук, а в реальных науках" (там же, с. 142). Каждая наука исследует качественно определённую систему закономерностей в мире. Однако ни одна специальная наука не изучает закономерности, общие для бытия и мышления. Эти всеобщие закономерности являются предметом философского познания. Д. м. преодолел искусственный разрыв между учением о бытии (онтологией), теорией познания (гносеологией) и логикой. Д. м. отличается от специальных наук качественным своеобразием своего предмета, его универсальным, всеобъемлющим характером. В пределах каждой специальной науки имеются различные уровни обобщения. В Д. м. обобщению подвергаются сами обобщения специальных наук. Философские обобщения поднимаются, т. о., на самые верхние "этажи" интегрирующей работы человеческого разума. Д. м. сводит в единое целое результаты исследований во всех областях науки, создавая тем самым синтез знания универсальных законов бытия и мышления. Предмет научного познания определяет и характер применяемых в подходе к нему методов. Д. м. не пользуется специальными методами частных наук. Основным орудием философского познания является теоретическое мышление, опирающееся на совокупный опыт человечества, на достижения всех наук и культуры в целом.

Обладая определённой спецификой, Д. м. вместе с тем является общей наукой, играющей роль мировоззрения и методологии для конкретных областей знания. В различных областях научного познания постоянно и чем дальше, тем всё больше возникает внутренняя потребность в рассмотрении логического аппарата, познавательной деятельности, характера теории и способов её построения, анализа эмпирического и теоретического уровней познания, исходных понятий науки и методов постижения истины. Всё это является прямой обязанностью философского исследования. Решение этих проблем предполагает объединение усилий представителей специальных наук и философии. Методологическую значимость принципов, законов и категорий Д. м. нельзя понимать упрощённо, в том смысле, будто без них невозможно решение ни одной частной проблемы. Когда имеют в виду место и роль Д. м. в системе научного познания, то речь идёт не об отдельных опытах или расчётах, а о развитии науки в целом, о выдвижении и обосновании гипотез, о борьбе мнений, о создании теории, о разрешении внутренних противоречий в рамках данной теории, о выявлении сущности исходных понятий науки, об осмыслении новых фактов и об оценке выводов из них, о методах научного исследования и т.п. В современном мире революция в науке превратилась в научно-техническую революцию. В этих условиях особенно актуальны слова Энгельса, воспроизведённые Лениным в "Материализме и эмпириокритицизме", что"... “с каждым, составляющим эпоху, открытием даже в естественноисторической области... материализм неизбежно должен изменять свою форму” ..." (Полное собрание соч., 5 изд., т. 18, с. 265). Преобразования в современной науке столь глубоки, что они касаются самих её теоретико-познавательных основ. Потребности развития науки вызвали к жизни существенные изменения в трактовке большинства категорий Д. м. — материи, пространства и времени, сознания, причинности, части и целого и др. Усложнение предмета научного познания резко усложнило и саму процедуру, приёмы познавательной деятельности. Развитие современной науки выдвинуло не только множество новых фактов и методов познания, поставив более сложные задачи перед познавательной деятельностью человека, но и множество новых понятий, вместе с тем требуя нередко коренного переосмысления прежних представлений и идей. Прогресс науки не только ставит перед Д. м. новые вопросы, но и обращает внимание философской мысли на иные стороны старых проблем. Одним из симптоматичных явлений современного научного познания является тенденция превращения ряда специальных понятий в общенаучные и философские категории. К их числу относятся вероятность, структура, система, информация, алгоритм, конструктивный объект, обратная связь, управление, модель, моделирование, изоморфизм и т.п. Устанавливаются конкретные контакты философов-марксистов и представителей различных других областей знания. Это способствует продвижению вперёд как в постановке вопросов, так и в решении ряда важных методологических проблем науки. Например, в уяснении своеобразия статистических закономерностей микромира, обосновании их объективности, показа несостоятельности индетерминизма в современной физике, доказательстве применимости физики, химии и кибернетики в биологических исследованиях, выяснении проблемы "человек-машина", разработке проблемы соотношения физиологического и психического, уяснения взаимодействия наук при изучении мозга и т.п. Нарастание абстрактности знаний, "бегство" от наглядности является одной из тенденций современной науки. Д. м. показывает, что все науки развиваются по пути постепенного отхода от описательных методов исследования ко всё большему использованию точных, в том числе математических, методов не только в естествознании, но и в общественных науках. В процессе познания всё большую роль играют искусственные формализованные языки, математическая символика. Теоретические обобщения становятся всё более сложно опосредованными, отражая объективные связи на более глубоком уровне. Принципы, законы и категории Д. м. активно участвуют в синтезе новых научных представлений, разумеется, в теснейшей связи с эмпирическими и теоретическими представлениями соответствующей науки. За последние годы обстоятельно проявилась эвристическая роль Д. м. в синтезе современной научной картины мира.

Партийность Д. м. Д. м. носит классовый, партийный характер. Партийность всякой философии — это прежде всего принадлежность к одной из двух главных философских партий — материализму или идеализму. Борьба между ними в конечном счёте отражает противоречия между передовыми и консервативными тенденциями общественного развития. Партийность Д. м. проявляется в том, что он последовательно проводит принцип материализма, что находится в полном соответствии с интересами науки и революционной общественной практики.

Д. м. возник как теоретическая основа мировоззрения революционного класса — пролетариата и составляет мировоззренческую и методологическую основу программы, стратегии, тактики и политики коммунистических и рабочих партий. Политическая линия марксизма всегда и по всем вопросам "... неразрывно связана с его философскими основами" (Ленин В. И., там же, т. 17, с. 418). Идеологи буржуазии и ревизионисты превозносят беспартийность, выдвигая идею "третьей линии" в философии. Идея беспартийности в мировоззрении — это ошибочная идея. Ленин подчёркивал, что беспартийной "... социальной науки не может быть в обществе, построенном на классовой борьбе" (там же, т. 23, с. 40). Ревизионисты утверждают, что партийность будто бы несовместима с научностью. Она действительно несовместима в реакционном мировоззрении. Но партийность вполне совместима с научностью, если речь идёт о прогрессивном мировоззрении. Коммунистическая партийность в то же время означает подлинно научный подход к явлениям действительности, так как рабочий класс и Коммунистическая партия в целях революционного преобразования мира заинтересованы в его правильном познании. Принцип партийности требует последовательной и непримиримой борьбы с буржуазными теориями и взглядами, а также идеями правого и "левого" ревизионизма. Партийность Д. м. заключается в том, что именно это мировоззрение сознательно и целенаправленно служит интересам великого дела строительства социализма и коммунизма.

Д. м. развивается в борьбе против различных направлений современной буржуазной философии. Буржуазные идеологи, усматривая в Д. м. основную преграду для распространения своих взглядов, всё чаще выступают с критикой Д. м., искажая при этом его существо. Некоторые буржуазные идеологи стремятся лишить материалистическую диалектику революционного содержания и в таком виде приспособить её к своим нуждам. Большинство современных буржуазных критиков Д. м. пытается истолковать его как разновидность религиозной веры, отрицать его научный характер, найти общие черты между Д. м. и католической философией — неотомизмом. Эти и др. "аргументы" буржуазных критиков используются и различными представителями современного ревизионизма в их попытках пересмотреть и "исправить" отдельные положения Д. м.

Ревизионисты правого и "левого" толка по существу отрицают объективный характер общественных закономерностей и необходимость для революционной партии действовать в соответствии с этими закономерностями. Это же относится и к законам диалектики. Реформистские и праворевизионистские идеологи признают не борьбу, а примирение противоположностей, отрицают качественные изменения, ратуя лишь за плоский эволюционизм, они не признают закона отрицания отрицания. В свою очередь леворевизионистские теоретики считают реальными лишь антагонистические противоречия и их хаотическую "борьбу", отрицают количественные изменения, ратуя за непрерывные "скачки", выступают за полное отрицание старого без сохранения того положительного, что в нём содержалось. Реформистам и правым ревизионистам это служит методологической основой для оправдания оппортунизма, а для "левых" ревизионистов их методология — основа крайнего волюнтаризма и субъективизма в политике.

В своей борьбе как против буржуазной философии, так и против современного ревизионизма и догматизма марксизм последовательно проводит принцип партийности философии, рассматривая философию диалектического и исторического материализма как научное оружие в руках рабочего класса и трудящихся масс, борющихся за своё освобождение от капитализма, за победу коммунизма.

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология, Соч., 2 изд., т. 3; Маркс К., Тезисы о Фейербахе, там же; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; его же, Диалектика природы, там же; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 18; его же, Три источника и три составных части марксизма, там же, т. 23; его же, Философские тетради, там же, т. 29; Морочник С. Б., Диалектический материализм, Душанбе, 1963; Руткевич М. Н., Диалектический материализм, М., 1961; Марксистско-ленинская философия. Диалектический материализм, М., 1970; Основы марксистско-ленинской философии, М., 1971.

А. Г. Спиркин.

Subscribe

  • Мои твиты

    Вт, 20:14: Владимир Ильич Ленин 25.05.1919 https://t.co/ehpJOtWYsI Вт, 20:19: Григорий Иванович Котовский! https://t.co/zdqAJHenXB…

  • Мои твиты

    Сб, 13:55: RT @ ussrlife: Сильнoe фото... Ветepaны идyт по Невскому проспекту в тридцатилетнюю годовщину окончания войны, 9 мая 1975 г.…

  • Мои твиты

    Пт, 15:44: Семён Альтов "Взятка" (1988) https://t.co/iviISNYSxn Пт, 21:02: RT @ Aleks_Hit: Фронтовое фото Владимира Этуша…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments