АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Category:

АРЕСТ СТАЛИНА или ЗАГОВОР ВОЕННЫХ в июне 41-го. ЧАСТЬ-2.

НАСЛЕДНИКИ МАРШАЛА ТУХАЧЕВСКОГО

Что же мы видим в итоге всех действий Гитлера в период с 1939-го по 1941 год? Какую-то скрытую от нас логику поведения фюрера Германии. А некоторые действия,— например, с передачей нашей стране новейших образцов своей военной техники накануне войны, — просто поражают своей, на первый взгляд, абсурдностью.

И невольно закрадывается мысль: не в самом ли Советском Союзе была причина всех этих нелогических вывертов немецкого фюрера? Возможно, что нападать в 1939 году на нашу страну Гитлеру было, как говориться, не с руки, не те обстоятельства, вот он и устраивал игры в мирные договоры, да раздаривал нам свои военные секреты. А в 1940 году ситуация в нашей стране стала для Гитлера более привлекательной, и он даже наметил общий план нападения, — сначала «Отто», затем «Фриц», и, наконец, окончательный и более детальный план «Барбаросса».

Что же это были за обстоятельства в нашей стране, от которых так резко менялась внешняя политика фашистской Германии? А наша «пятая колонна» военных заговорщиков не могла ли быть причиной всего того, о чем мы говорили выше? Очень даже могла быть, — и посмотрите, какая интересная картина вырисовывается.

Не так давно, перед войной, в 1937— 1938 годах была разгромлена тайная военная оппозиция во главе с маршалом Тухачевским, которая готовила военное поражение Советского Союза в войне именно с Германией. Верхушка заговора практически была уничтожена, но те, кто ускользнул от рук правосудия, разумеется, затаились. Поэтому и рассчитывать на активные действия оппозиции в 1939 году Гитлеру, увы, уже не приходилось. А ломиться в открытую на такого серьезного противника, как Советский Союз, Гитлер не решился. Надо было, видимо, выждать время, пока оппозиция снова не наберет силы и не займет вновь ключевые посты в Красной Армии, а в это время у себя в Европе поднабраться сил, да и обезопасить свои тылы в будущей войне.

Давайте-ка посмотрим на довоенное кадровое перемещение командного состава РККА двух ключевых округов: Белорусского (Западного) и Киевского особого. До 1937 года почти 6 лет Белорусский округ возглавлял И. П. Уборевич, из числа высшего состава заговорщиков. Был расстрелян по решению суда в июне 1937 года. Заменивший его И. П. Белов, командовавший округом в 1937— 1938 годах, тоже сгорел в «чистках», которые проводило НКВД. Поэтому в 1939 году округом командовал М. П. Ковалев, который в симпатиях к заговорщикам не был замечен. Вскоре, в 1940 году, в начале апреля, он был заменен С. К. Тимошенко, который это «теплое» место быстро, в мае этого же года, передал Д. Г. Павлову. Таким образом, к 1941 году это важное место контролировал уже «свой» человек.

Рассмотрим Киевский особый военный округ. До 1937 года почти 12 лет округ возглавлял ИЭ. Якир, тоже из числа высшего состава заговорщиков. Был расстрелян по решению суда в июне 1937 года. Заменивший его И. Ф. Федько был на этой должности в 1937—1938 годах и тоже не избежал «чистки». После него на пост командующего назначили знакомого нам С. К. Тимошенко. В 1940 году на его место приходит Г. К. Жуков, а сам Тимошенко шагнул в должность уже наркома обороны. Жуков тоже не засиделся на этом месте, и в начале 1941 года был выдвинут на должность аж начальника Генштаба. Командующим же округом был назначен М. П. Кирпонос. Но в отличие от Павлова, Кирпонос не был окружен верными людьми и, видимо, нуждался в определенной «опеке», поэтому Жуков с Хрущевым и рванули в Киевский военный округ сразу после нападения Германии.

Как видите, только к 1941 году потенциальные заговорщики смогли восстановить утраченные после «чисток» свои позиции, — и не только на ключевых постах командующих важными в стратегическом отношении округов, но и в Генштабе, и в Наркомате обороны. Разумеется, они не ограничились лишь занятием вакантных мест, а целенаправленно проводили подрывную деятельность, ослабляя боевую мощь Красной Армии. То, что произошло с нашей армией в приграничных сражениях, нельзя назвать неудачей, т.к. все случаи «бардака» носили системный характер и попадали под определение «саботаж» и «предательство». Полностью приводить бесконечные случаи необъяснимого поведения командиров или должностных лиц высокого положения — в данной небольшой книге не представляется возможным. Это все требует отдельной исследовательской работы. Но продолжаем наш разговор.

Таким образом, думается, лишь в 1941 году Гитлер получил самые благоприятные для себя условия ведения войны против Советского Союза и, как мы знаем, первоначальная дата нападения была запланирована на 15 мая 1941 года, но по каким-то причинам она была перенесена на июнь.

Что же в этот раз помешало ему? Вроде «ударов в спину» неоткуда было ждать, кроме, разумеется, самого Советского Союза, но это было припасено для мотивации нападения на нас, — надо же как-то обосновать перед мировой общественностью свою агрессию.

Думаете, что «странности» Гитлера на этом закончились? Как бы не так! Его особо доверенный человек, фактически, «правая рука в руководстве партией» Рудольф Гесс неожиданно для всех летит на самолете в Англию для ведения каких-то тайных переговоров с правящими кругами этой страны. И все это происходит 10 мая 1941 года— практически за несколько дней до намеченной первоначальной даты нападения на нашу страну. В Англии Гесс представил себя эдакой «оппозицией» существующему в Германии режиму. Гитлер тотчас отмежевался от своего боевого друга по партии, объявив его «сумасшедшим», но вряд ли Гесс был им на самом деле.

С какой же тайной целью Рудольф Гесс летел в Англию? Разумеется, что этот полет был осуществлен по заданию руководства Германии. Одиночек-чудаков и без Гесса хватает на Земле. Обычно историки уверяют нас, что Гесс по поручению Гитлера хотел заключить мир с Англией, но гордый Альбион отверг эти гнусные предложения. Более смелые высказывания по поводу переговоров Гесса были таковы: все-таки было заключено тайное соглашение о том, что Англия не откроет второго фронта против Гитлера как можно дольше по времени. Тоже, как говориться, не плохо. Двойная мораль всегда была присуща деятельности английской дипломатии. Но хочется возразить, — а стоило ли из-за этого столько копий ломать? Как не тянула Англия со вторым фронтом, но все же в 1944 году вместе с Америкой его открыла. И даже приняла участие в капитуляции Германии.

Другое удивляет. Почему материалы по переговорам были строго засекречены после войны на 50 лет? Они, эти годы, уже канули в Лету. Да, но секретность опять продлили, теперь до 2017 года. По какой необъяснимой причине? Насчет второго фронта все ушло в прошлое. Да и как могли знать и Гитлер, и Черчилль в мае 1941 года, как будут проистекать события на Восточном фронте в еще не начавшейся войне Германии против Советского Союза? И о каком тогда втором фронте могла идти речь? Более того, Гитлер, вообще, планировал покончить с нашей страной в течение очень короткого времени.

Если же речь шла о заключении перемирия между Германией и Англией, то тоже много вопросов. По какому поводу мириться, если Гитлер даже не собирался бомбить Англию, та первая начала бомбежки? Более того, Гитлер не вел на территории Англии военных действий. Как, впрочем, и Англия не топтала сапогами своих солдат территорию Третьего рейха. Правда, «бодались» Гитлер и командование Английского экспедиционного корпуса в Греции в апреле месяце, но после того, как этот корпус вместе с правительством Греции Гитлер вытолкал с материка на остров Крит, наступило определенное затишье. Если же рассматривать военные действия этих стран в Северной Африке, то это другая история...

Еще что смущает в полете Гесса, так это гласность. Неужели Гитлер не мог направить своего эмиссара в Англию тайно, хотя бы того же Гесса? Тайно провели бы переговоры, тайно заключили бы свой союз. Почему это было сделано именно так? Или Гитлер хотел все это сделать тайно, но Англия почему-то предала факт перелета Гесса огласке. Но в дальнейшем, на удивленье, эти переговоры «насмерть» засекретила. Более того, после войны Гесса пожизненно засадили в тюрьму как «заклятого» нациста, хотя он был ничуть не хуже того же гросс-адмирала Редера или министра экономики Функа, осужденных пожизненно, но выпущенных на волю в конце 1960-х годов. И вот, когда в конце 1980-х годов Гесса наконец-то собирались выпустить на свободу, кто-то решил воспрепятствовать этому. Приведу отрывок из книги Н. В. Старикова «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина?»:

«Зачем же убивать старого человека, и кто совершил это убийство? Сын Гесса Вольф Рюдигер ни минуты не сомневается, что убили его англичане. Страшная тайна британской дипломатии, воодушевившей Гитлера напасть на СССР, не должна была открыться. А непосредственной причиной для убийства стала... безудержная болтовня Михаила Сергеевича Горбачева. Этот безграмотный политик подписал смертный приговор не только своей державе, но и престарелому нацисту. Дело в том, что уже достаточно давно раздавались голоса с призывом отпустить Гесса. Основным противником этого всегда выступал СССР, чья позиция была очень последовательной: нацистам на свободе нет места. Зная, что Советский Союз не даст согласия на выход Гесса из тюрьмы, Великобритания могла поиграть в «доброго следователя» и всегда заявляла, что она против освобождения ничего не имеет. Но вот началась «перестройка», возобладало «новое мышление», и ничего не понимающий в истории и политике Михаил Сергеевич заявил своим западным друзьям, что готов сделать им приятное и согласен отпустить Гесса. Для Горбачева это был жест доброй воли, еще один штрих к портрету «социализма с человеческим лицом», а Лондону сие заявление доставило массу неприятных хлопот. Поскольку никаких поводов держать опасного старика в заключении не оставалось, англичанам пришлось предотвратить утечку информации, убив ее носителя...»

О «пятой колонне» военных заговорщиков в нашей стране мы уже сказали, но как все это было связано с Англией? А ведь неспроста туда полетел именно Гесс, доверенное лицо Гитлера. Кому, как не ему, могла быть известна тайна о наших заговорщиках, и не с этой ли тайной полетел Гесс на Туманный Альбион? Но зачем?

Может быть, какие-то события в нашей стране, произошедшие до 10 мая 1941 года, имели к этому отношение? Вполне возможно, что назначение Сталина главой Советского правительства б мая могло вызвать такой переполох в верхушке Третьего рейха. Кстати, у Ф. Гальдера, начальника генерального штаба ОКХ, в его военном дневнике это событие отмечено довольно скромной фразой: «7 мая 1941 года (среда)... Россия. Сталин стал и Председателем Совета Народных Комиссаров. Это означает усиление его личной власти».

Разумеется, в предчувствии надвигающейся войны в руководстве Советского Союза произошли кадровые перестановки, и, в первую очередь, сменился глава правительства. Вместо Молотова Председателем Совнаркома стал Иосиф Виссарионович Сталин, а Вячеслав Михайлович стал заместителем Председателя Совнаркома, сохраняя за собой пост главы наркомата Иностранных дел. Ведь до этого Сталин не занимал ни одной должности в правительстве, фактически же являясь главой государства как вождь правящей партии. Такая же ситуация в нашей стране возникнет позже и с Л. И. Брежневым.

В отношении же Сталина дело осложнялось тем, что это было не мирное время строительства социализма, а ожидание тяжелой и кровопролитной войны. Поэтому, а может и заранее предвидя возможную ситуацию, Политбюро и приняло решение о передаче функций главы правительства Сталину, преобразовав, тем самым, де-факто в де-юре. Таким образом, Сталин взял под личный контроль функции главы правительства, увеличив свои обязанности, а не как нам «воркует» Ф. Гальдер об «усилении личной власти».

Если же исходить из предположения о заговоре высшей военной верхушки РККА, связанной с германским командованием, то заговорщики должны были немедленно отреагировать на смену главы исполнительной власти в Советском Союзе. Ведь, если шли «разработки» по ликвидации первого лица государства, а им в тот момент был Молотов, и все видимо было ориентировано на него, то такой поворот событий вполне мог выбить наших заговорщиков из колеи. Соответственно, менялись планы и немецкого командования. Обратите внимание, что дата нападения после 15 мая все время была «плавающей», вплоть до последнего дня, — все время немцы чего-то выжидали. И только 21 июня в войска поступил долгожданный сигнал «Дортмунт» о начале выдвижения немецких войск в приграничную зону.

Так что, не назначение ли Сталина на пост главы Советского государства заставило Гесса лететь в Англию? Ответ на вопрос «зачем?», думается, лежит на поверхности. Разумеется, за помощью, если мы правильно понимаем действия господина Гитлера. Маховик немецкой военной машины набрал обороты, а планы резко меняются. Надо быстро искать решение в кратчайшие сроки. Заговор нельзя хранить в тайне вечно, да и теплое время для наступления уходит, и урожай в полях России Гитлеру хотелось бы собрать в «свои закрома». А к кому же обратиться за помощью, как не к Англии, вскормившей и выпестовавшей его и, после Мюнхена, давшей его агрессии на восток «зеленый свет»?

И в чем же могла выразиться помощь Англии в данный момент? Думается, в первую очередь, в ее разведке, т.е. должны были быть задействованы ее стратегические каналы, способные помочь в ликвидации первого лица нашего государства. Во-вторых, и это не новость, в стремлении привлечь Англию к прямой агрессии против нашей страны, разумеется, через, хорошо знакомый Черчиллю Северный путь — Мурманск, Архангельск. В-третьих, по всей видимости, предлагался дележ шкуры пока что еще не убитого «русского медведя».

Думается, что из-за возможной утечки информации по заговорщикам из «пятой колонны» Советского Союза, — а фамилии могли быть и не только из верхушки военных РККА, но и крупных политических фигур нашей страны, — Гесса и засадили пожизненно в тюрьму. Обратите внимание, что именно наше, советско-партийное послесталинское руководство не желало выпускать Гесса на свободу. Именно оно было заинтересовано в сохранении этой тайны, а начало этому положил Никита Сергеевич Хрущев, организовавший в 1953 году государственный переворот...

Как же закончились переговоры между Гессом и английским руководством? Думается, что пятьдесят на пятьдесят. По части разведки, видимо, нашли общий язык, т.к. попытка «нейтрализации» Сталина была осуществлена. Ведь не было его в Кремле в первые дни войны. Только эта попытка, как мы понимаем, полностью не удалась. Что же касается участия в прямой агрессии, то здесь правительство Англии решило не искушать судьбу, а действовать, как всегда, чужими руками, — хотя пакостничать в пользу Германии по отношению к нашей стране начало сразу по окончанию переговоров. Что же касается дележа шкуры не убитого «русского медведя», то Англия и здесь осталась не внакладе. После войны она принимала участие в дележе другой шкуры, но уже убитого «серого волка»— Германии. Кроме того. Черчиллю надо было учитывать такой важный фактор, как антигитлеровские настроения в английском обществе. Вряд ли было бы возможным в тот момент заставить английские войска принимать участие в антисоветском походе на стороне Германии, как бы привлекательно это не выглядело для английской буржуазии.

Ну, а в мае 1941 года, после закулисных переговоров Гесса, не получивших должного развития, Гитлер в «отместку» решил полностью «зачистить» свой южный фланг от англичан и провел крупную воздушно-десантную операцию по захвату о. Крит, чем значительно ослабил влияние Англии в восточной части Средиземноморья...

У. Черчилль в своих воспоминаниях, конечно, дистанцировался от каких-либо контактов с Гессом. Он уверяет своих читателей в книге «Вторая мировая война»: «Я никогда не придавал сколько-нибудь серьезного значения этой проделке Гесса. Я знал, что она не имеет никакого отношения к ходу событий».

Подумаешь, прилетел в Англию второе лицо после Гитлера в нацистской Германии. Да таких чудаков, как Гесс, надо полагать, десятками прилетали с материка на остров. Как потеплеет после зимы, так и летят стаями!

Ну, а по поводу интересующих нас фактов У. Черчилль заявил следующее: «Если учесть, что Гесс так близко стоял к Гитлеру, то кажется удивительным, что он не знал или если и знал, то не сообщил нам о предстоящем нападении на Россию, к которому велись такие широкие приготовления».

Чувствуете, как Черчилль «темнит». О каком сроке нападения на Россию не сообщил им Гесс? 015 мая он им не сообщил, что ли? А о 22 июня как мог Гесс знать, если после 10 мая находился в Англии? Откуда же тогда Черчилль узнает о дате 22 июня? Разумеется, Гесс дал англичанам каналы связи с Гитлером.

Далее Черчилль пишет: «Советское правительство было чрезвычайно заинтриговано эпизодом с Гессом, и оно создало вокруг него много неправильных (?) версий. Три года спустя, когда я вторично приехал в Москву, я убедился, насколько Сталин интересовался этим вопросом. За обедом он спросил меня, что скрывалось за миссией Гесса. Я кратко сообщил ему то, что изложил здесь. (Имеются в виду мемуары Черчилля. — В.М.) У меня создалось впечатление, что, по его мнению, здесь имели место какие-то тайные переговоры или заговор о совместных действиях Англии и Германии при вторжении в Россию, которые закончились провалом... Когда переводчик дал мне понять, что Сталин не верит моим объяснениям, я ответил через своего переводчика: «Когда я излагаю известные мне факты, то ожидаю, что мне поверят». Сталин ответил на мои резковатые слова добродушной улыбкой: «Даже у нас, в России, случается многое, о чем наша разведка не считает необходимым сообщать мне». Я не стал продолжать этот разговор».

Как видите, данная тема, для Черчилля была очень неприятной, и он постарался уйти в сторону от поставленных вопросов. Значит, было что скрывать!

Иван Михайлович Майский, бывший в ту пору послом в Англии, в своих мемуарах так осветил деятельность Черчилля: «Насколько мне известно, в связи с прилетом Гесса за кулисами британской политики началась борьба. Черчилль, Иден, Бевин, а также все лейбористские министры сразу же высказались решительно против ведения с ним или через него каких-либо переговоров о мире с Германией. Однако нашлись среди министров люди типа Саймона (прогермански настроенный британский политический деятель. — В.М.), которые при поддержке бывших «кливденцев» (группа британских политиков, занимающая прогерманские и, одновременно, антисоветские позиции.— В.М.) считали, что следует использовать столь неожиданно представившийся случай для установления контакта с Гитлером или, по крайней мере, для зондажа о возможных условиях мира. В конечном счете победил Черчилль... Победу Черчилля можно только приветствовать, но остается неясным вопрос, кто же такой Гесс?»

Как явствует из воспоминаний Майского Черчилль одержал победу против сторонников ведения переговоров с Гессом, а сам Черчилль почему-то поскромничал о своей победе в разговоре со Сталиным. Почему? Наверное, есть такие победы, которые лучше всего хранить в тайне ото всех?..

Раз уж затронули туманный Альбион, то давайте поинтересуемся, как же У. Черчилль отреагировал на вторжение Гитлера в нашу страну. Снова обратимся к его мемуарам: «Я знал (!), что нападение Германии на Россию является вопросом дней, а может быть, и часов. Я намеревался выступить в субботу вечером по радио с заявлением по этому вопросу. Разумеется, мое выступление должно быть составлено в осторожных выражениях, тем более что в этот момент Советское правительство, в одно и то же время высокомерное и слепое, рассматривало наше предостережение просто как попытку потерпевших поражение увлечь за собой к гибели и других. Поразмыслив... я отложил свое выступление до вечера воскресенья, когда, как я думал, все станет ясным. Таким образом, суббота прошла в обычных трудах...

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/570755.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments