АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

АРЕСТ СТАЛИНА или ЗАГОВОР ВОЕННЫХ в июне 41-го. ЧАСТЬ-5.

Итак, опять начнем с ночного звонка Сталину. Почему Сталину позвонил Жуков, а не Тимошенко? Почему нарком обороны сообщение Сталину о начале военного конфликта не сделал сам, а перепоручил это сделать начальнику Генштаба? Или это была личная инициатива Георгия Константиновича? А может, его телефонное сообщение было лишь предлогом, чтобы позвонить на дачу Сталина? Во-первых, откуда Жуков узнал о начале войны? Уж не немцы ли сообщили ему об этом? Во-вторых, как быстро Жуков понял, что приграничный конфликт есть начало полномасштабных военных действий Германии против Советского Союза — т.е., война. Давайте, прикинем, приблизительно, сколько прошло времени с начала боевых действий на границе в тот день 22 июня?

Был дан общий сигнал о начале военных действий германской армии. Авиация поднялась в воздух, артиллерия стала «гвоздить» по нашим приграничным районам сосредоточения войск, а танки, сминая проволочные ограждения, ринулись расчищать дорогу пехоте, ну и тд., и т.п. Сколько нужно времени бомбардировочной авиации дальнего действия, чтобы, к примеру, нанести бомбовый удар по городу, расположенному в глубине нашей территории? Пусть даже посты наземного обнаружения зафиксировали вторжение большого количества самолетов со стороны немецкой территории, они, ведь, только сообщат об этом по инстанции более высокому командованию. Ате, в свою очередь, еще выше. Довольно длинная цепочка связи,— и на все нужно время. Надо же командованию осмыслить принятое сообщение, принять по нему решение, сообщить о нем по двум каналам связи: вниз и наверх, по подчиненности.

Давайте зададимся вопросом: «Откуда Жуков так быстро узнал, что началась именно война?» Это в воспоминаниях, задним числом, понятно, что есть что. А в то время, 22 июня, да около четырех утра, — маловероятно за столь короткое время оценить сообщение и сделать вывод именно о «начале войны». Не успела, наверное, еще телефонная трубка остыть от сообщений командующих округами об интенсивном обстреле приграничных районов, как Жуков сразу, как в колокол бухнул, — война!

В первом издании мемуаров Жукова фразы о войне не было. Думается, ее редактора изъяли и правильно сделали. Не жуковский это уровень решать: началась война или нет. В то время, в смысле написания мемуаров, в конце 1960-х годов, не глупые редактора сидели. Понимали, что к чему, да и главное, что еще живы были участники происходивших событий. А в более позднее, горбачевское время, уже поредели ряды бывших защитников Отечества, и когда стали славить «гениального полководца всех времен и народов», то, думается, достали рукописи мемуаров Жукова, и убрали былые редакторские правки, чтобы придать, видимо, большую значимость этим «Воспоминаниям».

Итак, как начиналась война? Немного повторимся. Немецкие войска были стянуты к границе и ждали приказа о начале военных действий. Но верховное немецкое командование чего-то выжидало, и имелся даже запасной вариант по переносу даты нападения. А чего ждали? Говорят, что летной погоды. А может, ждали откуда-то своего, только им понятного сигнала? Наконец, приказ о начале военных действий с Советским Союзом в войска был доставлен, и 22 июня в 3 часа 30 минут начались приграничные военные действия, а немецкая авиация нанесла бомбовые удары по нашим крупным городам. Никакой значимости, с военной точки зрения, эти бомбардировки не имели, а преследовали лишь две, на мой взгляд, важные цели. Первая — постараться сделать военный конфликт необратимым, т.е. лишить советскую сторону возможности мирного урегулирования военных действий на границе; и вторая — бомбардировка есть самый эффективный и действенный сигнал для заговорщиков. Давайте почитаем в мемуарах Жукова о том, как он узнал о войне.

«Под утро 22 июня Н. Ф. Ватутин и я находились у наркома обороны С. К. Тимошенко в его служебном кабинете.

В 3 часа 07 минут мне позвонил по ВЧ командующий Черноморским флотом адмирал Ф. С. Октябрьский и сообщил: «Система ВНОС флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности. Прошу указаний».

Я спросил адмирала:

— Ваше решение?

— Решение одно: встретить самолеты огнем противовоздушной обороны флота.

Переговорив с С. К. Тимошенко, я ответил адмиралу Ф. С. Октябрьскому:

— Действуйте и доложите своему наркому.

(Опускаем изложение других событий. — В.М.)

...В 4 часа я вновь разговаривал с Ф. С. Октябрьским. Он спокойным тоном доложил:

— Вражеский налет отбит. Попытка удара по нашим кораблям сорвана. Но в городе есть разрушения.

Я хотел бы отметить, что Черноморский флот во главе с адмиралом Ф. С. Октябрьским был одним из первых наших объединений, организованно встретивших вражеское нападение».

Можно ли из всего приведенного выше текста сделать вывод, что на нас напала Германия? Очень затруднительно, даже Октябрьский не решился сделать такой вывод. Как, по Жукову, тот сообщает об инциденте? Сначала «неизвестные самолеты», а затем — «вражеский налет отбит», — и о немцах ни слова. Рассмотрим еще раз, внимательно, приведенный отрывок. По Жукову, он вместе со своим заместителем Ватутиным находится в кабинете у наркома обороны Тимошенко. А что, своего кабинета нет? Или же собрались вместе и ждали сообщения? И вдруг раздается нужный телефонный звонок. Жуков же, а не хозяин кабинета, берет телефонную трубку (сам же говорит: «мне позвонил») и ведет разговор с абонентом. Странно, не правда ли? В реальной жизни можете ли вы, придя в кабинет к своему начальнику и в его присутствии, брать телефонную трубку и отвечать на раздающиеся звонки? В нашем же случае такое, как видите, возможно. Но это при условии, что присутствующие в кабинете люди есть определенное сообщество, где действующие роли, начальника и подчиненного, распределены не так, как в реальной жизни. Например, в любом тайном обществе его руководитель не есть обязательно человек, занимающий высокий пост или чин в реальной жизни, т.к. тайное общество живет и подчиняется своим, отличным от действительной жизни законам и правилам. Жуков, по всей видимости, являлся, «активным» заговорщиком и поэтому вполне мог чувствовать себя хозяином даже в кабинете наркома. Это один из вероятных мотивов, объясняющих эту «странность».

Далее о звонке командующего Черноморским флотом. В чьем же оперативном подчинении находился данный флот, что его командующий сначала напрямую позвонил не наркому ВМФ, под чьим прямым руководством состоял, а самому наркому обороны, да к тому же телефонную трубку в его кабинете почему-то взял начальник Генштаба Георгий Константинович?

Не с этой ли целью Одесский военный округ находился в подвешенном состоянии, чтобы командующему

Черноморским флотом было удобно напрямую звонить в Москву? Для чего позвонил Октябрьский? Думаете, для того чтобы получить разрешение на открытие зенитного огня по самолетам? Скорее, целью звонка могло быть сообщение о начале акции со стороны немцев, сигнал «наверх», не более того. Ведь никакого существенного противодействия «неизвестным самолетам» сделано же не было. А ведь это были не просто «неизвестные самолеты». Любой гражданский человек только по звуку моторов определит, что это летят бомбардировщики. И ведь не пришла же в голову командующего флотом мысль, чтобы поднять в воздух самолеты истребительной авиации Черноморского флота, которые смогли бы, наверное, определить не только опознавательные знаки этих «неизвестных» самолетов. Возможно, и не допустили бы бомбежки города Севастополя и разбрасывания плавучих мин в акватории военно-морской базы. А если бы не было бомбежки Севастополя, то какая же без этого война?

Кроме того, командующий флотом спрашивает об указаниях у вышестоящего начальства, что в переводе с языка военных надо понимать так: можно ли открывать огонь по этим «неизвестным» самолетам? И что ему ответил Жуков? Если вы, например, не желаете войны, в данном случае с Германией, что бы вы сделали на месте начальника Генштаба Жукова? Неплохо было бы установить, для начала, чьи это самолеты? И, во-вторых, сделать то, что мы пожелали сделать командующему Черноморским флотом. Но, это при условии, что вы не желаете войны с Германией и лишь пресекаете попытки спровоцировать ее. Удивительно, что Жуков все время ругает Сталина за чрезмерную осторожность в отношении провокаций на границе, а тут сам впадает в другую крайность. Чрезмерная агрессивность, особенно в отношении к неизвестной стороне. Так и рвется в бой. Смотрите, как поступает наш уважаемый военачальник. «Переговорив с Тимошенко», Георгий Константинович изрек вполне убедительно для Октябрьского: «Действуйте...». Это звучит, если и не как явный приказ, то уж, во всяком случае, как одобрение действий подчиненного лица. Умеет, кстати, Жуков выкрутиться из сложной ситуации, снимая с себя ответственность. Но ведь есть же и приказная форма в его ответе: «Доложите своему наркому». О чем? О том, что тот уже доложил более высокому начальству? Получается какая-то глупость. Однако через какое-то время у Жукова, как он вспоминает, снова состоялся разговор с адмиралом Октябрьским. Непонятно только, кто кому первый позвонил? «Спокойным тоном доложил» — так резюмирует Жуков свой второй разговор с командующим Черноморским флотом. А чего тому волноваться-то? Подумаешь, налетели «неизвестные самолеты», побомбили немножко город Севастополь, всего дел-то? Хотя бы поинтересовались оба: Жуков, и, конечно же, Октябрьский, чьи же, все-таки, самолеты бомбили вверенные ему для обороны объекты, и по каким самолетам вела огонь корабельная артиллерия и вела ли она этот огонь?

Вот, собственно, и все, что сообщил нам Георгий Константинович, восхищаясь Октябрьским как одним из первых, «организованно встретивших вражеское нападение». А был ли сбит хотя бы один «неизвестный» самолет? А если и сбит, то чей же это, все-таки, был самолет? Такие вопросы, судя по всему, в головах наших военных даже и не возникали. Жуков-то, наверное, сразу «догадался», чьи это были «неизвестные» самолеты. Не зря же сидел в кабинете наркома обороны. Вот такие у нас «миротворцы» были в военных верхах.

«Интересный» случай произошел в это время в Западном военном округе. Когда «неизвестные» самолеты-бомбардировщики утром 22 июня пересекли нашу границу, то командующий ВВС Западного округа генерал-майор авиации И. И. Копец, в отличие от Ф. С. Октябрьского, поднял в воздух истребительную авиацию, чтобы препятствовать проникновению вражеских самолетов в глубь советской территории. Последовал категорический приказ из Москвы: «Отставить!» Самолеты вернулись на исходные позиции, чтобы затем попасть под удар бомбардировочной авиации врага. А командующий ВВС И. И. Копец через несколько часов после отдачи приказа почему-то покончил жизнь «самоубийством»...

Далее в своих мемуарах Жуков сообщает о звонках командующих округами, где те докладывали о нарушениях государственной границы. Отсюда, видно, и следует жуковский вывод о начале войны.

Между тем, Жуков не хуже нашего понимал, как начинается война. Получив все сведения через Генеральный штаб о событиях в приграничных районах, а они носили характер массовых военных действий, а не провокаций местного масштаба, он, а скорее всего нарком обороны, обязан был дать условный сигнал командующим округов о вскрытии мобилизационных пакетов. Ок-ругов-то, подверженных агрессии, было всего три: Прибалтийский, Западный и Киевский. Сигнал мог состоять из одного ключевого слова, понятного всем командующим округов. В этих мобилизационных пакетах должно было быть разъяснение, как вести себя в данном случае, т.е. там, в пакетах, должна была быть та самая многократно упоминаемая Директива. А на основании этой Директивы были расписаны боевые действия войск каждого из округов, и данные предписания должны были быть вложены в мобилизационные пакеты командующих воинских подразделений. Из штаба округа в войска тоже должен был последовать, но уже свой, сигнал. По многочисленной мемуарной литературе, описывающей события тех дней, можно сделать вывод, что по требованиям Директивы предписывалось нанести вторгшемуся противнику ответный удар и вышвырнуть его с советской территории. Это был, можно сказать, первый план обороны. Ну, не могли же наши военные сидеть, сложа руки и молча взирать на то, как противник безнаказанно засыпал их бомбами и молотил снарядами!.. Представьте себе, такое было во многих воинских частях различных родов войск. Именно такую установку давал Тимошенко, прикрываясь именем Сталина.

Теперь наступает второй этап. Обобщенные данные о событиях на границе нарком обороны и начальник Генерального штаба обязаны представить главе государства, который являлся, на тот момент, к тому же, и главой правительства. Ознакомившись с полученными данными и убедившись в абсолютной точности представленных материалов, глава государства поручает министру иностранных дел связаться с послом страны-агрессора (если между странами существовали дипломатические отношения) и потребовать объяснений о случившемся. А в нашем случае, как нас уверяют, сам посол Шулен-бург стучался в дверь к Молотову... Далее готовится дипломатическая нота с содержанием претензий, соответствующих текущему моменту. Если же одна из сторон не желает развязывания военных действий, могущих привести к полномасштабной войне, то она стремиться к урегулированию отношений, невзирая ни на какие потери, произошедшие в начальный период конфликта на границе. После, как говориться, разберемся с возмещениями убытков сторон.

Если же противная сторона упирается и не хочет идти на попятную, а сует под нос ноту о разрыве дипломатических отношений, то здесь сложнее. Все равно надо дать послу стакан с простой водой, чтобы попил и успокоился. Выслушать претензии и еще раз попытаться предотвратить свершаемую им глупость. Это главная и основная обязанность министра иностранных дел, — в нашем случае Молотова. Если же и это не помогает, то с достоинством принять бумагу и пригрозить, что «наше дело правое, враг будет разбит и победа будет за нами!»

А как же наши войска на границе? О них не забыли за разговорами? Что им-то прикажите делать? В зависимости от ситуации. Если боевые действия происходят на участке границы одного из округов, то сигнал должен последовать только ему, если же стрельба идет по всей границе, то сигнал идет во все округа, которые прикрывают эту часть нашей территории. Речь идет об отражении агрессии, а не о войне с последующей мобилизацией населения. Надо же сначала определиться с масштабом развернувшихся боевых действий...

После аудиенции с послом «страны агрессора» возвратиться в Кремль и доложить товарищам, что Германия, по сообщению своего посла, разрывает с нами дипломатические отношения и вступает в фазу открытого военного противостояния. Товарищи коллегиально решают, что предпринять. Или, во-первых, еще раз воздействовать на Германию через дипломатические каналы — у нас же есть свой посол в Германии Деканозов. Надо же убедиться в правомочности действий посла Шуленбурга, вручившего документ о разрыве дипломатических отношений. Может, тот является заговорщиком, желающим спровоцировать вооруженное столкновение сторон. Или, во-вторых, если уж так хочется повоевать, послать ее (Германию) к чертовой матери и начать ответные полномасштабные военные действия с всеобщей мобилизацией. Если товарищи в Кремле убедятся, что первый вариант не проходит— немцы не идут на попятную, то принятие второго решения и будет, по всей видимости, означать войну.
ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/571590.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments