АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Финансовый фашизм без маски и прикрас

Кровавое зарево над Сирией, сполохи от ракетно-бомбовых ударов по Ливии, а ещё раньше — по Ираку и Югославии полностью высветили сходство политики западных глобализаторов с агрессивной политикой фашистской Германии. Та же цель — захватить богатые ресурсами либо имеющие ключевое географическое положение страны, навязать «новый порядок», обеспечивающий возможность беспрепятственно использовать эти ресурсы. Правда, вместо откровенно циничного лозунга борьбы за жизненное пространство нынешние претенденты на мировое господство прикрываются фиговым листком защиты прав человека. И не всегда прибегают к военной силе. Её заменяет другое, «тихое», оружие. «Современный империализм, — говорится в докладе Председателя ЦК КПРФ Геннадия Зюганова, опубликованном для обсуждения, — создал и специальные механизмы для достижения своих целей как бы легально и «мирно». Механизмы эти — финансовые. В докладе подчёркивается необходимость продолжить их изучение. И тут, конечно, особая роль принадлежит науке.

С одним из тех, кто за последние годы основательно изучил эти чудовищные механизмы, — профессором, доктором экономических наук Валерием БАЙНЁВЫМ беседует наш корреспондент Олег СТЕПАНЕНКО.

В плену зелёного миража

— Валерий Фёдорович, о финансовом оружии Запада говорят не только коммунисты, но и представители других партий и движений патриотической направленности. А вот что собой представляет и как действует это оружие, знают далеко не все.

— Ничего удивительного. Финансы — слишком сложная, а при капитализме к тому же ещё и закрытая сфера жизни. Помните выражение «Деньги любят тишину»? Или понятие «коммерческая тайна»?

— Конечно, это ведь характерные признаки «открытого общества».

— Так вот, не каждый сможет разобраться, что спрятано под этой завесой тишины и тайны. Только объективное научное исследование позволяет увидеть нутро финансовой системы Запада, инструменты и методы, которыми он ставит себе на службу другие страны.

— Что же это за инструменты и методы?

— Начну с того, о чём уже долгие годы с тревогой пишут и говорят учёные, специалисты, хозяйственники. Весь мир наводнён долларами США, а в последнее время и евровалютой. Они-то и используются Западом как один из главных инструментов для подрыва экономики периферийных — отсталых и развивающихся — стран. В том числе России и государств СНГ. Как это происходит, лучше всего проследить на примере доллара. Многие экономисты справедливо называют его пустой бумажкой, не представляющей ценности.

— Простому человеку, не искушённому в экономике, понять это трудно. За доллар он покупает в тридцать раз больше товаров, чем за российский рубль. Да и любое предприятие приобретает за доллары дорогую импортную технику, а бизнесмены и обслуживающая их чиновничья, правоохранительная и богемная элита — роскошные виллы, дворцы, яхты, престижные спортивные клубы. Всё это — за «пустые бумажки»? Абсурд!

— Не спорю: абсурд.

— Как его объяснить?

— Козьма Прутков говорил: отыщи всему начало — и ты многое поймёшь. Так вот, корни этого абсурда уходят в далёкий 1944 год. Тогда на конференции представителей 44 стран была принята так называемая Бреттонвудская валютно-финансовая система. За время войны золотой запас США, разбогатевших на людской крови, вырос почти в полтора раза. Воспользовавшись «благоприятной» ситуацией, Вашингтон решил единолично контролировать валютный рынок в планетарном масштабе, чтобы обеспечить надёжный экономический фундамент для борьбы за мировое господство. Конференция, проходившая в американском Бреттон-Вудсе под эгидой США, утвердила золотодолларовый стандарт. Практически доллар приравнялся к золоту, стал мировой денежной единицей, с помощью которой (через конвертацию) осуществлялись все международные платежи. При этом остальные мировые валюты лишили возможности напрямую превращаться в золото. Воля Вашингтона была продиктована всем странам, кроме Советского Союза, который отказался участвовать в конференции.

После Бреттон-Вудса американцы стали скупать за доллары золото со всего мира. К 1949 году его запас достиг рекордной отметки в 21800 тонн, что составило более 70 процентов всех мировых золотых резервов той поры.

— Но выгоду имели не только США. Был создан «Золотой пул». Под эгидой Федерального резервного банка Нью-Йорка в него вошли центральные банки семи западных стран — Великобритании, ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Нидерландов, Швейцарии. Они совместно покупали золото через Английский банк в Лондоне.

— Покупали совместно, да распределяли не поровну. Половина доставалась США, а вторая — всем остальным участникам «пула». Если же те увеличивали реализацию золота, то возвращали проданное его количество американцам из своих запасов. Но главным было не дискриминационное, даже по отношению к союзникам, распределение выгоды, а механизм грабежа, который США задействовали против всего мира. Они стали в стремительно возрастающих масштабах печатать доллары. И вскоре всего золота, которым запаслись США, уже не хватало для того, чтобы обеспечить им продукцию денежного станка. Одним из первых грамотно оценил ситуацию президент Франции Шарль де Голль.

— Насколько я знаю, способствовал этому его финансовый советник. Он рассказал де Голлю про «трюк с долларами»: «На аукционе «Друо» в Париже была выставлена картина Рафаэля. Араб, чтобы приобрести её, предложил нефть, русский — золото, а американец выложил кипу стодолларовых банкнот и получил картину за 10 тысяч долларов». «В чём же трюк?» — удивился де Голль. «А в том, что янки купил Рафаэля за три доллара, потому что стоимость бумаги, на которой напечатана стодолларовая банкнота, — три цента!»

— Ознакомившись с заключением ведущих экспертов, де Голль во время официального визита в Вашингтон привёз на корабле 750 миллионов долларов и ультимативно заставил американцев обменять их на золото. Примеру Франции последовали другие страны. Золотой запас США стал угрожающе таять. Финансовая пирамида, построенная ими, рушилась на глазах. Чтобы спасти её, Белый дом отказался от обязательств, взятых в Бреттон-Вудсе, и 15 августа 1971 года США отменили золотое обеспечение доллара. Он окончательно превратился в пустую бумажку.

— Кстати, это подтверждают и американские профессора-экономисты. «Доллары, по существу, являются декретивными деньгами, они — деньги потому, что так сказало государство, а не потому, что выкупаются каким-либо драгоценным металлом», — пишут они в книге «Экономикс».

— И пишут правильно. Весь этот всемирный «долларовый мираж» основывается лишь на том, что США продекларировали, объявили доллары деньгами, как когда-то аборигены той же самой Америки объявляли деньгами кофейные зёрна или ракушки. Отсюда и абсурд. Вы же понимаете, что доллары попадают в любую страну не за красивые глаза её жителей. Взамен их (прямо или опосредованно) оттуда уходят в США реальные блага.

— Получается, что этой нескончаемой лавиной пустых бумажек, за которые мир расплачивается нескончаемой лавиной товаров, США укрепляют свою мощь и ослабляют другие страны?

— Да. Но это лишь первый этап глобального грабежа, учинённого, заметьте, не только Вашингтоном. По такой же примерно схеме «работает» и общая европейская валюта, частично вытеснившая американский доллар. Но то — отдельная тема. Не останавливаясь на ней, хочу особо подчеркнуть, что при дальнейшем обращении доллара и евро идут целенаправленный грабёж и массированный подрыв экономики периферийных и развивающихся стран.

— Каким образом?

Вампиры празднуют победу

— Один из крупнейших экономистов ХХ века Джон Кейнс писал: «Нет более точного и верного способа переворота существующих основ общества, нежели подрыв его денежной системы. Этот процесс пробуждает все разрушительные силы, скрытые в экономических законах, а сама болезнь протекает так, что диагноз не может поставить ни один из многих миллионов человек».

Именно такой надёжный способ использовал Запад. Он навязал периферийным и развивающимся странам, в том числе и России, специально разработанные для них рецепты «оздоровления экономики». Как охотник свою жертву, Запад обставил эти страны «флажками», направившими их финансово-денежные системы в разрушительное антиэкономическое русло. Причём сделал всё так, что каждое отдельное отклонение в их работе выглядит безобидным и даже логически обоснованным и очень-очень трудно распознать подлинный источник болезни.

— Что же это за хитроумные «флажки»? Сколько их? И к чему они конкретно ведут?

— Ключевых, я бы сказал, роковых «флажков», надёжно загоняющих страну в систему эксплуатации и разорения долларом — евро во имя обогащения Запада, всего три. Первый ведёт к нехватке национальных денег, второй — к удушающей кредитной петле, третий — к обменно-курсовому грабежу.

— Хотелось бы, конечно, узнать о каждом из этих «флажков» подробнее.

— Начну с первого. Любая национальная экономика должна быть обеспечена национальными деньгами. Количество их должно составлять не менее 60—120 процентов от ВВП — это объективная закономерность, установленная теорией. Однако по рецептам Запада в России, на Украине, в Казахстане, как и во всех странах СНГ, объём денежной массы искусственно сокращён до того уровня, что и в Уругвае, Гондурасе, Ботсване: ниже пороговых 40 и даже критических 30 процентов.

— Но ведь авторы этого рецепта — западные наставники, а вслед за ними и наши «реформаторы» обосновывают сжатие национальной денежной массы необходимостью сдержать рост цен и инфляцию.

— А почему тогда в западных, как и во всех технологически развитых странах, не допускают такого сжатия? Количество национальных денег там близко к ВВП или больше его. А демонстрирующие чудеса экономического роста державы — Китай, например, — превышают этот оптимум в полтора-два раза. Потому что деньги — кровь экономики, и нехватка их ведёт к малокровию, подрывающему хозяйственный организм. Все «научные» обоснования необходимости денежного дефицита для борьбы с инфляцией — элементарный обман. Возьмём опыт того же Китая. В период бурного экономического подъёма второй половины 90-х годов прошлого столетия денежная масса там увеличивалась ежегодно на 17 процентов, а цены, наоборот, снижались. А в России? К чему привело её сжатие в 90-е годы? К дикой, в десятки тысяч процентов, инфляции.

— То же произошло во время активных рыночных реформ 1991—1994 годов в Белоруссии. Денежную массу ужали с 71 до 7 процентов ВВП, а цены подскочили в 43948 раз!

— Научные исследования, проведённые академиком С. Глазьевым, однозначно свидетельствуют, что по мере сжатия национальной денежной массы во всех постсоветских странах, где создан её искусственный дефицит, инфляция не уменьшалась, а росла. И наоборот, увеличение денежной массы — до оптимальной, естественно, обеспеченности экономики — не только не стимулирует инфляцию, но и ведёт к снижению уровня цен. Так что первый «флажок», ведущий к обескровливанию хозяйственного организма, Запад поставил с совершенно другими целями.

— Какими?

— Свято место пусто не бывает. Взамен недостающих национальных денег в оборот входят доллары — евро. Так США и ЕС увеличивают сбыт пустых денежных бумажек, за которые получают из периферийных и развивающихся стран лавину реальных товаров. Но этим дело не ограничивается. Из-за роста теневой экономики, питающейся сделками в иностранной валюте, государство — жертва империалистического охотника теряет контроль над своей кредитно-денежной сферой. А подрыв денежной системы — помните Кейнса? — пробуждает все разрушительные силы, скрытые в экономических законах. И хотя болезнь протекает так, что диагноз поставить трудно, разрушительный этот процесс сегодня уже достаточно изучен. Но главное, зримо проявился его результат. В странах «золотого миллиарда», которые в соответствии с объективными законами экономики полностью обеспечивают её потребности национальной валютой, производство находится на высоком технологическом уровне. А в развивающихся и периферийных, обескровленных по рецепту западных вампиров, наоборот, научно-технический и производственный потенциал деградирует. Не говорю уж о Ботсване и Гондурасе. Посмотрите на Россию, где национальная денежная масса сжата до 40 процентов ВВП. Такой развал и деградацию промышленности и сельского хозяйства трудно представить: сами, без помощи стран «золотого миллиарда», уже не могут создать ни одного высокотехнологичного производства и всё, вплоть до обычных мясных и молочных продуктов, ввозят из-за рубежа, расплачиваясь будущим страны — её природными богатствами, невосполнимыми ресурсами недр.

— Впечатление такое, что даже один этот «флажок» может загнать жертву в колониальную резервацию.

Тайна ссудного дня

— Не спорю. Но его разрушительное действие усиливает второй «флажок». Он является закономерным продолжением первого. Искусственно созданная нехватка национальных денег вызывает повышенную потребность в кредитах. Вот тут-то и разворачивается следующий акт экономической трагедии. Современное производство представляет многоступенчатую цепочку передела сырья в конечный продукт. Взять обычный батон. Для выращивания пшеницы, из которой его приготовят, нужны техника, удобрения. Чтобы произвести их, заводы — машиностроительные и химические — берут кредит. Дополнительные, по оплате процентов, затраты включаются в стоимость удобрений, техники и затем — зерна. А потом кредиты, взятые элеваторами, хранящими это зерно, мукомольными и хлебопекарными предприятиями, ещё больше повышают себестоимость батона. Ситуация усугубляется ещё одним обстоятельством. Искусственный дефицит денежных знаков, как я уже отмечал, вызывает рост стоимости кредитов.

— В полном соответствии с законами товарного производства: если товар становится дефицитным, цена его растёт?

— Естественно. Ведь деньги — тот же товар. Правда, кредитные деньги отличаются от обычных тем, что к каждому кредитному рублю «прикручен» ссудный процент. И коммерческая банковская система, умело используя нехватку денежного товара, взвинчивает процентные ставки по кредитам до спекулятивного уровня. Именно этот многократно включённый в стоимость батона, молока, обуви, одежды, соковыжималки, телевизора и т.д. спекулятивный ссудный процент, который к тому же «накручивается» сам на себя вдоль длинной цепочки предприятий по формуле сложных процентов, — одна из ключевых причин инфляции, долговой кабалы и слабости экономики.

— Не случайно, видать, ещё 173 года назад тогдашний президент ассоциации американских банкиров сэр Филлип А. Бенсон сказал: «Нет более прямого и надёжного способа захватить контроль над нацией, чем через её систему кредитования (через её деньги)».

— Тут есть нюанс. Мы чаще всего говорим о захвате контроля над нацией с помощью внешних кредитов. Выдавая их, США со своими союзниками загоняют всех, кого «облагодетельствовали», в долговую кабалу. Уже сегодня до 15—20 процентов операционной прибыли компаний и до 45 процентов бюджетных расходов в странах Африки и Латинской Америки уходят на погашение долга. Чтобы расплатиться с Западом, они покупают виртуальные доллары и евро за свои природные ресурсы и товары, которые производят, а полученные доллары и евро возвращают кредиторам. Но и это не помогает избавиться от долга. И они вынуждены обращаться к западным ростовщикам-банкирам за новым кредитом и тем самым ещё туже затягивать петлю долговой нагрузки. Бесплатно работая на обогащение Запада, они всё сильнее подрывают свою экономику и всё больше загоняют себя в кабалу.

Это эффективный способ фактической, де-факто, как говорят юристы, колонизации периферийных и развивающихся стран, но слишком уж заметный и хорошо известный широкой общественности. А вот другой способ, о котором говорил сэр Бенсон, — захват контроля над нацией через её систему кредитования, через её деньги — куда хитрее и незаметнее. Ведь кредитует свою экономику сама страна. Запад вроде бы ни при чём.

— Как в белорусской пословице: «Гнат не виноват, и Арина не повинна — виновата хата, что пустила ночью Гната».

— И мало кто задумывается над тем, кто продиктовал правила игры в этой «хате», что у себя, в своей «хате», Запад поддерживает ставку рефинансирования и, соответственно, стоимость кредитных ресурсов на уровне в разы, а то и десятки раз меньше, чем в периферийных и развивающихся странах. Так, в России на начало октября этого года кредиты выдавали под 18—25 процентов и более (краткосрочные для малых и средних предприятий несырьевого сектора, в то время как о долгосрочных, то есть ориентированных на создание производственных, промышленных, инновационных активов, даже и речи не идёт!). На Украине ставка рефинансирования ещё выше — около 30 процентов. В то же время во Франции и Германии кредитные ресурсы стоят 2—5 процентов, в Японии и того меньше — 0,1—2 процента, причём речь идёт о долгосрочном кредитовании! Во всех странах СНГ ссудный процент во много раз выше, чем на Западе. Откровенно игнорируются не только экономические, но и духовно-нравственные законы. С нами поступают, как с порабощаемыми иноземцами.

— В том-то и дело. Ещё в Библии сказано: «Не давай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идёшь, чтобы владеть ею».

— Высокая стоимость кредитов тормозит рост экономики, затрудняет инвестиционный процесс и лишает надежд на модернизацию, о которой со всех трибун говорит высшее российское руководство. Отставание от Запада, непомерно возросшее и принявшее за последние два с небольшим десятилетия угрожающие размеры, даже не консервируется, а стремительно увеличивается. Второй «флажок» ещё дальше загоняет страны, избранные жертвами, туда, что вы правильно назвали колониальной резервацией.

— А как действует последний, третий, ключевой «флажок»?

Обменно-курсовой грабёж

— «Правда» об этом писала. Под тем же чутким руководством Запада во всех периферийных и развивающихся странах был занижен курс их национальных валют.

— Напомните, как это было сделано.

— Отказавшись от золота как всеобщего эквивалента, западные страны задействовали другой измеритель-эталон — паритет покупательной способности (ППС). Он отражает истинную цену денег любого государства. Чтобы установить её, берётся стандартная корзина почти из трёх тысяч сопоставимых экономических благ — услуг и товаров. Определяется её стоимость в каждой из стран. Допустим, в США эта корзина стоит пятьсот долларов, в России — 8000 рублей, что в 16 раз больше. Значит, справедливый обменный курс, основанный на реальной покупательной способности, — 16 рублей за доллар. «Именно паритеты покупательной способности, а не обменные курсы (то есть официально действующие) должны использоваться для международных сопоставлений», — говорится в пояснениях Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК ООН). Потому что они позволяют точно измерить, «насколько недооценена или переоценена валюта какой-либо страны». И чтобы узнать справедливый курс, достаточно посмотреть данные, которые ежегодно публикует ЕЭК ООН. Возьмём три года (2007 — 2009-й). Что мы видим? Покупательная сила денежной единицы Украины по отношению к доллару была занижена примерно в 2,2, Таджикистана и Киргизии — в 2,6, Казахстана — в 1,5, России — в 1,6 раза.

— И чем же это обосновано?

— Как всегда, «рекомендациями», а точнее, требованиями Запада. Ещё в 1989 году так называемый Вашингтонский консенсус потребовал девальвировать рубль в пять раз.

— Но, извините, тогда был советский рубль.

— И Советский Союз, который, несмотря на предательскую прозападную политику Горбачёва, на это не пошёл. У СССР была крепкая валюта: рубль по официальному курсу стоил на треть дороже доллара.

— А по расчётам ЦРУ, проведённым в 1983 году, — в 2,9 раза дороже доллара США.

— Но развалившие Советский Союз российские «демократы», перевыполняя указания Запада, почти полностью обесценили советский рубль и ввели свой, российский. Затем последовала череда организованных по рецептам того же Запада девальваций, плавных и одномоментных, как, например, в 1998 году. В результате покупательная сила рубля, его реальный курс, как и реальный курс национальных денег во всех развивающихся и периферийных странах, был искусственно занижен. В самих же развитых странах так называемого золотого миллиарда не допустили снижения реального, основанного на паритете покупательной способности курса своей валюты по отношению к доллару. Наоборот, курс этот постоянно завышен. Во Франции, Финляндии и Швеции, например, по данным за 2007—2009 годы, — в 1,2—1,3, в Швейцарии и Норвегии — в 1,4, в Дании — в полтора раза.

— Иными словами, организован глобальный грабёж остальной части мира путём неэквивалентного обмена в международной торговле.

— И результаты этого грабежа ужасающи. Ведь в процессе девальвации денежных единиц периферийных и развивающихся стран за продукцию, которую они покупают в странах «золотого миллиарда», приходится платить больше. Импорт товаров в Россию из стран ЕС в 2008 году, например, составил примерно 116 миллиардов в долларовом исчислении (оплата могла идти и в евро, но это сути не меняет). Но поскольку реальный курс рубля к доллару был занижен в 1,6 раза, она переплатила за эти товары около 70 миллиардов долларов. Почти три миллиона россиян полностью работали только на Запад, пополняя его финансы, развивая его производство, повышая уровень жизни его населения и не принося ни копейки доходов своей стране.

— Но многие, в том числе хозяйственники и экономисты, считают, что при девальвации национальной валюты выигрывают предприятия, продающие товары на экспорт.

— Да, вырученные ими от продажи своих товаров доллары или евро — это уже гораздо большая сумма в переводе на национальные деньги. Но нельзя забывать, что деньги эти обесценены. Причём фактическая их девальвация внутри страны всегда выше, чем девальвация по отношению к доллару. Потому что внутренний бизнес в девальвационной суматохе стремится создать задел для более надёжной прибыли, а то и просто нажиться, взвинтив цены. Так что и предприятия-экспортёры (кроме спекулятивных посредников) проигрывают от продажи своей продукции. И разговоры о выигрыше напоминают мне утешение крестьянина родственнику, попавшему в беду: «Что, кум, хата сгорела?» — «Сгорела». — «И сарай сгорел?» — «Сгорел». — «Зато и мышей ляснуло…»

— Не случайно ведь основоположник шведского экономического чуда Густав Кассель писал: «Страна, валюта которой недооценена, рассматривается как страдающая, и трудности её положения ясны каждому». И предупреждал, что нарушение паритета покупательной способности и искусственно заниженный курс национальных денег «разрушительны для промышленности и торговли стран».

— В общем, все три «флажка» ведут к тому, чтобы считать, сколько в стране, обложенной ими, ляснуло мышей. Эти «флажки» стали весомым дополнением к работе станка, который безудержно печатает мировые деньги и бессчётные «ценные бумаги». Только в 2010 году Федеральная резервная система США ежедневно печатала до двух миллиардов новых долларов, 70 процентов которых сразу же шло за рубеж. Фактически организован экспорт инфляции на периферию из глобального центра. А дальше инфляцию раскручивают «флажки». По той же схеме, начиная от печатного станка, организован грабёж стран, не входящих в «золотой миллиард». Мы все живём под игом «западной орды»! И платим ей дань — товарами, утекающими мозгами, девушками, жизнью, которая благодаря западным «аптекарям» намного короче, и, наконец, своей душой, душой народа, пока ещё сопротивляющейся этому «цивилизованному» насилию над целыми странами.

— В одной из своих статей вы писали: «Нынешняя ситуация чем-то напоминает эксплуатацию на средневековых галерах: чем усерднее налегают на вёсла рабы-гребцы, тем быстрее их господа прибудут к месту назначения, и только».

Отблески кровавого заката

— Чтобы лучше понять глубинную суть этой ситуации, присмотритесь к стодолларовой купюре.

В левом верхнем углу её мелкая надпись: «Federal rezerve note». На 50-долларовой банкноте, поскольку она менее ходовая, надпись крупнее и вынесена наверх. Дословный перевод — «долговое обязательство Федерального резерва». При чём здесь, скажете, США? В том-то и фокус. Федеральная резервная система — частная фирма, созданная группой ведущих международных банкиров. Она приватизировала печатный долларовый станок США, реализовав мечту Ротшильда: «Дайте мне право выпускать и контролировать деньги страны, и мне будет совершенно всё равно, кто издаёт законы». Те же, кто издаёт законы, как и всё правительство США, лишь обслуживают капитал, прежде всего — финансовый, обеспечивающий не только благополучие американского общества, но и глобализаторские замыслы новых претендентов на мировое господство с помощью «тихого» либо смертоносного оружия, которым он оснащает армию, устраивающую нескончаемые кровавые расправы над странами и народами. В жизнь уже прочно вошло понятие «финансовый фашизм».

— Говорят, словосочетание это впервые родилось в колоннах греческих демонстрантов, выступивших против политики своего правительства, поддерживающего роскошную жизнь банкиров за счёт нищеты народа.

— Словосочетание — может быть. Но само понятие сформулировано в 1933 году на ХIII пленуме Исполнительного комитета Коминтерна: «Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала». Время полностью подтвердило верность этого вывода. Только фашистские дела империалистических стран, как точно заметил Джавахарлал Неру, творятся за их пределами — в странах, которые, избрав очередной своей жертвой, они заливают кровью. Для защиты своей грабительской финансовой системы США и их союзники пойдут на любое самое кровавое преступление против человечества.

— Советник группы банков Федеральной резервной системы США, к слову, Нобелевский лауреат Пол Кругман открыто высказал замыслы «мирового правительства», состоящего из ведущих банкиров: «Что нам сейчас нужно — так это экономический эквивалент войны. На самом деле Великую депрессию свела на нет программа многочисленных общественных расходов, более известная под именем Второй мировой войны».

— К счастью, политике западных стран, сформированной мировым финансовым капиталом, противостоит великий Китай. США и их союзники не смогли навязать ему ни один из «флажков», подрывающих экономику. Зато руководство России полностью выполнило и продолжает выполнять главные требования Запада. Вместо того чтобы укреплять свою экономику, оно вскармливает американского монстра. Её компрадорские экономические и политические элиты, распродавая российские богатства за доллары и евро, продолжают наполнять эти пустые никчёмные бумажки товарной массой. И что самое отвратительное — выручка от тотальной распродажи содержимого общенациональных недр также отправляется вслед за природными богатствами (в составе пресловутого Стабфонда и его производных).

— Против этого всегда выступали коммунисты. И на предстоящем пленуме ЦК КПРФ проблемам, связанным с угрозой, которую представляет капиталистический строй, переросший в финансовый фашизм, будет уделено должное внимание. Тем более что продолжается кризис, в который он вверг весь мир, а на горизонте уже маячит очередная его волна.

— И всё-таки, думаю, важнее проанализировать не причины кризисов, а причины «процветания» капитализма. Показать, что давно одряхлевший строй, в который затягивают Россию кремлёвские мудрецы, живёт только за счёт глобального грабежа. Через механизмы этого грабежа можно яснее увидеть истинную цену мифов о «процветающем среднем классе», глубже понять лицемерно-гнилую продажную суть оппортунизма, вскормленного, как и пресловутый средний класс, финансово-фашистской олигархией Запада. И, конечно, более конкретно показать, как оправдались научные выводы В. И. Ленина, блестяще проанализировавшего основные черты империализма и его преступной основы — финансового капитала. А это особенно важно в предстоящей борьбе против людоедского строя, ставшего для человечества источником неисчислимых бед. Чем лучше знаешь оружие врага, тем легче его победить.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/12729/34/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments