АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Сибирское бремя. часть-1.

Научно-образовательный форум по международным отношениям

Журнал «Международные процессы»

Экспертный совет Научно-образовательного форума по международным отношениям

д.ф.н. Т.А. Алексеева, д.пол.н. А.Д. Богатуров, член-корреспондент РАН О.Н. Быков, д.пол.н. А.Д. Воскресенский, д.и.н. Л.М. Дробижева, к.и.н. Н.А. Косолапов, д.и.н. В.А. Кременюк, к.и.н. М.П. Павлова-Сильванская, член-корреспондент РАН В.А. Тишков, профессор М. фон Хаген (США), д.и.н. А.С. Ходнев, д.ф.н. П.А. Цыганков, д.пол.н. Т.А. Шаклеина

Фиона Хилл Клиффорд Гэдди

Сибирское бремя

Просчеты советского планирования и будущее Росси

иAcademic Educational Forum on International Relations «International Trends» Journal

Regional Scholar's Library Series

Fiona Hill Clifford Gaddy

THE SIBERIAN CURSE

How Communist Planners Left Russia Out in the Cold

Moscow

2007

-Научно-образовательный форум по международным отношениям

Журнал «Международные процессы»

Региональная библиотека международника

Фиона Хилл Клиффорд Гэдди

СИБИРСКОЕ БРЕМЯ

Просчеты советского планирования и будущее России

Перевод с английского

Москва

2007 ББК 63 Х 45

Fiona Hill and Clifford Gaddy. Siberian Curse: How Communist Planners Left Russia Out in the Cold. 2003.

Печатается с разрешения издательства «The Brookings Institution Press».

Перевод с английского

Редакторы перевода Л.М. Алексеева, А.Н. Сафронова

Научный редактор русского издания доктор политических наук АД. Богатуров

Х 45 Хилл Ф., Гэдди К. Сибирское бремя. Просчеты советского планирова­ния и будущее России / Пер. с англ. М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2007. 328 с.

ISBN 5-901981-18-9

В книге известных американских специалистов представлена оригинальная авторская концепция анализа причин и характера освоения сибирских регионов России в годы советской власти и после распада СССР в контексте политической климатологии - новой подотрасли современной науки политической экологии. С этой точки зрения книга представляет собой методологическую новацию. Авторы рассматривают вопросы развития «Русских Северов» в сравнении с опытом освое­ния арктических и субарктических регионов Канады, обнаруживая некоторые сходства и множественные различия, давая собственные оценки и объяснения при­чин проявляющихся процессов. В книге предложен один из наиболее полных и про­думанных зарубежных вариантов понимания движущих мотивов, издержек и пер­спектив оптимального развития сибирских регионов в контексте общенациональ­ных задач Российской Федерации.

Издание адресовано преподавателям вузов, научным сотрудникам, аспиран­там и студентам, обучающимся по специальностям «политология», «экономика», «социология», «новейшая история», а также широкому кругу читателей, интересу­ющихся историей России и СССР.

ББК 63

Издание осуществлено при поддержке Фонда Макартуров

ISBN 5-901981-18-9 © Fiona Hill, Clifford Gaddy, 2003

© Научно-образовательный форум

по международным отношениям, 2007 © С.И. Дудин, эмблема, 2007

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Предлагаемая читателю книга интересна в нескольких отно­шениях. Во-первых, это взгляд со стороны на одну из самых фунда­ментальных проблем развития России - как умно и в интересах на­рода распорядиться таким колоссальных национальным ресурсом, как Сибирская земля и ее богатства. Во-вторых, это взгляд людей весьма компетентных и при этом не злобствующих в отношении России, даже если им не все нравится в ее политике и истории. В-третьих, это по-настоящему научная книга, в которой содержатся некоторые совершенно новые методологические подходы к оценке большей или меньшей предрасположенности той или иной терри­тории зон сурового климата к успешному хозяйственному освое­нию независимо от того, в какой стране такие зоны расположены - России, Канаде или США.

Наконец, в-четвертых, написав свою книгу о России и ее сибир­ских регионах, Ф. Хилл и К. Гэдди, сами вряд ли то сознавая, ока­зались основоположниками новой субдисциплины - политической климатологии как науки об основах рациональной политики раз­вития регионов всего мирового пояса особо сложных климатичес­ких условий, прежде всего территорий вечной мерзлоты, к кото­рым относятся Русские Севера, большая часть канадских провин­ций и штат Аляска в США. Хотя авторы этой книги работали с ма­териалами регионов пониженных температур, их методология в принципе применима, насколько можно судить, также к другим зонам экстремального климата, например, пустынным, для кото­рых тоже бывает характерно противоречие между потребностью ос­воить месторождения ценного сырья и невозможностью обеспечить нормальные условия для проживания работающего населения.

Книга носит цельный характер. Авторы попробовали затронуть почти все - историю освоения Сибири русскими, развитие сибир­ских регионов в условиях советской власти, современное положе­ние в российских регионах к востоку от Урала. Искренно увлечен­ные своей темой, они не ограничили себя констатациями, рискнув представить читателю как свои оценки, так и рекомендации по по­воду сибирских перспектив России. Самый взрывной тезис книги состоит в том, что бездумная, опасно идеологизированная, а иногда просто халатная политика освоения и развития сибирских регионов строилась и продолжает строиться вопреки интересам живого, ре­ального россиянина-сибиряка. Интересы государства - часто по своему обоснованные - подавляли и подавляют интересы человека. Симпатии авторов - на стороне последнего. И следуя своей логике, Ф. Хилл и К. Гэдди подходят вместе с читателем к опасной черте - выводу о том, что лучше отказаться от развития сибирских ресур­сов, чем продолжать политику того, что они рискуют считать искус­ственным удерживанием в сибирских городах «избыточного» - с точки зрения методик авторов - населения.

Конечно, в российском контексте такой вывод прочитывается неоднозначно. Некоторые читатели могут заподозрить, что авторы книги ратуют за «уход России из Сибири», отказ от развития си­бирских земель силами русского народа, «интернационализацию ресурсов Сибири» и прочую чушь, которая встречается в писаниях как русских, так и иностранных радетелей стихии рыночного регу­лирования экономических, социальных и политических процес­сов. Такое впечатление в самом деле может сложиться у тех, кто привык читать невнимательно и вычитывать смыслы, которые он сам хотел бы вычитать независимо от намерений и мыслей напи­савших. Уверенно скажу другое: Ф. Хилл и К. Гэдди ни косвенно, ни прямо не ставят под сомнение территориальную целостность на­шей страны и не симпатизируют сепаратизму. Но их текст действи­тельно вызывает тревогу и волнение. Наверное потому, что они на­писали нам правду о нас самих, причем такую правду, которую рус­скому человеку о себе сказать больно и неприятно. Авторы вольно или невольно напугали нас, словно упредив: продолжение неразум­ной политики федеральной власти в отношении сибирских регио­нов опасно для выживания нашей страны как единого, прочного и географически грандиозного государства.

Наших собственных речей и писаний до сих пор недостаточно, чтобы заставить власть развернуть по-настоящему рациональную, современную, социально и государственно ориентированную поли­тику в отношении сибиряков и Сибири. Может быть, честный и не­лицеприятный взгляд из-за океана подтолкнет нас самих к реаль­ным шагам во имя недопущения реализации некоторых, к несчас­тью, не фантастических сценариев, которые угадываются за текс­том американских коллег.

Мне кажется, это прежде всего - книга-предупреждение. Чем серьезней мы ее воспримем, тем больше шансов на то, что «бремя Сибири» окажется для России, русского народа, россиян тем, чем оно и должно оказаться - «сибирской благодатью».

Алексей Богатуров, доктор политических наук, профессор, декан Факультета политологии МГИМО МИД Росси

Памяти Фредерика Ходдера посвящается

ОТ АВТОРОВ

Книга, впервые изданная на английском языке, была написана для широкого круга читателей в США и Европе. В России, несмотря на большой интерес к теме, книга была малодоступна, а информация о ней часто распространялась через вторые руки. Анг­лоязычная версия книги иногда представляла трудности при пере­воде, что вело к недопониманию и неверным интерпретациям, ко­торые не замедлили появиться в некоторых из рецензий, опублико­ванных о нашей книге в России. За последние два года мы многое узнали из дискуссии, развернувшейся на страницах российских журналов в связи с темой и выводами нашей книги, и мы рады, что Научно-образовательный форум по международным отношениям предложил ее издать в полном объеме. Теперь российская аудито­рия может напрямую познакомиться с нашими доводами и предло­жениями.

Конечно, мы хотели написать интересную книгу. Но одновре­менно мы задались целью внести свой позитивный вклад в науч­ную дискуссию о будущем России. Мы знаем о стране не пона­слышке: один из авторов начал знакомство с Россией сорок лет назад, а другой жил и учился в Москве. Мы путешествовали по Сибири и Дальнему Востоку. Нам небезразлично благополучие России - именно поэтому мы сочли важным и своевременным за­тронуть острые проблемы. Нашей целью было пригласить читате­лей к размышлению над новыми вопросами, нам хотелось дать начало серьезному обсуждению роли Сибири в связи с перспекти­вами России в целом. Основной вопрос заключается не в том, нужно ли дальше развивать Сибирь, а как ее развивать, и каковы затраты и выгоды различных подходов. Хотя мы начали работу над книгой в 2000 году, поставленные нами вопросы актуальны и сегодня, в 2006-м, когда правительство России в состоянии на­править огромные суммы на крупные инфраструктурные и про­мышленные проекты в Сибири благодаря росту доходов от экс­порта нефти и газа.

Думая о будущем России и роли Сибири, важно знать прошлые ошибки и стараться их не повторять. Очевидно, что Россия сильно зависит от экспорта энергоносителей и других видов сырья. Поэто­му ей важно найти способ эффективно использовать свою разнооб­разную ресурсную базу и в будущем. Михаил Ломоносов был прав в своем утверждении, что «богатство России будет прирастать Си­бирью». Однако делать это нужно экономически рационально. Освоение Сибири в советский период привело во многих случаях к не­дальновидному и иногда чрезмерному развитию частей этой уни­кальной территории.

В своих отзывах многие из прочитавших книгу в США, Европе, России и других странах обратили особое внимание на тему холода как самый сенсационный аспект работы. Однако книга освещает многие другие вопросы, в том числе участие государства в инвести­ционной деятельности и принятие государством решений о том, где надлежить жить людям. Даже если Сибирь значительно «потепле­ет» в будущем в результате изменений климата, другие проблемы не покинут ее. Температурные колебания не изменят того истори­ческого факта, что промышленное развитие и урбанизация Сибири в советский период осуществлялись по инициативе и при давлении государства через интенсивное использование принудительного труда (система ГУЛАГа) и что экономические и коммерческие фак­торы играли малую роль в размещении крупных промышленных предприятий Сибири и развитии крупных городов. Преодоление огромных расстояний между городами Сибири останется одной из обременительных проблем для российского государства. Более то­го, изменения климата непредсказуемы. Сибирь может «теплеть» из года в год, но она может также испытывать все более резкие пе­репады температур - еще жарче летом и еще холоднее зимой. С этим могут сопрягаться более масштабные наводнения и другие не­предсказуемые погодные явления, от которых начали страдать, на­пример, США. И хотя эти вопросы касаются будущего, наша книга рассказывает о том, как прошлое формирует настоящее.

Работа не вышла бы в свет без участия многих американских и российских специалистов, которых мы хотели бы поблагодарить. Выражаем благодарность всем переводчикам и редакторам. Наде­емся, что читатель найдет эту книгу интересной и полезной.

Фиона Хилл Клиффорд Гэдди Вашингтон, июнь 2006 года

Фиона Хилл (Fiona Hill) - старший научный сотрудник отде­ла внешнеполитических исследований Института Брукингса. Она получила степень доктора исторических наук в Гарвардском уни­верситете и степень магистра российской истории и литературы в Университете Сент-Эндрюс в Шотландии. Ее научные интересы включают политические и экономические тенденции и вопросы бе­зопасности в России, на Кавказе и в Средней Азии

.Предисловие

Клиффорд Гэдди (Clifford Gaddy) - старший научный сотруд­ник отдела экономических исследований Института Брукингса. Он получил степень доктора экономических наук в Университете Дюк. Специалист по советской и российской экономике, доктор Гэдди преподавал в нескольких университетах США и является ав­тором ряда книг, в том числе «Цена прошлого: Борьба России с на­следием милитаризованной экономики» (1996) и «Виртуальная экономика России» (2002).

Институт Брукингса (The Brookings Institution) был основан в 1916 году крупным бизнесменом Робертом С. Брукингсом. Распо­ложенный в Вашингтоне, институт является старейшим из веду­щих научно-исследовательких учреждений США. Финансируемый из собственных фондов и других частных источников, институт от­личается независимостью и открытостью научной деятельности. В Институте Брукингса работают эксперты из разных стран. Он служит форумом для публичных дискуссий по наиболее актуаль­ным темам. Более подробная информация об институте доступна на сайтеwww.brookings.edu.

Мне путник из далекой стороны Рассказывал: «Затеряны в пустыне, В песке обломки идола видны С нахмуренным лицом былой святыни. Усмешкой властной губы сведены, - Он пережил ваятеля, и ныне На камне страсти запечатлены, Застыв слепой гримасою гордыни. Гласят слова на стертом пьедестале: «Я Осимандиас. Я - царь царей. Дивись моим делам. Им все внимали». Нет ничего вокруг. Молчат века. Все сметено, и неподвижны дали В безбрежном равнодушии песка»1.

Глава 1 Масштабные ошибки
В течение десятилетия после развала СССР специалисты при­держивались сложившегося у них взгляда на реформы в Рос­сии: если старая система, приводившая к негативным результа­там, теперь изменена, то новая система в будущем даст желаемые позитивные результаты. К сожалению, для того чтобы новая сис­тема заработала, страны, ставшие на курс перемен, должны не только демонтировать старую систему, но и создать на ее месте но­вую. Им придется долгое время устранять последствия деятельно­сти старой системы. Применительно к России, этот временной отрезок был особенно продолжительным. Функционирование в те­чение семидесяти с лишним лет советской плановой экономики комплексно повлияло на российскую историю, общество и полити­ческую культуру.
Одним из результатов является своеобразная и уникальная экономическая география, по-прежнему остающаяся характерной чертой России и заставляющая ее идти совершенно не в ногу с тре­бованиями рыночной системы, независимо от преобразований. Се­годня, несмотря на упразднение централизованного планирова­ния, система размещения трудовых ресурсов и капитала на терри­тории России все еще остается нерыночной. Люди и предприятия страдают от их нерационального размещения, осуществленного Госпланом СССР без учета действия рыночных сил. На такой осно­ве Россия не сможет построить ни конкурентную рыночную эконо­мику, ни нормальное демократическое общество.
Советская система ярко проявила свою специфику в освоении Сибири. В данном случае свобода рынка была осознанно проигно­рирована и извращена. Ее подменили системой ГУЛАГа в целях по­корения и индустриализации бескрайних сибирских просторов. Начиная с 30-х годов прошлого века рабский труд заключенных стал использоваться при строительстве фабрик и городов и при со­здании промышленности в одном из самых суровых и неприступ­ных регионов планеты, куда государство могло отправить своих граждан в массовом порядке, и тем более удерживать их там на по­стоянной основе, только при помощи принуждения. О переброске в Сибирь предприятий тяжелой промышленности в период Великой Отечественной войны будет сказано особо. В 1960-х и 1970-х годах руководство в Москве приняло решение запустить гигантские про­мышленные проекты в Сибири. Плановики задумали образовать стационарные фонды рабочей силы, чтобы использовать богатые природные ресурсы региона, более равномерно распределить про­мышленность и население на территории РСФСР, освоить и засе­лить бескрайние и удаленные пустынные регионы Сибири. На этот раз привлечь в Сибирь старались высокими заработками и другими льготами - уже не принуждением и порабощением, с большими (но замалчиваемыми) издержками для государства. Сегодняшняя Сибирь - олицетворение экономического наследия ГУЛАГа и со­ветского планирования.
ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/589342.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments