АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

О «ДЕТСКОМ» ВОПРОСЕ

О «ДЕТСКОМ» ВОПРОСЕ

(Окончание. Начало в N36)

Растёт пополнение преступного мира

Если коснуться бездомных другой половой принадлежности, то нетрудно догадаться и о пополнении армии вор­ов, взломщиков и других профессиональных преступников, тем более что многие беспризорники на учёте и в «обучении» не у полиции и в минобразовании, а у преступного мира. У них тоже формируются свои криминальные правила. Криминалу нужна смена. И когда в этом возникает необходимость, он защищает свою смену от правоохранительных органов.

Сегодня около 60% беспризорников России проходят через преступные группировки, – сообщила ректор Института специальной педагогики и психологии им. Р. Валленберга профессор Людмила Шипицина на семинаре по проблемам наркомании и безнадзорности. Около двадцати лет назад беспризорники охотно шли на контакт, ждали поддержки и помощи, оказавшись в трудной ситуации. Сейчас они не верят ни в чью помощь и, как правило, подпадают под «воспитание» преступного мира взрослых. Опаснее всего то, что за «вознаграждение» несовершеннолетними выполняются «заказы» от взрослого преступного мира, пользующегося «неподсудностью» юнцов. Такими «заказами» могут быть и торговля наркотиками, и даже заказные убийства.

Привлечение к суровой ответственности организаторов детской проституции, криминальных «воспитателей» беспризорников, охотников морального разложения детей, тех, кто на этом преступном деле безмерно богатеет, – прерогатива Прокуратуры, Следственного Комитета и других подобных структур.

Мы скажем только, что дети, вовлечённые в систему секс-индустрии и криминала, с искалеченной психикой, со смещенными нравственными установками и их повреждённым сознанием так или иначе будут влиять на нравственность всего общества в будущем. И какое наследство они оставят после себя, если их не поставить на путь истинный всеми силами властей и общества? Поэтому ещё раз подчеркнём: принятие всеми ветвями власти не декларативных, а продуманных, решительных и всесторонне обеспеченных мер по защите российского детства – крайняя необходимость! Полагаем, что как раз к одним из декларативных, «показушных» мер защиты детей нужно отнести повсеместное создание так называемых «омбудсменов» - «защитников прав детей».

Навязанная нам извне и широко внедряемая «борьба за права человека» исказила понятие коллективизма, семьи, общественных институтов, во главу угла ставится «имею право» – но не долг и обязанность, «моё» – но не общественное, деньги – но не честь, совесть в её первозданном смысле.

Ныне целая армия «омбудсменов» (слово-то опять совсем не русское!) встала «на защиту прав детей и подростков», совершенно не заботясь об их другой нравственной ипостаси, человеческой – их обязанностях перед семьёй и обществом. Этим они формируют чисто потребительское отношение к жизни вообще, и при малейшем ограничении этой потребительской вседозволенности и «всеправности» вполне могут возникать в детских головах мысли о «малых» или больших преступлениях, а то и о самоубийствах даже школьников, что стало, увы, уже не редкостью.

В дополнение, а может, в развитие этого сейчас у нас настойчиво формируется (скорее тоже по подсказке западных идеологов) так называемая «ювенальная юстиция», сторонники которой пытаются убедить общество, что она нормализует «социальную защиту семьи и прав несовершеннолетних». Вспоминается в связи с этим одно сообщение о том, как подросток подал в суд на родителей, не дающих ему на «карманные» расходы» нужную сумму денег. И суд, защищая «права» ребёнка, вынес решение, по которому родителей обязали выдавать ежедневно своему сыну-школьнику определённую сумму, которая оказалась выше ежедневных расходов на питание всей семьи. Нужно ли стоять на защите «права ребёнка», даже когда он отказывается принимать прививку от опасной болезни, а в результате гибнет? Или. Подросток захотел попробовать спиртное – тоже имеет право? Да мало ли что капризное дитя захочет или не захочет (на всё имеет право!).

Вот на защите таких «незыблемых прав» несовершеннолетних и будет стоять ювенальная юстиция и её апологеты - омбудсмены? В стране уже действует широкая сеть таких правозащитников, появились защитники разных рангов, разных групп, дали им не очень благозвучное, но зато западноязычное название «омбудсмен». Началось с федерального омбудсмена, защитника прав ребёнка адвоката Астахова, потом появились региональные астаховы, муниципальные и т.д., а в последнее время у нас вдруг появились уже и борцы за права бизнесменов (определённого качества примеры, как известно, заразительны), но почему-то не «обомбудсменили» (пока?), например, учителей или шахтёров, безработных, бомжей. Не меньше бизнесменов на это «правозащитничество» могли бы рассчитывать продавцы в магазинах или доярки, например, или любая другая профессия или социальная группа. А ведь каждому такому омбудсмену потребуются помощники, охранники, водитель… и т.п.

Например, появивись в Питере омбудсмены призывников. Было объявлено, что «по всем поступающим сигналам специалисты аппарата омбудсмена выдадут свои рекомендации, зафиксируют в специальной анкете информацию, по которой будет организована проверка». Надо полагать, такой немалый аппарат должен быть у каждого омбудсмена. А там, смотришь, появится потребность и в «омбудсменах самих омбудсменов». Ведь мы все свидетели того, когда в МВД, например, и в других правоохранительных структурах были созданы (да наверное, существуют и поныне) так называемые подразделения «собственной безопасности», предназначенные для вскрытия неправедных, коррупционных действий в своей структуре. А оказалось, что они занимались негодными делами соответственно своему рангу ещё больше, чем их подопечные. Поговаривают о том, что теперь создаются службы, контролирующие правильность подачи деклараций о доходах чиновников. Армия депутатов и чиновников с их немалым аппаратом постоянно и неуклонно растёт, похоже, понадобятся и им отдельные защитники прав. Увеличится и число омбудсменов разных рангов, но все они вкупе – и растущее число чиновников и омбудсменов, и ярые защитники прав преступников, каким показал себя на недавней телепередаче Генри Резник, – потребители, и никто из них ничего не производит, а только потребляет и финансы немалые, и то, что производит «низший класс». В общем, строим общество потребителей, а не производителей.

Немного истории из борьбы с этим злом

После Первой мировой и Гражданской войн к 1921 году число беспризорных детей было около 7 миллионов. Но уже 27 января 1921 г. постановлением Правительства РСФСР была учреждена особая Комиссия по улучшению жизни детей (Деткомиссия). В ее состав вошли представители ВЦСПС, Наркомпроса, органов здравоохранения и Всероссийской чрезвычайной комиссии, возглавлял которую Феликс Эдмундович Дзержинский, активно взявшийся за вовлечение беспризорников в трудовые коммуны. Неплохо было бы чиновникам, которые, даст Бог, будут обязаны вести работу по спасению российских беспризорников, обратиться к выпущенной в Москве в 2004 году книге Светланы Гладыш «Дети большой беды». В ней показана огромная и необычайно важная работа по спасению детей в те тяжелые годы. Наверное, у многих на памяти и педагогический подвиг Антона Макаренко, изложенный в его «Педагогической поэме» и известной книге «Флаги на башнях». Обращаем внимание и на то, что большое значение в жизни Макаренко, для которого забота о детях, особенно оказавшихся беспризорными, была естественным и важнейшим делом на протяжении многих лет, сыграл А.М. Горький. Так, Ф.Э. Дзержинский занялся беспризорниками только после того, как Максим Горький написал письмо В.И. Ленину о необходимости срочно озаботится этим вопросом.

Жаль, не нашлось пока в наше время ни таких авторитетных общественных деятелей, как Максим Горький, который бы смог так же повлиять на наших нынешних высоких руководителей. Нет пока и равных Дзержинскому в силовых структурах России. Может, именно поэтому и нет у нас такой результативной работы в «детской проблеме», какая была при Советской власти.

Даже в тяжелейших экономических условиях 1922-1926 гг. государство, понимая, что это будущее страны, находило возможность так или иначе решать наиболее острые проблемы беспризорности, выделять для этого немалые финансовые средства. Многим известна» – «Школа социально-индивидуального воспитания имени Достоевского» по фильму «Республика ШКИД»

Ликвидация беспризорности требовала не фразеологии руководителей страны и крупных чиновников о «расширении», «углублении», «предотвращении» и «искоренении» этой масштабной беды, опасной для будущего страны. Для этого специально выделялись (и не разворовывались!) средства на организацию предметной, целевой работы, на обеспечение размещения, на питание, одежду, лечение, учебу беспризорных детей. Если в 1921 году через 43 школы ФЗО (фабрично-заводского обучения) прошли только 2 тыс. учащихся, то в 1924?м уже 927 таких школ окончили более90 тыс. подростков. Бывшие беспризорники направлялись и в музыкальные команды Красной Армии. К 1925 г. были созданы 280 детских домов, 420 трудовых коммун и 880 детских городков. Беспризорников на улицах почти не осталось. Всего 3 года - и беспризорность как бич, как опасное для общества явление, в основном, была ликвидирована. Всё это делалось в голодной и нищей стране, где ещё нужно было решать проблемы восстановления народного хозяйства после Гражданской войны.

Волей-неволей вспоминается и другое время - после тяжелейшей войны 1941-1945 годов. Тогда, наряду с задачами послевоенного восстановления народного хозяйства встала и задача восстановления духовного потенциала страны, ликвидация детской беспризорности и безнадзорности, которые резко возросли в годы Великой Отечественной войны, что повлекло за собой рост и детской преступности. Число преступлений, совершенных малолетними в 1943 г., увеличилось по сравнению с 1941 г. на 180,6%, в 1944 г. — на 192,3% .

Уже тогда основной упор был сделан на воспитательную работу с детьми и подростками. Непосредственно решение этой задачи было возложено на соответствующие подразделения органов внутренних дел. В 1943 г. газета «Правда» писала: «Несмотря на трудности военного времени, наша святая обязанность сохранить детей, золотой фонд нашей Родины, нашего будущего». В стране Постановлением СНК СССР от 15.06.1943 N659, подписанным Председателем Совета Народных Комиссаров Союза ССР И.В. Сталиным, были созданы трудовые воспитательные колонии для содержания в них беспризорных и безнадзорных детей, а также подростков, неоднократно замеченных в мелком хулиганстве и других незначительных преступлениях. Понятно, что воспитание трудом могло быть эффективным тогда, когда труд был делом чести, доблести и геройства. (В наше время «доблестным трудом» считается бизнес, чаще всего – спекулятивный, значит, нужно менять и трудовую ориентацию будущих воспитательных колоний, если власти не найдут других форм ликвидации беспризорности.)

Возраст воспитанников трудовых колоний тогда, в 1943 году, составлял от 11 до 16 лет . Уже летом 1943 г. в них были направлены 36 000 воспитанников детских домов и детей, оставшихся без родителей, и 5400 воспитанников трудовых колоний НКВД СССР старше 14-летнего возраста. Со стороны государства, несмотря на большие сложности, было ассигновано на 1944 г. 6 млрд. 600 млн. рублей (в ценах того времени) на содержание детских садов, детских домов, ремесленных училищ и школ ФЗО. Был принят комплекс мер по выявлению, задержанию, устройству беспризорных и безнадзорных детей. Расширена созданная ещё в 1940 году широкая сеть ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО, созданы в 1943 году 12 суворовских военных училищ, в 1944 ещё 7 СВУ и 3 Нахимовских (всего 22 военных училища для детей от 10 лет). Развёрнута система воспитанников военных оркестров. Всё это практически отвело от нас беду беспризорности. Благодаря проведенной работе десятки тысяч несовершеннолетних граждан были оторваны от преступной среды, что позволило решить одну из основных задач, стоящих в условиях войны, — разрушить питательную почву преступности среди несовершеннолетних, не дать ей разрастись и тем самым превратиться в серьезную угрозу безопасности страны.

Перечислим только, кто был обязан выполнять то историческое Постановление, каждый орган власти конкретно по их полномочиям: НКВД СССР, Прокуратура СССР, Наркомюст СССР, Наркомфин СССР, Госплан СССР (тов. Вознесенский), Главное Управление Трудовых Резервов при Совнаркоме СССР (тов. Москатова), Наркомздрав СССР (тов. Митерева), наркомпросы союзных республик, Совнаркомы союзных республик, председатели исполнительных комитетов краевых и областных Советов депутатов трудящихся.

В числе конкретных мер было предусмотрено:

- передать НКВД СССР часть ремесленных училищ, годных для организации трудовых воспитательных колоний, вместе с их оборудованием для организации производства;

- потребности колоний в продовольственных и промышленных товарах удовлетворять полностью;

- выделить оборудование, материалы и сырье для вновь организуемых трудовых воспитательных колоний;

- выделить в III и IV кварталах с.г. по заявкам НКВД СССР (в том числе станочное оборудование) и за счет мобилизации не используемого другими наркоматами.

- выделить медицинских работников для обеспечения санитарно-профилактических и оздоровительных мероприятий;

- выделять по заявкам НКВД СССР наиболее подготовленных учителей для работы в школах трудовых воспитательных колоний;

- обеспечить указанные колонии библиотеками, предоставив начальникам колоний право комплектования этих библиотек через коллекторы Наркомпроса;

- обеспечивать школы трудовых воспитательных колоний учебниками, учебными наглядными пособиями, школьными принадлежностями и тетрадями наравне со школами системы Наркомпроса;

- создать в органах милиции отделы по борьбе с детской беспризорностью, безнадзорностью и преступностью, предусмотреть в финплане НКВД СССР дополнительные расходы, связанные с организацией и содержанием в 1943 году новых отделов по борьбе с детской беспризорностью, безнадзорностью и преступностью.

Сегодня Россия – совершенно иная. И при желании вопрос с беспризорными детьми можно решить за очень короткий отрезок времени, если, конечно, навалиться на эту проблему всем миром… Но почему не наваливаемся? Ввели армию омбудсменов и на этом успокоились, благо теперь можно говорить об организации защиты детей? А что они могут, кроме бумаготворчества и, может быть, некоторых результативных мер по единичным случаям неблагополучия, и то постфактум, когда беда уже случилась.

Приведенная выше схема того, как «навалиться всем миром» на эту вопиющую уже проблему, это не отдельные астаховы, а государственное решение проблемы.

Некоторые другие аспекты профилактики, предупреждения и недопущения беспризорности

В послевоенное время, после практически полного восстановления разрушенного войной народного хозяйства, был принят курс на постепенное увеличение свободного времени трудящихся и их семей. И это время государство занимало полезными реальными воспитательными делами, постоянно работали поддерживаемые государством пионерия и комсомол, массовые спортивные организации. Предприятия имели широкую сеть однодневных домов отдыха, куда можно было бесплатно или за символическую плату получить путёвку на всю семью, включая малых детей, и там кроме трехразового питания организовывались концерты известных артистов театров, кино и эстрады, интересные познавательные лекции, игры, состязания. Многие помнят «лыжные электрички» и экскурсионные поезда, молодёжь разных возрастов была занята пионерскими и комсомольскими делами с пользой для общества. Работали Дома пионеров, Дома технического творчества и много ещё других самодеятельных коллективов, умело направляемых взрослыми. В городах и посёлках почти в каждом дворе, где позволяли условия, заливались катки. И всё это при щедром государственном финансировании, бесплатно, а не как сейчас, когда за всё нужно расплачиваться. Многое сейчас вспоминается с ностальгией, но время тогда не проходило впустую и не искали молодые люди, чем бы его занять, не изыскивали способов получения очередной дозы «адреналина».

Сегодня же это свободное от работы или учёбы время люди тратят на сомнительного качества кино- или телепередачи, увлекаются делами, далёкими от полезности для себя и для общества. Дети, подростки, да и их родители видят вокруг себя «везунчиков» в дорогих иномарках, а на экранах – рекламу «красивой жизни». На фоне ставших обычными в кино и на подавляющем большинстве телеканалов неприкрытой половой распущенности, насилия, убийств, трупов, судебных процессов, которые скорее могут служить инструкциями для будущих преступников, внедряется в нормальный язык общения криминальная терминология. Даже шоу мод на основном Первом телеканале идёт под названием «Модный приговор». Все, кто видит этот постоянный всеобъемлющий криминал, со временем привыкают к этому. И тогда они, особенно дети, воспринимают экранные картины как обыденное, реальное, а значит, практически неизбежное или естественное проявление общественной жизни. А если ребёнок или подросток каждый день всё это видит, как привычные явления жизни (а не игры, сказки), то это помимо воли взрослого окружения впечатывается в ещё не заполненный нравственными фильтрами мозг ребёнка, да и подростка, как образец для подражания. А подражание – одна из особенностей формирования сознания, стремлений и жизненных целей растущего индивида. Само название игр, которые культивируются в школьных коллективах, говорит само за себя: «Мафия» или что-нибудь подобное.

Можно вспомнить, кому подражали мальчишки и девчонки, посмотрев кино в советское время, когда фильмы, а потом и телепередачи были мудрыми советчиками, эффективными воспитателями. Играли в партизан и разведчиков, «неуловимых», подражали «Тимуру и его команде», мечтали стать танкистами, пограничниками, космонавтами, реально становились по примеру киногероев офицерами, полярными лётчиками, исследователями. А кем хочет стать сегодняшняя детвора?

Известны случаи, когда несколько лет тому назад девочки-школьницы своё взрослое будущее мыслили в роли валютных проституток. В лучшем случае хотят стать бизнесменами или суперменами из числа умельцев-единоборцев, часто – миллионерами, владельцами сверхдорогих иномарок, а то и киллерами. Кому будут подражать и у кого учиться школьники, просмотревшие даже не все 69 серий скандальной ленты Гай Германики «Школа», а хотя бы два этих порочных фильмов?

И ещё одна напасть последних лет способствует созреванию ложных мыслей о неизбежном и очень близком «конце света». Те же Интернет и телевидение упорно и настойчиво устами «признанных прорицателей», таких, как Глоба, и рядящихся под них убеждали нас в том, что «все мы умрём 21-го декабря 2012 года. То это объяснялось предсказаниями «календаря майя», то вхождением Земли на какую-то орбиту другой, смертельно опасной для неё «планеты Небиру», то пугают нас астероидами, от которых-де в свое время погибли динозавры и мамонты, то глобальным потеплением, то наоборот, чуть ли не новым периодом обледенения…. Да мало ли какая ахинея приходит в явно нездоровые мозги или ради целенаправленного воздействия таких «оракулов»! В ещё неокрепшем детском и подростковом сознании всё это может давать и, к сожалению, даёт нелепые всходы.

Вице-президент Петровской академии науки и искусств Алексей Воронцов опубликовал результаты опроса 38 тысяч учащихся городских и сельских школ. Он отмечает растущую духовно-нравственную деградацию подрастающего поколения. Наблюдается всё большая утрата смысла жизни, духовных ценностей и перспективных жизненных ориентиров. Молодежь всё больше становится нацеленной на ценностные приоритеты западной культуры, главным образом устремлённой на удовлетворение материальных, физиологических потребностей, отвергая всякую нравственную общественную мораль.

Нельзя не согласиться с тем, что всё это - результат «воспитательной» работы современных СМИ. Пора уже обратить серьёзное внимание на то, что многих (и не только детей и подростков) не привлекают уже и телепередачи, в которых нет детективных историй с убийствами, жестокостью, насилием, явными сексуальными сценами или прозрачными намёками на них. Их просто тянут к экрану, как наркотики, именно такие аморальные передачи.

Принятая в последнее время система ориентации зрителей в публикуемых телепрограммах специальными пометками вызывает и сомнения в целесообразности такой ориентации, и даже недоумения. С некоторых пор программы телевещания испещрены пометками (6+), (12+), (16+), (18+), определяющими разрешённый возраст для просмотра той или иной телепередачи. Вызывает, например, недоумение пометка (0+). Ведь есть передачи, у которых нет таких пометок вообще, тогда как понимать эти факты, в чём разница? Даже специальный детский телеканал «Карусель» некоторые передачи из своего репертуара помечает (12+) и (16+). Если они вредны детской аудитории, то не лучше было бы их вовсе исключить из репертуара этого телеканала, ведь канал-то детский! Даже скандальный телесериал Гай Германики «Школа» теперь с пометкой (18+). Это что, признание, что школьникам он вреден? А кому полезен? И вообще, не умышленная ли это дискредитация затеи с пометками, если даже на канале «Звезда» документальные фильмы «Победоносцы. Рокоссовский К.К.», «Хроника Победы. Операция «Багратион»» и другие подобные им были помечены (16+). Или школьникам нельзя смотреть их, потому что они противоречат тому, что в школьной программе история Великой Отечественной фактически исключена вовсе, или это признание того, что созданные в последнее время «документальные» фильмы настолько извращают её? Пожалуй, только канал «Культура» не так изобилует подобными пометками, хотя в его репертуаре и попадаются фильмы, которые следовало бы так же пометить. Например, серию фильмов «Роковые женщины».

Такого рода «борьба» за мораль наших детей и подростков до добра не доведёт. Вместо того чтобы прекратить трансляцию опасных для психики ребёнка телепередач, эта система публикации телепрограмм с указанием ограничения возраста, с которого рекомендуется смотреть фильмы и телепередачи, фактически ориентирует детско-юношескую аудиторию на «запретный плод», или, если уж родители смогли организовать круглосуточный запрет на телеразвлечения, что очень маловероятно, то направляет к Интернету – ведь в настоящее время там можно увидеть и не такое!

Человечество может развиваться и положительно эволюционировать только как общественная формация. И это отличает его от стадного, стайного или подобных форм бытия, присущего менее развитым существам. Безграничное «право» без обязательной второй стороны медали –«обязанности» - деформирует личность, а в конечном случае – общество, лишает его перспективы и может «доэволюционировать», в конце концов, до его самоуничтожения.

Пока для главного защитника детей и его уже немалочисленного войска «омбудсменов», видимо, куда более актуально решить вопрос с ювенальной юстицией и начать привлекать подростков к уголовной ответственности с 12 лет. Омбудсмен ведь юрист. Понастроим детских тюрем, будем наказывать? А ещё в активе главного защитника детей страны идея «Россия без сирот», в рамках которого он собирается принять решение о передаче детей в приёмные семьи. Откуда их передавать - из детдомов или с улицы? Это очередная маниловщина, которая никак не касается беспризорности, значительно большей беды, чем усыновление сирот из детских учреждений.

Если продолжить разговор о защитниках прав, то давно наступил момент, когда нужен серьёзный социологический подход к делу защиты прав не только индивида, но и общества. На одной из телепередач Владимира Соловьёва «Поединок» известный адвокат Генри Резник с пеной у рта «защищал права» преступников, убийц, насильников. Вот они, дескать, имеют право на жизнь, и никто не смеет это право отнимать, даже если этот человек неисправим и невменяем. Уж очень адвокат Резник походил на «главного судью» Сванидзе из почившего в бозе недавнего теле-шоу «Суд времени». Хотя в данном случае, как и в «Суде времени», зрительский вердикт (телефонное голосование) абсолютным большинством отвергло точку зрения Резника насчёт отмены смертной казни, он до неприличия грубо, оскорбительно отзывался о своих оппонентах.

О возможности контроля над нравственностью СМИ, а теперь это не менее необходимо и в отношении Интернета, разговоров много, но действий практически никаких. Доцент кафедры психологии Университета имени А.И. Герцена Екатерина Малкова свидетельствует, что на эту тему у них не только не ведутся сколько-нибудь серьёзные исследования, но они даже не планируются. И такое безразличие науки наблюдается по всей стране.

Всё это не может не настораживать. Бездумное благодушие в расширении границ воздействия Интернета, нежелание найти способы ограничения его разлагающего влияния на психику людей особенно неуместны и опасны теперь, когда последствия этого всё яснее вырисовываются на горизонте будущего человечества. Нужно искать и находить способы и средства ограничения вредного влияния средств массового воздействия на мораль и психику людей, особенно детской и подростковой, наиболее подверженной восприятию и подражательству как естественному фактору развития растущего организма и формирования его психики.

Может, именно этих причин и не видят господа из Министерства образования и науки, Министерства культуры, МВД, Главного следственного Управления СК РФ, да и других, более высоких государственных структур и инстанций, хотя именно это должно стать приоритетной задачей учёного мира, по крайней мере – у нас, в России, где эта опасность вырисовывается с каждым годом яснее.

Ведь может наступить и «точка невозврата», когда борьба с этой опасностью станет практически невозможной и мы превратимся из цивилизованного общества в сборище нелюдей. Наступило время, когда нужны решительные меры, подобные приказу Сталина «Ни шагу назад!» в самом тяжёлом из всей Великой Отечественной войны 1942 году. Приказу, которым в нашей стране был положен конец бесконечному отступлению и пораженческим настроениям. Или весьма конкретного и результативного Постановления СНК СССР того же Сталина. И пусть они станут примером необходимой решимости и конкретности для нынешних властителей России.

Александр Пыльцын,
действительный член Академии военно-исторических наук, фронтовик, инвалид Великой Отечественной войны

http://svoim.info/201338/?38_5_1
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments