АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Сталиным не надо пугать

Оригинал взят у stranoved в Сталиным не надо пугать
Есть люди, которые почему-то до сих пор боятся Сталина. Если спросить их, а почему собственно сейчас вы его боитесь, то они сразу не ответят, просто завизжат, что, мол, он был убийца и всех всегда убивал. Если поинтересоваться у них, а кого конкретно он собственноручно убил, то они еще сильнее завизжат истошно и станут гадко на вас браниться, наверное, потому что у них нет никаких доказательств того, как Сталин кого-то лично убивал или приказывал убить. Потом они найдут на каком-нибудь сайте заокеанских правозащитников фотокопии якобы «расстрельных списков» и с торжествующим видом победителей сталинизма уйдут, страшно гордые собой. А нам ничего не останется, как вчитаться в эти самые списки. Вчитавшись, мы и обнаружим, что Сталин-то как раз ни в чем не виноват.
В архивах действительно сохранилось 383 списка на 44,5 тыс. арестованных. На некоторых документах, препровождавших эти списки, действительно есть подпись Сталина. Но эта подпись совсем не означала – расстрелять, потому что хочу. Смысл ее совсем в другом, в совершенно противоположном. Для того, чтобы понять этот смысл, нужно просто вспомнить конституционную историю СССР и просто понять, что и при советской власти у страны была своя правовая система, которую, кстати, признавало все прогрессивное и демократичное человечество. Вся государственная власть по конституции СССР принадлежала трудящимся города и деревни, руководимым рабочим классом. Государственная власть осуществлялась Советами, которые являлись прямым выражением диктатуры рабочего класса. В СССР не было буржуазного «разделения властей». Существовал юридический принцип единства законодательной и исполнительной власти, причем полномочия по изданию законов принадлежали исключительно коллективному органу - сначала съезду Советов СССР, а потом Верховному Совету СССР. Конституционным главой государства считался тогда не один человек, как сейчас, а целый коллегиальный орган – сначала ЦИК СССР, а потом Президиум Верховного Совета. Сталин вообще никогда не был главой государства. Он был одним из членов коллегии, которая являлась главой государства. До 1936 г. «главой государства» был Президиум ЦИК СССР, число председателей которого было 4, затем 6, потом 7 человек в т.ч. Сталин.
Сталин никогда не был ни царем, ни тираном, ни олигархом. И естественно, он не был глупцом, который бы требовал представить ему на утверждение «расстрельные списки» людей, которые ему лично не нравились. Он был коммунистом, коллективистом и считал, что «в СССР не должно быть единоличного президента, избираемого всем населением, наравне с Верховным Советом, и могущего противопоставлять себя Верховному Совету. Президент в СССР коллегиальный, - это Президиум Верховного Совета, включая и председателя Президиума Верховного Совета, избираемый не всем населением, а Верховным Советом, и подотчетный Верховному Совету… такое построение верховных органов является наиболее демократическим, гарантирующим страну от нежелательных случайностей» [Сталин, Вопросы Ленинизма, изд. 11-е, стр. 531]. Коллегиальный глава государства «наблюдал за проведением в жизнь Конституции СССР и исполнением всех законов и имел право приостанавливать и отменять постановления всех нижестоящих органов государства», включая и судебные.
Смысл того, почему на стол главы советского государства попадали списки уголовников, заключается в том, что этот глава имел конституционное право наблюдать за системой правосудия. Как и главы других стран, советский глава был вправе контролировать судебную систему и получать доклады о делах, по которым предусмотрена «высшая мера социальной защиты» - расстрел. А самое важное, как глава государства он был вправе осуществлять акты помилования. Именно поэтому на стол Сталину из правоохранительной системы и попадали соответствующие списки.
Возьмем конкретный документ и читаем его по буковкам: "...передать Военной Коллегии Верховного Суда СССР..." Заметьте, с заглавных именуется. Военная Коллегия – это самый высший орган судебной власти. В её деятельность ни ЦИК ни ЦК не вмешивались. Но был порядок, по делам особой важности информировать главу государства. Глава государства был тогда не единоличный, а коллегиальный, поэтому на документах с прилагаемыми списками расписывался не только Сталин, но и Молотов, Л.М.Каганович, К.Е.Ворошилов, А.А.Жданов, А.И.Микоян, Н.И.Ежов, С.В.Косиор и др. Получив этот документ у главы государства было два варианта действий, согласиться с мнением судебной власти (по докладу Министра ВД) или использовать свое ПРАВО ПОМИЛОВАНИЯ! Вот это имелось в виду, когда Ежов просил «санкции» - т.е. согласия ПРЕДАТЬ СУДУ да, по «первой» (особой) категории дел. Такой вид информирования по особо важным делам существует во всех странах и ПРАВО ПОМИЛОВАНИЯ ЕСТЬ ВЕЗДЕ!
Причем «вышку» Верховный Суд СССР применял далеко не во всех случаях. Нет никаких оснований упрекать Сталина в том, что от него лично, без участия правоохранительной системы исходило указание о репрессиях. Да, на докладах министров, в которых были описаны преступления врагов советской власти, он писал «ЗА»! Но это не означало внесудебного их расстрела, а значило только его согласие на то, что если так сочтет суд, то расстрелять. Не существует документа, где Сталин от себя лично давал указание – расстрелять или посадить кого-либо без суда по его хотению. Кроме того, помимо смысла каждый из "инкриминируемых" Сталину документов имел свое предназначение.
Каждый документ под грифом "с.секр." имел своего исполнителя и адресатов. И как видим, он не был адресован ни судьям, ни прокурорам, ни исполнителям приговора. Это конфиденциальная переписка министра с его руководителем, не подлежащая оглашению никому помимо адресатов (ЦИК) узкого круга лиц, которые контролируют работу по борьбе с преступностью. Это своего рода документ особой отчетности, не имеющий, как говорят юристы, никакого преюдициального, а тем более процессуального значения. Его предназначение исключительно информативное - уведомить о проделанной работе и получить санкцию на продолжение правоохранительной работы в случае, если глава государства не находит оснований для помилования. Таким образом, это никакие не расстрельные списки. Это секретные документы войны с преступностью. Именно таков их смысл и предназначение.
Сталина не нужно бояться, потому что он не несет ответственность за репрессии. Наоборот он прекратил их. Если бы не он, то репрессии были бы во много раз больше. Репрессии есть всегда и везде. Так вот смысл в том, что высшая судебная инстанция ЦИК и ВКП(б) получает доклад министра - главного ответственного правоохранителя в стране, который говорит - считаю нужным арестовать и судить по категориям выявленных преступников. Причем не огульно, а дозировано - по "лимиту". Что делать? Инстанция отвечает: считаешь - арестовывай и предай суду "по категориям". Что поделать, диктатура пролетариата и Конституция обязывает бороться врагами народа. По Конституции СССР «враги народа… переход на сторону врага, нанесение ущерба военной мощи государства, шпионаж - караются по всей строгости закона, как самое тяжкое злодеяние» (ст. 131-133). Таковы были исходные положения советского уголовного права.
Невозможно осуждать Сталина по меркам нынешних понятий о гуманизме и правах человека. Кстати, у СССР тогда не было никаких обязательств в отношении запрета или ограничения смертной казни и право на жизнь в Конституции СССР не было. В те же 30-е годы, например, демократический Черчилль миллионами уничтожал своих верноподданных англичан, он лично написал закон о стерилизации (кастрации) сотен тысяч ирландцев. И ничего – такое время – Европейской конвенции по правам человека еще не было, и еще СССР не продиктовал всему миру Всеобщую декларацию прав человека 1948 г.
Репрессии придумал не Сталин, их вызвали белый террор и классовая борьба внешних и внутренних врагов Советской власти. Сталин остановил репрессии. Именно Сталин 17 ноября 1938 г. сказал: "Работники НКВД настолько отвыкли от кропотливой, систематической агентурно-осведомительной работы и так вошли во вкус упрощенного порядка производства дел, что до самого последнего времени возбуждают вопросы о предоставлении им так называемых "лимитов" для проведения массовых арестов... Запретить органам НКВД и Прокуратуры производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению. В соответствии со статьей 127 Конституции СССР аресты производить только по постановлению суда или с санкции прокурора... Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских управлениях РК милиции". Именно Сталин в 1947 году отменил смертную казнь.
Так что, не надо никого пугать Сталиным.
Сталина могут бояться только трусы и враги народа.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment