АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Битва за деньги Фонда благосостояния: зачем они госкорпорациям, офшорным олигархам и малому бизнесу

16 июля 2013  Евгений Супер

Едва успел Владимир Путин распорядиться направить часть средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) на финансирование инфраструктурных проектов, как выстроилась целая очередь из желающих использовать эти деньги в своих интересах. Помимо государственных компаний на средства ФНБ теперь претендуют и частные — например, «Мечел» попросил свою долю. Должно ли государство протягивать руку помощи частнику — разбираем ниже.

Очередь за деньгами

Владелец металлургической корпорации «Мечел» Игорь Зюзин на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова попросил долю средств ФНБ для финансирования деятельности своей компании. Шувалов поручил Минэкономики и Минфину проработать вопрос. Скорее всего, вслед за «Мечелом» последуют и другие заявки от частников.

Напомним, что на прошедшем недавно Петербургском экономическом форуме Владимир Путин впервые заявил, что из ФНБ часть средств на возвратной основе будет вложена в инфраструктурные объекты. Так, 450 млрд рублей предварительно решено направить на строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва — Казань, Центральную кольцевую автомобильную дорогу и модернизацию Транссиба.

ФНБ — это часть средств федерального бюджета, предназначенная для покрытия дефицита бюджета Пенсионного фонда и софинансирования пенсий граждан РФ. На сегодняшний день объём средств фонда составляет 2828,23 млрд рублей — они хранятся на депозитах банков, вложены в долговые обязательства иностранных государств. Закон предусматривает вложение части ФНБ в долговые обязательства юридических лиц и их акции, но на практике пока что частник денег ФНБ не получает.

Так как ФНБ является источником финансирования будущих пенсий, его средства традиционно размещаются в инструменты с минимальной доходностью, но максимальной надёжностью. Однако такой подход разделяется далеко не всеми: есть мнение, что хотя бы часть ФНБ целесообразно вкладывать в инфраструктурные или производственные проекты внутри страны.

Решение Путина направить 450 млрд рублей на инфраструктуру стало знаковым и сразу же породило конкуренцию за ещё не выделенные средства ФНБ. Так, глава РЖД Владимир Якунин заявил, что финансировать нужно не только Транссиб, но и БАМ, и предупредил, что эти проекты едва ли когда-то окупятся.

Вслед за РЖД свои претензии на средства ФНБ предъявили и другие госкорпорации: Объединённая авиастроительная, Объединённая двигателестроительная и Объединённая судостроительная корпорации.

И вот в очередь за средствами ФНБ встал и первый частник.

«Я помню тот Ванинский порт»

Зюзин заявил, что деньги ФНБ нужны компании для развития железнодорожных подъездов от БАМа к порту Ванино.

Тут хотелось бы напомнить уважаемому читателю, что совсем недавно «Мечел» провернул изящную комбинацию по уводу у государства этого самого Ванинского порта, сначала приватизировав его, а потом перепродав неизвестным кипрским офшорам.

Напомню также, что с момента этой наделавшей шума сделки прошло уже полгода, а кто реально распоряжается сейчас стратегическим российским портом — так и не стало известно. И едва ли нам об этом расскажут.

Впрочем, в правительстве на финт Зюзина не обиделись и признали сделку законной, хоть и противоречащей указам президента по деофшоризации российской экономики.

Стоит вспомнить также, что это далеко не первый случай, когда компания Зюзина ведёт себя по отношению к государству, мягко говоря, не совсем честно. В 2008 году Путин лично грозил отправить к нему доктора, уличив в продаже сырья за границу по ценам ниже рыночных: «При внутренней цене 4100 руб. продают за границу себе же самим, своим собственным офшорным компаниям, в данном случае — в Швейцарию, по цене 1100 руб., то есть в 4 раза дешевле».

И вот теперь «Мечел» решил причаститься к деньгам ФНБ. Под благовидным, в общем-то, предлогом — строительства железнодорожной инфраструктуры. Проблема только в том, что Мечел на 100% частная компания (66,76% акций, по данным источников, принадлежит Зюзину через офшоры, остальные торгуются на биржах), к тому же обременённая серьёзным долгом в 9,2 млрд долларов. А рынок, сами знаете, дело такое — сегодня компания ещё кое-как расплачивается с долгами, избавляясь от активов, а завтра, извините, оказывается банкротом. Да и мало ли можно придумать интересных схем по уводу денег будущих пенсионеров при наличии богатого управленческого опыта у руководства.

Настораживает то, что, хоть в правительстве пока и не дали твёрдого ответа, уже слышатся привычные мантры о том, что «в механизме предоставления средств ФНБ частным компаниям должна быть закреплена «защита от лоббизма», «нецелевого использования средств фонда и прочих рисков». Далее по списку: «прозрачный механизм», «жёсткие требования», «подробный бизнес-план» — и прочие знакомые песни, в рамках текущей матрицы не раз оказывавшиеся несостоятельными.

Дело, в общем-то, даже и не в «Мечеле», а в том, должно ли вообще государство тратить стратегический резерв на поддержку частного бизнеса. Заметьте, сейчас даже не 2008 год, когда приходилось закачивать деньги в банковскую систему (эффективность этого действия, кстати, мы хорошо помним), пытаясь спасти «кровеносную систему» национальной экономики. И если с доводами РЖД можно согласиться — в конце концов, речь идёт, возможно, и об убыточных, но важных для страны проектах (да и контролировать госкорпорацию проще, равно как и спрашивать в случае неудачи), то зачем тратить казённые деньги на помощь офшору — не вполне понятно.

Особенно странно это выглядит на фоне нежелания Минфина использовать средства ФНБ, например, для помощи малому и среднему бизнесу. Недавно Минэкономразвития предложило дополнительно размещать по 100 млрд рублей средств ФНБ через Внешэкономбанк в коммерческих банках сроком на 10–12 лет, для повышения доступности кредитов для предпринимателей. Однако Минфин предложение не одобрил, сославшись на то, что и так уже слишком большая доля ФНБ вкладывается в российские активы.

Таким образом, мы видим, что за средства ФНБ уже идёт серьёзное соперничество, хотя не определены пока даже механизмы их распределения и окончательные суммы. Наверняка в этой борьбе не обойдётся без лоббистов и попыток нецелевого расходования, как бы горячо ни заявляли в правительстве о недопустимости подобных действий. Нам же остаётся лишь внимательно следить за процессом распределения ФНБ — что и обещаем делать со всей ответственностью.

Subscribe

  • Мои твиты

    Вт, 17:23: За ЭТО ненавидят Советскую власть https://t.co/85gVwN1F8N Вт, 20:37: Михаил Горбачев… украл выпивку в немецком супермаркете. —…

  • Мои твиты

    Сб, 22:19: Зиба Ганиева – участник Великой Отечественной войны, радист, снайпер, разведчик. Награждена орденами Красного…

  • Мои твиты

    Пт, 13:45: НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС И ДОБРЫЙ ПАЛАЧ. [21+] — Артюшенко Олег Григорьевич https://t.co/z7bzMG8oqx Пт, 15:21: Дети войны.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments