АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Как Путин поднимал отечественную промышленность. Часть-4.

ЗАО «Кузбассэлемент» (1942–2008)

ЗАО «Кузбассэлемент» являлся крупнейшим производителем химических источников тока в России и был единственным за Уралом предприятием по промышленному производству этих изделий.
Предприятие создано в 1942 году на базе эвакуированного в г. Ленинск-Кузнецкий московского завода «Мосэлемент».
В настоящее время ЗАО «Кузбассэлемент» является одним из известных в России производителей щелочных аккумуляторов, аккумуляторных батарей и гальванических источников тока для:
– аварийного и резервного питания железнодорожных и пассажирских вагонов, магистральных электровозов, вагонов метрополитена, шахтных электровозов;
- напольного безрельсового электрифицированного транспорта;
- шахтных головных светильников;
- аварийно-поисковых средств морского и речного судоходства;
- средств связи и освещения.
Предприятие являлось единственным за Уралом по переработке отработанных щелочных аккумуляторов.

«Фактически с ноября 2008 года завод находился в стадии банкротства, с 6 мая 2009 года арбитражным судом на "Кузбассэлементе" введено конкурсное производство... Новый конкурсный управляющий завода поставил вопрос о преднамеренности банкротства предприятия. С просьбой разобраться в ситуации к главе МВД РФ Рашиду Нургалиеву обратился глава Кузбасса Тулеев», – сказал собеседник агентства...

Работоспособные станки для производства аккумуляторов с корнем вырывались со своих платформ и вывозились за пределы завода. Таким образом, фактически были ликвидированы основные средства восьмого и девятого цехов, которые были ключевыми на предприятии и обеспечивали занятость 350 работников завода (фактически основного его состава). По слухам, все вывезенные станки через подставные фирмы сданы в металлолом.

Источник: http://www.kprfnsk.ru/inform/news/10969/

В 2010 году и в первом полугодии 2011 года завод не работал, несмотря на все попытки федерального и областного руководства. На его территории в настоящее время размещены офисы и торговые помещения.
За девять месяцев нынешнего года производство аккумуляторов в России упало на 44,5 проц.
Эксперты склонны считать, что отрасль, которая успешно работала, неожиданно начала «уходить». Причина тому – основные заказчики переориентировались в закупках на импортные аккумуляторы, которые дешевле, но не подходят для России из-за особенностей эксплуатации и температурного режима.
В то же время президент Международной ассоциации производителей химических источников тока и оборудования для их производства «Интербат» Владимир Солдатенко отмечает, что «срок службы российских батарей в разы выше, к примеру, чем болгарских». «Щелочные батареи некоторых российских производителей по качеству – хайтековские изделия – ни в чем не уступают батареям ведущих транснациональных корпораций, а их сегодняшняя замена на чуть более дешевые импортные свинцовые аналоги – это чисто административные решения, основанные не на мнении компетентных специалистов и отраслевых НИИ, а на рекламных посулах иностранных производителей, стремящихся захватить перспективный российский рынок и готовых для этого на многое, в том числе и игры с ценами на свою продукцию», – рассказывает Солдатенко.
«К сожалению, одна из наиболее перспективных и наукоемких отраслей, которой является отечественная электрохимическая энергетики, сейчас переживает далеко не самые лучшие времена, – говорит технический директор «Завода АИТ», доктор технических наук Вячеслав Волынский. – Причем основной удар по отрасли был нанесен не кризисными явлениями, происходящими в мировой экономике. Наиболее губительное воздействие оказала недобросовестная конкуренция со стороны транснациональных корпораций, маркетинговая стратегия которых направлена скорее на взаимовыгодный альянс с чиновниками, чем на технологическое превосходство».
Российские аккумуляторщики смотрят в будущее без оптимизма. «Если ничего не изменится, как минимум нас ждет прекращение развития отрасли, что в сегодняшней ситуации рано или поздно приведет отечественные предприятия к череде банкротств», – описывает перспективы Вячеслав Волынский.

Источник: http://akb.carclub.ru/news/page54/0000023965
(апрель 2009 г.)

Иркутский завод радиоприемников (1945–2007)

Известно, что завод основан в 1945 году как автосборочный. В 1952 году завод был перепрофилирован в Иркутский завод радиоприемников, п/я А-3321. Завод в основном выпускал технику радиоуправления армейскими подразделениями и еще так называемые РЭПы, средства радиоэлектронного противодействия, призванные глушить эфирные частоты.
Радиоаппаратуру для населения выпускали несколько цехов радиозавода, всего цехов было 20. Это были в основном радиоприемники и радиолы «Рекорд» и «Илга», магнитолы «Скиф» и «Друг». Чтобы не путать название радиоаппаратуры с продукцией Бердского радиозавода, выпускавшего также «Рекорды», к наименованию часто добавляли букву И.
С 1972 года завод называется «Иркутский завод радиоприемников имени 50-летия СССР», и к началу 90-х годов он стал крупнейшим предприятием радиоэлектронной промышленности в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. В лучшие годы численность работающих достигала 11–12 тысяч человек. С появлением в 1991 году новых правителей России предприятие стало приходить в упадок и, несмотря на все попытки руководства удержаться на плаву, в конце концов стало банкротом.
Завод, вернее, то, что от него осталось, пытался заниматься ремонтом бронемашин, танков, выпускать хозяйственные товары для населения, но в связи с огромным потоком хлынувших в страну дешевых импортных товаров всё оказалось убыточным.
В 2007 году на территории завода воцарился радиорынок, в 2008 году на его территории появился торгово-развлекательный комплекс.
Де-юре завод еще не исключен из госреестра юридических лиц. Однако численность работающих не превышает нескольких десятков человек.

P.S. Заметим при этом, что речь в большинстве рассматриваемых в рубрике случаев идет не о «лихих 90-х», а о вполне себе тучных «нулевых», когда в стране на 12 лет утвердились президент В.В. Путин, неоднократно на словах заявлявший о поддержке отечественного производства, и его протеже, произнесший столько пафосных слов о необходимости поддержки инновационных предприятий.

Завод точного литья «ЦЕНТРОЛИТ» (1963–2009)

Центролит – один из крупнейших металлургических заводов Липецка.
Сооружение специализированного чугунолитейного завода «Центролит» началось на юго-западной окраине Липецка в марте 1963 года. В конце 1968 года новый завод дал свою первую продукцию после вступления в строй действующего комплекса первой очереди предприятия – цеха мелкого литья. В 1970 году сооружается вторая очередь этого цеха, а затем ряд вспомогательных и основных цехов – крупного и среднего литья. Завод поставлял машиностроительным предприятиям центральных областей страны чугунное и цветное литье весом от нескольких граммов до десятков тонн.
В 1975 году на заводе был разработал новый метод металлолитья – метод непрерывного литья, около завода была открыта больница. В 1978 году получил статус рентабельного. Поставлял продукцию на многие предприятия СССР, а также в ФРГ, Японию, США, Италию, Великобританию, Швейцарию.
30 сентября 2009 года завод остановил производство чугунолитейных изделий и распустил рабочих. Производственные цеха отныне используются в качестве складов бытовой техники.

Хорский БИОХИМ (Хабаровский край) (1982–1997)

Хорский «Биохим» входил в десятку крупнейших и наиболее современных заводов в мире подобного профиля. Строили всем Союзом. В эпоху его рассвета здесь трудились 7500 человек. Рядом находится целый городок панельных пятиэтажек, отстроенных для работников (местные прозвали это место "степью"). Строили клуб с двумя бассейнами и спортивным залом.
Завод занимался глубокой переработкой древесины, производил кормовые дрожжи, фурфурол, микробиологическую продукцию, а также некоторые специальные виды продукции.
Теоретически именно предприятия подобного направления были полностью готовы для производства биотоплива.
После остановки и полного разграбления оборудования завода неоднократно возникали планы по созданию на его площадях совместных российско-китайских СП по производству целлюлозно-бумажной продукции,
«Так что ж вы тут хотите устроить?» – с такими словами встречает нас Анатолич, мужик лет 50-ти в костюме цвета хаки. Мы идем от генерального директора этой рухляди, по совместительству начальника ТСЖ. Анатолич – начальник охраны, он же сторож. В ведении у него 106 га завода. «Осторожнее тут. Люки чугунные по***ли все. А там если угодишь, то на 6–8 метров вниз. И непонятно еще на что приземлишься. Пойдемся сначала в Дрожжевой. Не наступите в это, – показывает на субстанцию на полу. – Чувствуете запах? Рыбий жир. Использовали в производстве. Дрожжи не те, что в тесто добавляют, а для корма домашней птице».
Идем выше на этаж. «Тут были емкости. Все вынесли», – сплевывает он. В полу круглые отверстия и даже кое-где остались поручни. Проходим на этаж выше. «Тут стоял компьютер», – Анатолич окинул взором комнату. Да, раньше ЭВМ занимали целые комнаты. Кругом провода и мусор. Чуть выше располагалась зона отдыха. Фонтан и клумбы. С крыши неплохой вид на окрестности.
Пошли на пересыпку. Небольшой цех с проржавевшими лестницами и остатками оборудования. Далее – в сушилку с ее тремя резервуарами, поросшими травой. «Сюда китайцы ходят с деревообрабатывающего звонить. Каланча эта высокая. Родина-то их через реку». Валяется китайская пачка от сигарет, как бы в подтверждение слов сторожа.
Далее слева видим цех. «Этот на консервации, выкупили его еще во времена перестройки. Шпон делали года два еще назад. Теперь тихо. А вот справа отстойный».
Внутри сыро и грязно. На одном из этажей находим бывшую лабораторию. Я нечаянно задеваю посудину, и она падает на жесть на полу. Выливается какая-то жидкость и начинает на металле пузыриться. В воздухе запах сероводорода. Уносим ноги оттуда. На пути у нас гидролизный цех.
«Тоже выкупили, сейчас активно растаскивают. Тут раньше делали фурфурол. Вы, наверное, и не знаете, что это? Топливо для ракет. Вон видите отверстие в потолке? Очередной искатель несколько лет назад скрутил двигатель и нес к лестнице. Не увидел дыру и свалился вниз, не отпуская железяку. Так и умер внизу. Похрипел немного только, и всё».
Источник: http://urban3p.ru/category/factories

Томский приборный завод (1961–2007)

Томский приборный завод (ТПЗ) – оборонное предприятие в Томске. Завод был создан в начале 1960-х годов по совместному решению ЦК КПСС и Совета министров СССР, принятому в марте 1959 года.
Завод был секретным, директором был генерал. На заводе производились системы управления ракетами, космическими аппаратами (говоря более современным языком, бортовые компьютеры).
Во многом именно здесь создавалась уникальная система управления «Бураном», которая позволила этому последнему шедевру советских времен совершить уникальный полет в космос и вернуться на Землю в полностью автоматическом режиме.
Была хорошо развита социальная сфера (база отдыха в Киреевске, детский лагерь «Юбилейный» в Заварзино (сейчас не действует, но охраняется), спорткомплекс «Кедр», приусадебное хозяйство, медсанчасть № 2), высокими темпами велось строительство жилья (за 30 лет введено более 250 тыс. кв. м жилья, 6 детских садов, 3 средних школы).
В конце 1997 года завод был приватизирован, при этом 51% акций остался под контролем государства, 20% были переданы в уставный капитал общероссийской государственной корпорации «Компомаш», 25% – трудовому коллективу. Предприятие было ликвидировано в первом полугодии 2007 года.
Источник: http://urban3p.ru/category/factories

История приборного завода началась 45 лет назад. В 50-х годах было принято решение ЦК КПСС о строительстве приборного завода, который будет работать в интересах оборонной промышленности. Сфера его деятельности в конце концов оказалась связана с ракетно-космической техникой. За созданием, последовало очень значительное финансирование и внимание со стороны государства и бурное развитие предприятия. На заводе были созданы остающиеся и до сих пор передовыми и малоизвестными технологии в области разработки вооружений.
Он был задуман, построен и являлся одним из самых крупных предприятий в Томске, по численности сопоставимым с другим томским гигантом – нефтехимическим комбинатом.
Там работали высококвалифицированные кадры, огромное число инженеров-конструкторов. История Приборного завода – по сути, история большого числа людей, которые целыми семьями, из поколения в поколение, были связаны с заводом. Для многих из них завод – это и школа, и успех, и дети, и вся жизнь. Через школу Приборного завода проходило огромное число рабочих – это профессиональные инструментальщики, токари, слесари. Вокруг возник и до сих пор существует целый микрорайон, где проживали рабочие заводские династии. Многие из этих людей живут там и до сих пор.
Но и для огромного числа томичей Приборный – это целый пласт жизни. В свое время распределиться на это предприятие после института – как выиграть в лотерею. Человек имел возможность получать, во-первых, очень высокую по сравнению с гражданскими отраслями промышленности по тем временам зарплату. Скажем, если обычный инженер получал 120 рублей, то на Приборном можно было зарабатывать в несколько раз больше. При этом гарантировался ежегодный ввод определенного количества жилых площадей. То есть, отработав на предприятии максимум 3–4 года, молодой специалист мог получить квартиру, а до этого проживал в заводском общежитии.
Для сотрудников завода была создана очень высокая степень социальной защищенности: лучшая база отдыха в Киреевске, самый лучший пионерский лагерь в поселке Заварзино. Самый крупный спортивно-оздоровительный комплекс «Кедр» также принадлежал Приборному. Вплоть до того, что были свои мотосекции. Вся социальная инфраструктура развивалась вместе с материальной и технической базой.
Завод был одним из флагманов, на котором держалась значимая часть города, и в плане жилищно-коммунальных услуг, и в плане жилья, работавшим на крупных оборонных заказах. Основная специфика этого предприятия заключалась в том, что для оборонной промышленности нужны были очень высокие технологии. Кстати сказать, они до сих пор еще в некоторых отношениях так и не превзойдены, скажем теми же Штатами. Поэтому Приборный завод был очень мощным предприятием с развитой инфраструктурой и с богатым кадровым потенциалом.
У завода была и самая современная по тем временам машиностроительная база, поэтому некоторые эталоны совершенства и точности выпуска были сделаны именно там. Например, в Палате мер и весов хранится «мера окружности» – шар, который был выполнен именно на Томском приборном заводе. Он до сих пор является эталоном – настолько были совершенны технологии металлообработки.
Эквивалентов ТПЗ по тематике в стране практически нельзя найти. Это был единственный, в своем роде уникальный завод, нацеленный на выполнение определенных задач, самый крупный из предприятий томской «оборонки».
А специфика Приборного, кроме всего прочего, заключалась еще и в том, что уровень, высокая квалификация и амбиции людей, которые выполняли на этом предприятии серьезные государственные заказы, не позволяла, в том числе, и руководству предприятия, искать какие-то простые (с точки зрения этих людей, унизительные) формы выживания. В надежде на то, что именно Приборный не должен быть брошен на произвол судьбы, ведь он играл значимую роль в системе гособоронзаказа по стране. Но эти надежды, к сожалению, не оправдались.

Источник: http://obzor.westsib.ru/article/38984

Де-юре пока еще существует ЗАО «Томский приборный завод», которому принадлежит около 25 процентов бывшей территории ТПЗ, остальная территория занята торговыми предприятиями и офисами. Профильное производство не осуществляется.

Сивинит (Красноярск) (197?–2004)

Завод производил вискозные текстильные и высокопрочные нити, необходимые для производства тканей, шин и резинотехнических изделий.
В 1999 году за долги была приостановлена подача электроэнергии, прекратились поставки сырья для производства. Завод был признан банкротом и перешел под внешнее управление. В 2002 году администрация Красноярского края, опасаясь социального взрыва и полного разрушения производства, обратилась к московской торгово-экспортной фирме «Юникорн» с просьбой организовать производство и вывести предприятие из кризиса. Тогда «Сивинит» был переименован в ООО «Красноярские волокна» и стал дочерней структурой «Юникорна», который взял в аренду оборудование, производственные здания и сооружения «Сивинита» с последующим выкупом.
К сожалению, судьба «Красноярских волокон» оказалась не менее печальной. С долгами перед рабочими, по всей видимости, полностью так и не рассчитались. Требуя выдачи зарплаты, рабочие устраивали множество митингов на самом заводе, перекрывали проспект Красноярский рабочий и Коммунальный мост.
До 2003 года на неработающем заводе хранились химические вещества, и из-за угрозы теракта они были вывезены (потратили на это дело 7 млн. руб.), и ФСБ официально потеряла к нему интерес.
В 2004 году имущество завода было реализовано как металлолом и часть площадей раскуплена под склады и торговые комплексы.

http://feelek.livejournal.com/39464.htmlИсточник:
http://urban3p.ru/category/factories

«Завод угодил в жернова борьбы тогдашнего губернатора края Александра Лебедя с Анатолием Быковым (предприятие контролировалось людьми Быкова). Незадолго до краха руководство «Сивинита» побывало в Японии, готовился контракт стоимостью в 40 млн долларов на производство анидной нити с компанией «Марубени». И традиционное производство вискозных нитей к тому времени понемногу начало оживать, наращивались объемы, возвращались отправленные в отпуск работники. Контракта не случилось, общество обанкротили с помощью энергетиков, которым «Сивинит» задолжал, и последующие попытки его реанимировать успеха уже не имели».
http://www.newslab.ru/article/292963

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/450184.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments