АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

Сибирское бремя. часть-2.

Критически анализируя историю территориального расширения России, покорения и освоения Сибири, книга в сжатой форме рассказывает, когда и каким образом произошло это неэффективное размещение ресурсов. Она поясняет, почему с по­мощью одних только рыночных механизмов оказалось невозможно исправить экономические диспропорции в 1990-х годах. Говорится также и о том, почему эти диспропорции, судя по всему, сохранятся и в ближайшем будущем - имея в виду наличие во всех эшелонах российского правительства желания вновь осваивать и заселять Сибирь и тот факт, что размеры России и идеи покорения суровой природы продолжают оставаться решающим фактором в современ­ном государстве. Наконец, книга рассматривает способы, которые российское правительство могло бы взять на вооружение в своей деятельности по устранению некоторых диспропорций, проведя при этом переоценку взаимосвязей экономики России с ее террито­рией и, в частности, с Сибирью.
Последний момент особенно важен. Масштаб неэффективного размещения предприятий и использования территориальных ре­сурсов был настолько велик и практика такого размещения про­должалась столь долго, что оно стало, по сути, частью российского облика. Основной характеристикой России продолжает оставаться размер ее территории. Несмотря на все пертурбации, включая и по­терю территорий, входивших в Советский Союз и Российскую им­перию, Россия продолжает оставаться самой большой страной в мире. Несоответствие между размером и экономическим потенциа­лом продолжает привлекать к себе внимание как крупнейших рос­сийских экономистов, так и зарубежных исследователей. Возьмем, к примеру, заявление Андрея Илларионова, бывшего советника президента Путина по экономике, во время рассмотрения в декабре 2002 года вопросов, связанных с текущими экономическими труд­ностями и перспективами роста:
«Сегодня Россия выглядит на карте мира следующим образом: она занимает 11,5 процента территории суши, на ее долю прихо­дится 2,32 процента населения земли, и ее доля во всемирном ВВП составляет 1,79 процента по паритету покупательной способности и 1,1 процента по рыночным валютным курсам. Из этого следует неизбежный вывод: история человечества не знает прецедентов та­кого большого расхождения между «территориальной мощью» и экономической «незначительностью», которая сохранялась бы на протяжении такого значительного промежутка времени». В данной книге мы доказываем, что попытка увязки ВВП с тер­риторией - это совершенно неправильный взгляд на Россию и ее экономическое развитие. Наоборот, в первую очередь следует вспомнить о том, что масштабность экономики определяется не территориальным размером или запасами сырьевых ресурсов, и да­же не объемами производства. Масштабность экономики опреде­ляется качествомпродукции, мерилом которого является доба­вочная стоимость. Сегодня масштабные экономики являются таковыми по числу совершенных сделок. Со времен Адама Смита известно, что темп создания стоимости зависит от степени специа­лизации экономики и интенсивности и диверсификации обмена в ней. В этом контексте экономика России является крупной, но только если измерять ее величину количеством заводов, машин и физическим объемом других исходных элементов производства. Поэтому главной проблемой российской экономики является мак­симально эффективное использование этих элементов с целью мак­симизации стоимости конечного продукта. Для достижения этой цели России не стоит увязывать свои людские ресурсы, покупа­тельную способность, ВВП или иные экономические показатели со всей занимаемой ею территорией, а следует рационально сконцент­рировать людей и ресурсы в пределах этой территории.

Для того чтобы стать конкурентоспособной и добиться устойчи­вого роста экономики, России необходимо «сжаться» - не в смысле уменьшения территориальных параметров (физико-географичес­кие пределы), а в смысле рационального уменьшения экономико-ге­ографических пределов.Большой размер территории - серьезная помеха для развития, если не будут сокращены расстояния и рас­ширены связи между населенными центрами и рынками. Устойчи­вой тенденцией в других крупных странах на протяжении всей их истории являлось сокращение расстояний и расширение связей. Под воздействием рыночных сил США, Австралия и Канада, напри­мер, сконцентрировали свое население в пределах собственных об­ширных территорий и наладили связи между их частями в значи­тельно большей степени, чем Россия. Это дало им явные преимуще­ства в плане экономической эффективности и управляемости.

Одной из самых трудновыполнимых задач сегодняшней Рос­сии является усиление связанности экономики, которая велика по объему и крайне неэффективно развита. Это дорогостоящая задача, и ее, вероятно, не решить, если усиление связанности будет проис­ходить без изменения современных экономико-географических па­раметров. Реорганизация взаимосвязей в российской экономике - вопрос не только восстановления и модернизации существующих систем автодорог, воздушного транспорта и железных дорог или со­здания новой инфраструктуры и новых средств коммуникации. Та­кой подход лишь улучшил бы связи между существующими адми­нистративными центрами, городами и предприятиями, особенно в Сибири, то есть между теми образованиями, которых там, где и ранее разместили, вообще не должно было быть. Новая инфра­структура ценой огромных затрат сделала бы эти места более при­годными для жизни там, где с точки зрения экономической целесо­образности жителей должно быть меньше. Поэтому российскому руководству и населению следовало бы, не упустив возможность, взвесить и учесть эту оптимальную альтернативу.

Вывод анализа таков: если России «сжаться» - в смысле свер­тывания ее экономико-географических параметров, сконцентри­ровать ее население и, в конце концов, создать хорошо интегриро­ванную экономику, - то ключевым фактором будущего станет мо­бильность. Для современных экономик характерна мобильность факторов производства: мир становится более мобильным, так как люди ищут для себя и своих семей новые и лучшие возможно­сти. Россияне сегодня нуждаются в перемещении в более теплые, более благоприятные регионы, поближе к рынкам и подальше от холодных отдаленных городов, размещенных в Сибири посредст­вом инструментов ГУЛАГа и советского планирования. К несчас­тью, господствующей тенденцией в российской имперской и со­ветской истории было насильственное и управляемое перемеще­ние населения. Хотя сегодня право свободного перемещения и провозглашается российской конституцией, россияне еще не сов­сем свободны в своем перемещении туда, где они хотели бы жить и работать. Ограничения по проживанию в таких городах, как Москва, нехватка ресурсов, недостаточное развитие рынков труда и жилья, а также отсутствие сети социального обеспечения - все это работало против личной мобильности, хотя государство и предпринимает попытки направлять целевые инвестиции в из­бранные им города и районы. Обеспечение мобильности, а не про­стое изменение системы - вот что может стать одним из основных вызовов России в грядущие десятилетия.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/589704.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments