АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

АРЕСТ СТАЛИНА или ЗАГОВОР ВОЕННЫХ в июне 41-го. ЧАСТЬ-8.

Все это только утверждает мысль о том, что реальный Сталин к описываемым Жуковым событиям не только не имел никакого отношения, но и вряд ли присутствовал при этом. Хотя все, приведенное выше, должно подтвердить, по мысли публикаторов, тот факт, что Сталин находился в «прострации». Потому что утвердить документ, дабы самому оказаться в роли подчиненного у своих подчиненных — это знаете, надо быть именно «в полузабытье». Так что очень трудно разглядеть между строчек жуковских мемуаров настоящего Сталина.

Далее в своей книге «Трагедия 41 года» историк А. Б. Мартиросян справедливо возмущается по поводу необъяснимого поведения наркома обороны маршала С. К. Тимошенко:

«Дело доходило до идиотизма, ибо последний даже не удосуживался правильно подписывать директивы Ставки. Являясь ее официально утвержденным председателем, Тимошенко ставил такую подпись — «От Ставки Главного Командования Народный комиссар обороны СТимошенко». Ну и что же должна была означать такая идиотская подпись на важнейших директивах? Одним только фактом такой несуразной подписи Тимошенко, по сути дела, расслаблял командующих сражавшихся с врагом войск, потому как резко понижал уровень исполнительной дисциплины! Ведь не председатель Ставки Главного Командования требует исполнения директив, а всего лишь какой-то Тимошенко «От Ставки Главного Командования»... Ну и творили некоторые крутозвездные вояки черт знает что, губя людей и страну».

А ларчик-то, думается, просто открывается. Ведь если бы Сталина «нейтрализовали», то кто стоял бы во главе заговора? Правильно, нарком обороны Тимошенко. Для этого и была создана пресловутая Ставка. Он бы и подписывался, как положено начальнику. В нашем же случае, Тимошенко на тот момент уже безусловно знал, что Сталин, в каком бы тяжелом состоянии не находился, тем не менее жив. Более того, с каждым днем, судя по всему, его состояние здоровья улучшалось. Тимошенко занял более благоразумную и осторожную позицию, и не стал корчить из себя полноправного Председателя Ставки; в случае чего, он бы обосновал создание Ставки отсутствием Сталина в первые дни войны. Тоже один из военных хитрованов.

Ну, и еще, что касается событий первых дней войны. Любой человек в состоянии понять практически любые логические действия другого лица. В реальной жизни мы всегда сталкиваемся с планированием своих действий. Например, мы надумали отметить какое-то праздничное событие в ближайшее воскресение. Ведь не приходит же нам в голову мысль за полчаса до намеченного срока начинать приглашать гостей, идти в магазин за продуктами, накрывать на стол? Ведь мы все это планируем заранее. Учитываем разные обстоятельства, устраняем возникающие по этому поводу различные помехи.

Так почему же, при подготовке к такому грандиозному масштабному явлению, как война, наше руководство, якобы, никоим образом даже не предполагало, как это событие могло проистекать? Можно ли в это поверить? Можно, если представить главу правительства советского государства товарища Сталина круглым идиотом или дураком. Ведь Жуков пытается же навязать нам мысль, что только, дескать, с началом агрессии фашистской Германии они с Тимошенко, якобы, уговорили Сталина и Политбюро подготовить Директиву, в которой предписывались ответные боевые действия военных округов. А руководство всеми военными структурами стало осуществляться исключительно по инициативе Наркомата обороны и Генерального штаба и опять только после начала германской агрессии. Более того, Сталин, якобы, сковывал инициативу военных, которые стремились нанести врагу максимальный урон.

И каким же мышлением должен обладать нормальный человек, чтобы поверить Жукову, описывающему все эти действия Сталина — первого лица государства?


ВЫСТУПЛЕНИЕ МОЛОТОВА ПО РАДИО

А давайте поближе ознакомимся с текстом выступления Вячеслава Михайловича Молотова по Всесоюзному радио 22 июня 1941 года. Ведь это же официальный документ, озвученный по радио, и судя по всему, не может быть фальшивкой. Давайте внимательно вчитаемся в текст документа.






«Граждане и гражданки Советского Союза!

Советское Правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории.

Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством.

Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское Правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора. Нападение на нашу страну совершено, несмотря на то, что за все время действия этого договора Германское правительство не смогло предъявить ни одной претензии к СССР по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей.

Уже после совершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в 5 часов 30 минут утра сделал мне, как Народному Комиссару Иностранных Дел, заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить с войной против СССР в связи с сосредоточением частей Красной Армии у восточной германской границы.

В ответ на это мною от имени Советского Правительства было заявлено, что до последней минуты германское правительство не предъявляло претензий Советскому Правительству, что Германия совершила нападения на СССР несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и что тем самым фашистская Германия является нападающей стороной.

По поручению Правительства Советского Союза я должен также заявить, что ни в одном пункте наши войска и наша авиация не допустили нарушения границы и поэтому сделанное сегодня утром заявление румынского радио, что якобы советская авиация обстреляла румынские аэродромы, является сплошной ложью и провокацией.

Такой же ложью и провокацией является вся сегодняшняя декларация Гитлера, пытающегося задним числом состряпать обвинительный материал насчет несоблюдения Советским Союзом советско-германского пакта.

Теперь, когда нападение на Советский Союз уже совершилось, Советским Правительством дан нашим войскам приказ — отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей Родины.

Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы.

Правительство Советского Союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наши доблестные армия и флот и смелые соколы советской авиации с честью выполнят долг перед Родиной, перед советским народом, и нанесут сокрушительный удар агрессору.

Не первый раз нашему народу приходится иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом. В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил отечественной войной, и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим новый поход против нашей страны. Красная Армия, весь наш народ вновь поведут победоносную Отечественную войну Родину, за честь, за свободу.

Правительство Советского Союза выражает твердую уверенность в том, что все население нашей страны, все рабочие, крестьяне и интеллигенция, мужчины и женщины отнесутся с должным сознаниям к своим обязанностям, к своему труду. Весь наш народ теперь должен быть сплочен и един как никогда. Каждый из нас должен требовать от себя и от других дисциплины, организованности, самоотверженности, достойной настоящего советского патриота, чтобы обеспечить все нужды Красной Армии, флота и авиации, чтобы обеспечить победу над врагом.

Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского Правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина.

Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!




(ЦГАЗ СССР. № П-253).






Итак, я утверждаю, что у Сталина в сейфе в Кремле находился мобилизационный пакет на случай войны, в котором был и документ с текстом для выступления главы правительства по радио в случае нападения Германии. Так как все абсолютно предусмотреть невозможно, и дату нападения тоже, в тексте были, наверное, умышленно сделаны пропуски, в которые без труда можно было внести соответствующие правки и уточнения. Думается, что текст готовился для выступления самого Сталина, т.к., сообщение носит чисто информационный характер и только констатирует сам факт нападения Германии, не привязывая Сталина ни к каким обязательствам. Как видите, этот текст мог озвучить и его заместитель, т.е. Молотов, внеся в текст небольшие дополнения, вытекающие из полученных сообщений от военных о факте нападения Германии.

А теперь разберемся, где вставленный Молотовым текст, а где текст Сталина. Убрав слова «и его глава товарищ Сталин», лишний раз убеждаешься, что текст написан вполне для Сталина. Но, по-видимому, Молотов сделал эту приписку для придания тексту большей весомости. Неужели Сталин, находящийся в Кремле, отделил бы себя от правительства. Сталин никогда не страдал «бонапартизмом».

Далее. Время нападения «4 часа утра» легко подставить. Что же, разве мы не знаем, когда на нас напали? Тот же Жуков из Генштаба сообщил! А вот к перечисленным в тексте городам: Житомир, Киев, Севастополь, Каунас — следует присмотреться. Действительно, а бомбили ли немцы Киев в первые часы агрессии, как нас уверяет товарищ Жуков, или нет? К городу Киеву мы еще с вами вернемся, а сейчас обратите внимание вот на что! Расхождение с жуковскими мемуарами — отсутствует город Минск, но зато присутствует город Житомир. Эта речь озвучена в 1941 году, по горячим следам, а мемуары писаны в 1969 году, в «домашней» обстановке. Было, как говорится, время подумать. А что нам говорит хрущевская «История Великой Отечественной войны» 60-х годов? Она скромно умалчивает о городах подверженных бомбардировке и отделывается общими фразами: «Фашистская авиация подвергла варварской бомбардировке многие города прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма». Как видите по сравнению с «Выступлением по радио...» появилась республика Белоруссия, но в чистом виде, без городов, как и другие, плюс республика Молдавия и Крым, о которых в речи Молотова тоже не было сказано ни слова.

Обратимся за разъяснениями к более поздней по изданию, брежневской «Истории Второй мировой войны», 70-х годов. Та дает новую версию бомбардировок Германией Советского Союза в первые часы войны: «Ее авиация произвела массированные налеты на аэродромы, узлы железных дорог и группировки советских войск, расположенные в приграничной зоне, а также на города Мурманск, Каунас, Минск, Киев, Одесса, Севастополь». Здесь, как и в «Выступлении по радио...» приведены города, подвергшиеся бомбардировке, плюс появились Минск и Мурманск.

Какая разница, скажет иной читатель? Что, разве Молотов мог точно знать, какие города бомбили утром 22 июня, а какие нет? Что ему передали из Генштаба, то он и озвучил. А в последующих «Историях» просто уточняли факты бомбежек, вот и все. На первый взгляд это может и так, но не будем торопиться с таким поспешным выводом. Молотов, может, и не знал, какие именно города бомбили немцы, зато это хорошо должен был знать Жуков! Ведь именно он, как начальник Генштаба, и обязан был доложить правительству и Политбюро о нападении Германии и его последствиях. Вот он и доложил, а Молотов, базируясь на его данных, внес их в текст «Выступления». Почему же не только о Минске нет ни слова, нет ни слова о самой Белоруссии? Согласно версии Жукова (помните его мемуары?), — нет связи с Западным округом. Кстати, когда в Наркомат обороны 29 июня приехал Сталин и члены правительства, по воспоминаниям Микояна, то связи с Западным округом тоже почему-то не было. Правда, Жуков выворачивался, говоря, что связь, дескать, была, да вот перед самым приездом высокого начальства вдруг прервалась. Так что, если «нет информации из Западного округа», то откуда в сообщении Молотова Минску взяться.

Зато Жуков утром 22 июня подбросил Молотову со товарищами город Житомир, чтобы создать в их представлении ложную картину: якобы, главное направление удара немцев — на Украине. Смотрите сами! Получается всего два направления удара немцев: на северо-западе — Каунас и на юго-западе — Украина (Житомир, Киев). Севастополь стоит особняком — военно-морская база Черноморского флота, а другие города Крыма не бомбили. После такой представленной правительству и Политбюро чудовищной лжи, да еще и румыны «границу обстреляли», Жуков и помчался на Юго-западный фронт якобы «помогать» руководству фронтом, а фактически его разваливать. Он же знал ситуацию в Западном округе, но скрыл. А там-то «свой» Павлов фронт открывает, — одним словом, бездействует. Теперь надо немцам помочь здесь, на Украине.

Что там было в Западном округе в первые дни войны, требует отдельного расследования, поэтому ограничимся лишь воспоминаниями заместителя командующего округом генерал-лейтенанта И. В. Болдина. Хочу обратить внимание читателей на тот факт, что все руководство Западного округа было отдано под суд и расстреляно, кроме заместителя Павлова, упомянутого выше И. В. Болдина. Как он избежал карающей руки Военного трибунала, тоже отдельный разговор. Итак, предлагаемый отрывок, с небольшими сокращениями:

«Разведка установила: к 21 июня немецкие войска сосредоточились на восточно-прусском, млавском, варшавском и демблинском направлениях... Пожалуй можно считать, что основная часть немецких войск против Западного Особого военного округа заняла исходное положение для вторжения...

Оперативный дежурный передал приказ командующего немедленно явиться в штаб... Через пятнадцать минут вошел в кабинет командующего...

— Случилось что? — спрашиваю генерала Павлова.

— Сам как следует не разберу. Понимаешь, какая-то чертовщина. Несколько минут назад звонил из третьей армии Кузнецов. Говорит, что немцы нарушили границу на участке от Сопоцкина до Августова, бомбят Гродно, штаб армии. Связь с частями по проводам нарушена, перешли на радио. Две радиостанции прекратили работу — может, уничтожены. Перед твоим приходом звонил из десятой армии Голубев, а из четвертой — начальник штаба полковник Сандалов. Сообщения неприятные. Немцы всюду бомбят...

Наш разговор прервал телефонный звонок из Москвы. Павлова вызывал нарком обороны Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. Командующий доложил обстановку... Тучи сгущались. По многочисленным каналам в кабинет командующего стекались все новые и новые сведения, одно тревожнее другого: бомбежка, пожары, немцы с воздуха расстреливают мирное население... Оказывается, с рассветом 22 июня против войск Западного фронта перешли в наступление более тридцати немецких пехотных, пять танковых, две моторизованные и одна десантная дивизии, сорок артиллерийских и пять авиационных полков...

Снова звонит маршал С. К. Тимошенко. На сей раз обстановку докладывал я... В моем кабинете один за другим раздаются телефонные звонки. За короткое время в четвертый раз вызывает нарком обороны. Докладываю новые данные. Выслушав меня, С. К. Тимошенко говорит:

— Товарищ Болдин, учтите, никаких действий против немцев без нашего ведома не предпринимать. Ставлю в известность вас и прошу передать Павлову, что товарищ Сталин не разрешает открывать артиллерийский огонь по немцам.

— Как же так? — кричу в трубку. — Ведь наши войска вынуждены отступать. Горят города, гибнут люди!

Я очень взволнован. Мне трудно подобрать слова, которыми можно было бы передать всю трагедию, разыгравшуюся на нашей земле. Но существует приказ не поддаваться на провокации немецких генералов.

— Разведку самолетами вести не далее шестидесяти километров, — говорит нарком.

Докладываю, что фашисты на аэродромах первой линии вывели из строя почти всю нашу авиацию. По всему видно, противник стремиться овладеть районом Лида для обеспечения высадки воздушного десанта в тылу основной группировки западного фронта, а затем концентрическими ударами в сторону Гродно и в северо-восточном направлении на Волковыск перерезать наши основные коммуникации. Настаиваю на немедленном применении механизированных, стрелковых частей и артиллерии, особенно зенитной.

Но нарком повторил прежний приказ: никаких мер не предпринимать, кроме разведки в глубь территории противника на шестьдесят километров».

Мемуары Болдина опубликованы в 1961 году, т.е. задолго до жуковских опусов. Это было время, когда началась кампания по уничтожению имени Сталина. Решения XXII съезда претворялись в жизнь.

Как видите, связь с Павловым была, но «нехороший» Сталин, дескать, запретил по немцам стрелять. Тогда «сыплется» версия «об отсутствии связи с Западным округом». Все же, видимо, при издании жуковских мемуаров решили убрать звонки наркома Тимошенко, а «отсутствие связи» сохранить. Иначе чем объяснить отсутствие информации от командования Западного округа.

Если все, что происходило в первые часы немецкой агрессии в Западном округе, действительно было скрыто от руководства страны, то что оно могло подумать? А может, действительно, там, в Белоруссии, на самом деле нет никаких военных действий? (Сталин-то узнал 28 июня о взятии немцами Минска из сообщений зарубежного радио). Тогда стоит ли командованию ЗапОВО в эти утренние часы давать условный сигнал на ответные военные действия, если на границе тихо? А в других округах все ли так тревожно? Может, послать командующим какую-нибудь Директиву? Хитрый Жуков знал, что делает. Это Сталину трудно «лапшу на уши навесить», а этим «ничтожествам», что ни дай, все проглотят.

А вот еще одна наживка Георгия Константиновича, которую Молотов заглотнул: «Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории». Откуда Молотов это взял? Разумеется, из Генштаба, от Жукова. Кто же другой поставлял военную информацию руководству страны, как не он? А ведь этого не было. И те и другие вступят в войну с Советским Союзом официально 26 июня. Да, но мы бомбили Плоешти значительно раньше этой даты. Ведь это попахивает явной провокацией со стороны наших военных, как оправдание факта нападения Германии. Это все играет на руку лишь только заговорщикам и Гитлеру, чтобы иметь очередной повод объявить о нашей агрессивности. Уж не вложили ли в мобилизационный пакет командующему ВВСКОВОт. Птухину какую-нибудь «провокационную дрянь»? Иначе, чем объяснить его «таинственное» исчезновение с поста командующего ВВС, тайный арест и расстрел с группой военных 22 июля? То, что это были «проделки» Хрущева, лишний раз заставляет быть внимательным к данному вопросу.

Не знаю, как было по отношению к Румынии, но перед финнами наш посол в Хельсинки П. Орлов принес извинения от лица Советского Союза. Финны тоже небось советское радио слушают...

А. Мартиросян в своей книге «Трагедия 22 июня» подробно объяснил читателям, с каким трудом Сталин проводил внешнюю политику по отношению к Западу и Америке, и в том, чтобы не поддаться на гитлеровские провокации и не начать первым военные действия. Он не хотел, чтобы Советский Союз выглядел в глазах стран Запада и Америки агрессором. А здесь одним махом все чуть не пошло прахом. Тимошенко и Жуков «купили» опытного Молотова. Опытного ли? Хорошо быть «под крылом» товарища Сталина. Все учтет, все заметит, не даст свершиться глупости. А здесь Молотов со товарищами из Политбюро явно «лопухнулись», — это факт. Доверился Вячеслав Михайлович военным, тому же Жукову, не перепроверил сведения и запустил «дезу» на весь мир. Поэтому и сказал Ф. Чуеву, что «на Жукова надо ссылаться осторожно». Ну, задним умом мы все сильны!

Тут наши военные из верхов везде хитрили, где могли. Прикрываясь финской «угрозой» с Прибалтийского округа сняли мощный 1-й мехкорпус, ослабляя тем самым оборону на пути немецкой группы «Север», и перебросили его далеко на север. Но и это еще не все. Корпус «распушили»: часть его перебросили на Карельский перешеек, другую часть загнали в леса восточной Карелии, где она затаилась, и, как показало время, надолго...

Следующей вставкой по тексту у нас идет время вручения ноты германского правительства— «5 часов 30 минут утра». Тут Молотов может себе поставить «плюс», хотя, конечно же, не обошлось без подсказки Иосифа Виссарионовича: «Как себя вести с немцами в случае войны?». Узнали через разведку, когда немцы собираются вручить ноту, и сорвали им представление на тему: «Как выглядеть «белыми и пушистыми» при нападении на Советский Союз?». И как немецкий посол Шу-ленберг ни крутился, чтобы вручить ноту до начала военных действий, ничего не получилось! Сорвали с них маску «миротворцев». Молотов принял посла Германии, когда факт агрессии подтвердился, что и засвидетельствовал в своем выступлении.

Правда, тут может быть и другая трактовка событий, которая может и не украсить нашего уважаемого Вячеслава Михайловича. Итак, начались приграничные военные сражения. Информация, наконец-то, дошла до Кремля и до Молотова. Надо же получить объяснения от германской стороны по поводу случившегося. В конце концов, Гитлеру, судя по всему, было наплевать, что о нем подумает мировая общественность. Подумаешь, признают агрессором. Кстати, в своей речи 22 июня он заявил, что наносит превентивный удар. Он же знал, что победителей не судят! Думал ли он в июне 1941 года, что будет 1945 год?

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/572379.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments