АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

АРЕСТ СТАЛИНА или ЗАГОВОР ВОЕННЫХ в июне 41-го. ЧАСТЬ-14.

В нашем случае, логика неумолимо подталкивает нас к выбору ответа на вопрос о Сталине, что не мог тот находиться в Кремле ранее 25 июня. В противном случае, это был бы не Сталин, а кто-то другой.

Вот до какого безобразия доведены наши архивы, и какой подлой оказалась партноменклатура хрущевско-брежневского разлива, что невозможно верить документам, которые они представляют для открытой печати. Можно ли абсолютно точно быть уверенным, что дата указанного выше Постановления соответствует действительности?

Проходит четыре дня и у Сталина проявляется, видимо, рецидив старой болезни— «ничего не помню», диагноз которой поставили ему советские историки еще во времена Хрущева. Микоян же уверяет нас, что Сталин интересовался положением дел, но связи не было с Западным фронтом. И вот «под этим соусом» он вместе с товарищами, и Микояном включительно, поехал в Наркомат обороны.

Сталин же знал, что связь есть. А вот то, что побудило его ехать в Наркомат обороны, было известие о взятии немцами Минска. Но что его особенно обеспокоило, так это не «отсутствие связи», как нас пытается уверить в этом Микоян, а то, что это было сообщение английского радио, а не сведения от наших военных из Наркомата обороны. Следовательно, Тимошенко и Жуков намеренно скрывают информацию от руководства страны о ситуации на Западном фронте. Вот с целью разобраться с военными и поехал Сталин 29 июня в Наркомат обороны, но Микоян сглаживает остроту момента. Согласитесь, что сокрытие информации — это уже есть должностное преступление, а вот отсутствие связи можно представить и как объективные обстоятельства: дескать, всякое бывает, идет война; и как субъективные: Наркомат связи, дескать, «не чешется». То-то хитрый Анастас Иванович на связь «стрелки перевел».

Поведение военных сразу показало Сталину, что без полного контроля над Наркоматом обороны, точнее сказать над высшим военным генералитетом, удачи на фронтах не видать. Поэтому Сталин и не стал втягиваться в дальнейшие дискуссии с военными в наркомате, а сразу вернулся к себе в Кремль. И кого он вызывал к себе в тот момент, мы не сможем узнать, так как отсутствуют злополучные страницы «Журнала» за 29 и 30 июня 1941 года. Зато Микояну удобно стало врать. Кто ж его опровергнет?

Дальнейшие события развивались в такой последовательности: образование ГКО с абсолютной полнотой власти, в том числе, — и это главное, — над военными, и последующий приказ об аресте руководства Западного фронта.

Микоян не был бы антисталинистом, если бы не попытался исказить события путем передергивания фактов. Вот и в интервью Г. Куманеву он утверждает, что Сталин после посещения Наркомата обороны вдруг без видимых на то причин взял да и «уехал к себе на «ближнюю» дачу в Кунцево, и всякая связь с ним полностью оборвалась». Тут любого читателя оторопь возьмет. Абсолютно не просматривается мотивация поведения Сталина. На удивление, Микоян не привел ни одного до-вода, хоть как-то оправдывающего внезапный отъезд Сталина к себе на дачу. Неужели решение восстановить связь с Западным округом так повлияло на Сталина, что он потерял всякий интерес к Наркомату обороны? Микоян много чего пишет, но то, что связь со Сталиным «полностью оборвалась» после его отъезда на дачу, представляет для нас определенный интерес.

За примером обратимся к школе. В начальных классах учеников обучают логически мыслить. Берутся кубики, на которых написаны отдельные слова, и детям дается задание из этих слов составить предложение. Каждому слову соответствует свой кубик. После выполнения задания кубики обычно рассыпают, чтобы вновь использовать для новой задачи.

Так вот, у нас примерно аналогичная задача. Анастас Иванович из «кубиков» составил предложение, но его нельзя предать гласности по ряду причин. Тогда Анастас Иванович расставил эти же кубики, но в такой последовательности, что за счет потери смысла в тексте стало возможным его публикация. Наша задача: попытаться расположить «кубики» в первоначальном виде, чтобы восстановить утраченный смысл.

По Микояну следует, что Сталин в ночь на 22 июня в Кремле. Здесь расхождение с Жуковым, который уверяет, что Сталин в это время был у себя на даче. Дело в том, что хрущевцы и принявшие у них эстафету лжи последующие творцы истории никак не могут найти для Сталина удобное, с их точки зрения, место пребывания вождя в роковой для страны день 22 июня. Поэтому и происходят различные нестыковки по времени, месту и действию. Это правда бывает только одна, а ложь многолика и многогранна.

Последующие дни, по описанию Микояна проходили так: «На второй день войны для руководства военными действиями решили образовать Ставку Главного Командования. В обсуждении этого вопроса Сталин принял живое участие. Договорились, что председателем Ставки станет нарком обороны маршал Тимошенко... Вечером собрались у Сталина. Были тревожные сведения. С некоторыми военными округами не было никакой связи. На Украине же дела шли пока неплохо, там хорошо воевал Конев. Мы разошлись поздно ночью. Немного поспали утром, потом каждый стал проверять свои дела, звонить друг другу, в Генштаб, каждый по своей линии: как идет мобилизация, как промышленность переходит на военный лад, как с горючим, снаряжением, с транспортом и тд. Так начались наши тяжелые военные будни»

Как «разошлись поздно ночью» 23 июня, так с той поры Анастас Иванович и «потерял» Иосифа Виссарионовича.

«Помню, как на третий или четвертый день войны утром мне позвонил Молотов и пригласил на какое-то важное хозяйственное совещание. В его кабинете собралось более 30 человек: наркомы, их заместители, партийные работники».

А почему же в это время отсутствует Председатель Совнаркома СССР И. В. Сталин, в чьем прямом подчинении находились сидящие здесь наркомы? К тому же, как уверят Микоян, совещание было «важное». Что же Ста-лина-то не пригласили?

«Последующие четыре дня (25 — 28 июня) прошли в большой и напряженной работе. Достаточно сказать, что тогда мы рассмотрели и утвердили десятки решений по самым неотложным и очень важным военным и военно-хозяйственным вопросам... Помимо напряженной работы в эти дни в Политбюро ЦК, Совнаркоме и

Наркомате внешней торговли, с 28 июня мне пришлось начать переговоры с прибывшей в Москву английской экономической миссией».

Опять о Сталине в эти дни ни слова. Наверное, «растворился» в «напряженной работе»? Если бы было что сказать о нем в эти дни, непременно измазали бы черной краской своего товарища по партии или бросили бы, на худой конец, хотя бы камень в его огород. Кстати, как английские «товарищи» рвались на встречу с Анастасом Ивановичем, мы уже говорили ранее. Желание, видимо, было обоюдное.

И вот только 29 июня Сталин «попал» в поле зрения Микояна. После злополучного разговора с военными в Наркомате обороны Анастас Иванович почему-то отправляет Сталина на дачу с полной потерей с ним всякой связи. Пусть «покапризничает» в одиночестве, а мы без него «станем проверять свои дела, звонить друг другу» и решать важные задачи по народно-хозяйственному плану. Далее следует версия о создании Государственного Комитета Обороны (ГКО).

Что здесь представляется сомнительным? И суток не прошло, как «оборванная с ним связь» была восстановлена. В данный момент Сталина уже нельзя было отправлять далеко в неизвестность, чтобы, как говориться, «дать» ему возможность «залечь на дно», так как произошедшие исторические события неизбежно вытолкнули бы его, как поплавок, на поверхность реальной жизни. Прибывшую из Англии 27 июня военно-экономическую миссию нельзя же выбросить за рамки исторического процесса, так как в протоколах ведения переговоров отражен Сталин, с которым вел консультации нарком иностранных дел Молотов. Сам же Микоян признается, что участвует в данных переговорах, правда, как всегда лукавит, почему-то ограничивая деятельность данной миссии только экономическими вопросами.

Но возвращаемся к теме создания ГКО. По версии Микояна, инициатором этого мероприятия был Л. П. Берия, но разгребая горы лжи Анастаса Ивановича, можно ли с этим согласиться? Разумеется, во время своей незапланированной «болезни» Сталин был ограничен в получении информации, и скорее всего связь с «внешним» миром поддерживал через Лаврентия Павловича. Из посещения Наркомата обороны 29 июня Сталину стало ясно, что военные подмяли всех под себя, отказываясь предоставлять какую-либо информацию о событиях на Западном фронте. Отговорка «об утере связи» — эта сказочка не для Сталина и Берия, а для читателей мемуаров Микояна. Недаром, как говорят очевидцы, Берия на встрече в Наркомате с военными перешел на грузинский язык в разговоре со Сталиным.

Итак, после Наркомата Обороны, как уверяет читателей Микоян, «связь со Сталиным была утеряна». Она была утеряна не только для Анастаса Ивановича, но и для Николая Алексеевича Вознесенского, бывшего в тот момент заместителем Сталина по Совнаркому. Читаем дальше:

«На следующий день (30 июня. — В.М.), около четырех часов, у меня в кабинете был Вознесенский. Вдруг звонят от Молотова и просят нас зайти к нему. Идем. У Молотова уже были Маленков, Ворошилов и Берия. Мы их застали за беседой».

И здесь происходит якобы «ответственный исторический момент», — создание Государственного Комитета Обороны, которому решили «отдать всю полноту власти в стране». Осталось только его «освятить» путем наделения Сталина должностью председателя.

Молотов знакомит их с документом. И тут происходит инцидент, инициатором которого, якобы, становится Вознесенский.

«— Пусть Вячеслав Михайлович скажет, почему нас с Вами, Анастас Иванович, нет в проекте состава Комитета, — перебил Молотова Вознесенский, обращаясь ко мне и рассматривая этот документ.

— Каков же состав предлагается? — спрашиваю.

— Как уже договорились, товарищ Сталин — председатель, затем я — его заместитель и члены Комитета: Маленков, Ворошилов и Берия, — отвечает Молотов.

— А почему же нет в этом списке нас с Николаем Алексеевичем? — задаю новый вопрос Молотову.

— Но кто же тогда останется в правительстве? Нельзя же почти всех членов Бюро Совнаркома вводить в этот Комитет, — было сказано в ответ.

После некоторых споров Молотов предложил ехать к Сталину, чтобы с ним решить все вопросы. Мы считали, что в одном имени Сталина настолько большая сила в сознании, чувствах и вере народа, что это облегчит нам мобилизацию и руководство всеми военными действиями».

Давайте зададимся вопросом: «Почему в первоначальный состав ГКО не были включены Микоян и Вознесенский?» Значит, было за что? Может за активное сотрудничество со Ставкой Тимошенко? И как же Микояну с Вознесенским быть? Ведь они лишаются возможности получения оперативной информации, которая будет стекаться в ГКО. Обратите внимание, с какой настойчивостью они добивались своего включения и добились его, хотя только на правах уполномоченных. И лишь в феврале 1942 года Микоян и Вознесенский будут включены полноправными членами в состав ГКО.

Микоян, как всегда, верен себе, так как проводит очередное противопоставление. На этот раз, на удивление, противопоставляя Сталину — Берия. Во-первых, надо исключить всякие предпосылки личной инициативы Сталина в создании ГКО, пусть лучше это будет исходить от Берия. Во-вторых, подозрение в их неискренности, т.е. лишение их доверия от товарищей по партии, пусть тоже будет исходить от Лаврентия Павловича. Ему по статусу положено всех подозревать. И в—третьих, надо же найти «повод», чтобы поехать к Сталину на дачу и «уговорить» его вернуться в Кремль. Сам же пишет: «Охрана, видя среди нас Берию, сразу же открывает ворота, и мы подъезжаем к дому...».

Приходится переставлять «кубики» Микояна, чтобы события приняли правильные очертания.

Ведь не просто же так говорил Хрущев с трибуны съезда об отсутствии Сталина в Кремле в первые дни войны. Вот Микоян и пытается «поправить» своего «Первого секретаря ЦК КПСС», перенося время «уединения» Сталина на более поздние дни. Речь сейчас пойдет уже не о днях, как таковых, а о самой поездке. Как бы там ни было, а в реальной ситуации, при отсутствии Сталина, должны ли были члены Политбюро и правительства поехать к нему на дачу, чтобы навестить его и справиться о состоянии здоровья? Разумеется, были должны, вот они и поехали.

Предположительно, поездка была утром 25 июня, потому что мы уже зафиксировали появление Сталина в Кремле. Какое было первое впечатление от встречи с вождем?

«Застали его в малой столовой сидящим в кресле. Увидев нас, буквально окаменел. Голова ушла в плечи, в расширенных глазах явный испуг. (Сталин, конечно, решил, что мы пришли его арестовывать). Он вопросительно смотрит на нас и глухо выдавливает из себя: «Зачем пришли?» Заданный им вопрос был весьма странным. Ведь, по сути дела, он сам должен был нас созвать».

Вообще, эту буйную фантазию, видимо, все же ошибочно приписали Анастасу Ивановичу. Уж он-то должен был знать и помнить, что за его долгую жизнь, находясь в руководстве партии, он ни разу не участвовал даже в арестах простых секретарей райкомов партии, — ну, а чтобы поднять руку на своего брата по Политбюро, такая идиотская мысль вряд ли могла придти ему в голову.

Если и пришли бы, предположим, с целью ареста Сталина, — ведь по версии «Микояна», тот «Сталин в кресле» решил же, что его пришли арестовывать, — то какое же должно было быть обвинение и в чем, конкретно, оно должно было выражаться? Поэтому, стоит ли удивляться, читая, что Сталин «вопросительно смотрит» на прибывших товарищей, ему ведь тоже не ясно: «За что?» Может за то, что оскорбил в Наркомате обороны «мужественного» Жукова и после этого молчком уехал к себе на дачу? А скорее всего, за то, что «всякая связь с ним оборвалась». А ведь по законам военного времени это действие могло быть приравнено к диверсии.

К тому же кресло, в котором сидел Сталин, что-то плохо вписывается в интерьер столовой. Из жизни кремлевских богов, что ли, — обедать, сидя в кресле? Лучше всего для этой залы подходят стулья или широкие лавки.

Теперь внешний вид вождя. Каким должен был выглядеть человек, перенесший сильное отравление? Это только Никита Сергеевич в вышитой рубашке мог радовать членов Политбюро своим «гопаком». И если человек после болезни еще слаб и требует отдыха, лучше всего ему, конечно, находиться в состоянии полусидя или полулежа.

У наших мемуаристов всегда происходит что-то, необъяснимое: только вчера в Наркомате «Сталин взорвался», т.е. если мягко сказать, был в ярости. Спустя всего сутки от прежнего Сталина не осталось и следа: «голова ушла в плечи, в расширенных глазах явный испуг». Видимо, поэтому так долго прятали историю болезни Сталина, что там мог быть записан диагноз этого странного «заболевания» вождя. Но и без помощи врачей, пообщавшись с членами правительства и Политбюро, прибывшими к нему на дачу, Сталин, видимо, понял, что его промедление с возвращением в Кремль грозит гибелью не только Красной Армии, но и всего Советского Союза.

Поэтому, по возвращению в Кремль после «болезни» Сталину пришлось сразу решать многие накопившиеся вопросы: и по международным отношениям, и по поводу Англии, и по реорганизация Московского военного округа, путем замены командного состава, и по установлению связи с Западным округом, привлекая к решению этой задачи наркома связи, и создание ГКО, с привлечением к руководству грамотных специалистов — и т.д., и т.п. А то, что мемуары участников данных событий часто искажены, а архивные документы либо сфальсифицированы, либо просто уничтожены, лишний раз говорит о том, что в этом деле не все чисто. Честному человеку нечего бояться. А вот подлецу и негодяю во власти всегда хочется скрыть свои делишки, чтобы не предстать перед судом истории.

Но как бы Микояны не переставляли «кубики» фактов, логика происходящих исторических событий все равно выстроит их в ряд закономерной последовательности. Как бы хрущевцы и их последователи не закатывали правду о войне асфальтом лжи и клеветы, все равно она, как росток вечно живой природы, пробьется к свету, преодолевая, казалась бы, непреодолимые препятствия. Более того, с каждым днем она будет набирать силу, укрепляясь и развиваясь. А затем, думается, все же наступит такое время, когда вся ложь, как шелуха, отлетит прочь, и мы увидим то настоящее подлинное «зерно правды», что было десятилетиями скрыто от нас, и по достоинству оценим тот подвиг, который совершил великий человек, имя которому— Сталин.

Тысячу раз оказался он прав, говоря, что «на его могилу нанесут кучу мусора». Но не менее правым оказался он и в оценке действия «ветра истории», утверждая, что тот «безжалостно развеет эту кучу»!

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/573940.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments