АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

Сталинская экономика в зеркале «двухмасштабной системы цен». ЧАСТЬ-2.

Взгляд Т.Хабаровой на «двухмасштабную систему цен» как на «сталинскую экономическую модель» основан на следующих ошибочных положениях:

1. Отношения распределения приравниваются по значению к отношениям производственным (из которых основными Маркс считал отношения собственности):

«Сказать об общественном устройстве, что ему присуща такая-то форма собственности,- это значит сказать не более половины того, что должно быть сказано. У формы собственности есть неотторжимый от неё структурный "напарник", единственно в сочетании с которым она и обретает работоспособность. Этот "напарник",- это ФОРМА КОНСОЛИДАЦИИ И РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ЧИСТОГО ДОХОДА от производственной деятельности, т.е. той самой прибавочной стоимости, новой стоимости, из-за которой и горит обычно весь социально-экономический сыр-бор: откуда она берётся и кому должна принадлежать.» (СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА КАК СИСТЕМА (СТАЛИНСКАЯ МОДЕЛЬ) Выступление на Молодёжном семинаре по национальной безопасности при Госдуме ФС РФ Москва, 21 мая 1997 г. http://www.cccp-kpss.narod.ru/bpk/IB41-16.htm)

То, что форма распределения оказывается равной по значению общественной собственности на средства производства (или даже более важной, судя по словам «... форма собственности,- это ... не более половины того, что должно быть сказано»!), есть результат методологической ошибки игнорирования определяющей роли производства по отношению к распределению, в прямом противоречии со взглядами Маркса:

«Отношения распределения и способы распределения выступают ... лишь оборотными сторонами факторов производства. ... Структура распределения полностью определяется структурой производства. Распределение само есть продукт производства — не только по содержанию, ибо распределяться могут только результаты производства, но и по форме, ибо определенный способ участия в производстве определяет особую форму распределения, форму, в которой принимают участие в распределении.» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 721)

2. Из первой ошибки вытекает вторая: сущностью социализма, как и «всякого нового способа производства», оказывается, наряду с формой собственности, форма товарно-денежных отношений:

«Всякий новый способ производства достигает надлежащей исторической завершённости и приобретает черты целостного экономического организма лишь тогда, когда развились навстречу друг другу и вошли в определённое системное зацепление между собой не только доминирующая форма собственности, и не только то, что принято называть материально- -технической базой, но и соответствующая данному экономическому строю модификация стоимости. Или, что то же самое, форма проявления, на данной ступени развития общества, ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫХ ОТНОШЕНИЙ.» (http://www.cccp-kpss.narod.ru/bpk/IB41-16.htm)

Здесь просто игнорируется вопрос о том, в чем состояло изменение формы товарно-денежных отношений при переходе к социализму. А состояло оно, как объяснил И.В.Сталин в «Экономических проблемах социализма в СССР», в ОГРАНИЧЕНИИ сферы этих отношений. Это Хабаровой, конечно, известно. В одном из своих выступлений она вполне правильно (если забыть о колхозном производстве) говорит: «Социалистическим рынком является только рынок товаров народного потребления. Рынка рабочей силы в социалистическом обществе нет, средства производства тоже перестали быть товарами ...». Но из этих правильных утверждений Хабарова тут же выводит «ряд важных», но неверных «следствий»:

«Из разграничения продукции народного хозяйства на товары и нетовары вытекает ряд важных следствий.
Первое, это то, что стоимость прибавочного продукта, или чистый доход может теперь консолидироваться вообще,- строго говоря,- только в ценах на товары народного потребления. Это получается просто потому, что только они экономически являются товарами и только у них имеется цена в собственном смысле слова, т.е. цена не как некая условно- расчётная, а как экономически значимая, критериальная, если можно так выразиться, величина. А ведь чистый доход и есть не что иное, как разница между ценой и себестоимостью. Где нет экономически значимой цены, там и дохода экономически обоснованного не будет.
Кстати, здесь хотелось бы предостеречь от расхожего предрассудка, будто на социалистическом рынке потребительских товаров никто никогда не руководствовался законом спроса и предложения, цены брались с потолка, и это, вроде бы, так и надо. Закон равновесия спроса и предложения на социалистическом товарном рынке действует неукоснительно, цены этого рынка носят объективный характер, и когда с этим считались, то имели полные прилавки при снижающихся ценах; а когда не считались, то и получался дисбаланс товарно-денежного оборота, отложенный спрос на сберкнижках, сверхнормативные запасы товарно-материальных ценностей на складах и прочие неприятности». (там же)

Из приведенного отрывка видно, что Т.Хабарова рассматривает цены на средства производства как «некие условно-расчётные», а потому - не «экономически значимые», хотя эти цены выражали затраты общественного труда на производство средств произаводства, те самые затраты, которые в условиях рыночных отношений проявляются в стоимости. В экономике сталинского СССР «с потолка» эти цены отнюдь не брались, хотя и обслуживали формальный «товарооборот» средств производства.

А цены на предметы потребления Т.Хабарова считает «экономически значимыми», а не «взятыми с потолка» потому, что они якобы складывались на рынке в результате действия «закона спроса и предложения». Эти цены она считает «объективными» (судя по контексту, в противоположность ценам на средства произаводства). Здесь Т.Хабарова делает несколько ошибок. Во-певых, в СССР, ни в сталинские, ни даже в послесталинские времена, цены на товары государственных предприятий не складывались на рынке под влиянием колебаний спроса и предложения. Во-вторых, понимать «объективность» цен как результат общего товарно-денежного баланса на рынке тоже нельзя, т.к. цену отдельных товаров этот баланс не определяет. В-третьих, с теоретической точки зрения, стоимость продукта формируется в процессе производства, а в процессе обмена она лишь проявляется в цене. Таким образом, Т.Хабарова и ее последователи смешивают сущность категории стоимости как количества человеческого труда, воплощенного в продукте, с формой ее проявления в условиях рынка как меновой стоимости.

3. В «Экономических проблемах социализма в СССР» И.В.Сталин объяснил, что закон стоимости, как и любой объективный закон, нельзя изменить или преобразовать. А у Хабаровой закон стоимости преобразованию («модификации») подвергается:

«В любом обществе, где труд в той или иной мере носит ещё несамоцельный, отчуждённый характер, там существует стоимость, и там разделением продукта труда на необходимый и прибавочный ведают стоимостные, или товарно-денежные, или они же рыночные отношения. И постольку всю эту структурную связку отношений по поводу аккумуляции и распределения чистого дохода можно называть ещё и так: это соответствующая данному способу производства конкретно-историческаяМОДИФИКАЦИЯ ЗАКОНА СТОИМОСТИ (или отношения стоимости).» (выделено автором - Karl)
(Т.Хабарова СТАЛИНСКАЯ МОДЕЛЬ – ЭКОНОМИКА ОБОБЩЕСТВЛЕНИЯ ПРИБАВОЧНОГО ПРОДУКТА Выступление на Рабочем университете при МГК КПС Москва, 23 марта 2002г. http://cccp-kpss.narod.ru/drugie/Smodele1.htm)

4. В «Экономических проблемах социализма в СССР» И.В.Сталин писал о том, что сокращение сферы действия закона стоимости при социализме сопровождается потерей этим законом функции регулятора производства, которая переходит к закону планомерного развития народного хозяйства. А согласно Т.Хабаровой социалистическая экономика регулируется именно «двухмасштабной системой цен», этой «модифицией закона стоимости», в то время как планирование является неспецифическим для сталинской модели элементом:

«Рынок, на котором регулятором служит двухмасштабная система цен,- это принципиально иной рынок, чем тот, который регулируете законом средней нормы прибыли. Социалистическая экономика — это экономика тоже своего рода рыночная, но закон стоимости функционирует здесь в новой конкретно-исторической форме. Такая же картина и с планированием. Вряд ли сегодня отыщется на планете государство, которое никак не планировало бы своего экономического развития.» (Т.Хабарова СОВЕТСКАЯ ЭКОНОМИКА СТАЛИНСКОГО ПЕРИОДА - ВЫСШЕЕ ДОСТИЖЕНИЕ МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И ПРАКТИКИ XX ВЕКА Ч.1. Выступление на Конгрессе борцов за Советскую власть, посвящённом 120-летию со дня рождения И.В.Сталина Москва, 11 декабря 1999г. http://www.cccp-kpss.narod.ru/drugie/11-12-99.htm)

Думаю, уместно вспомнить слова Маркса о «нелепости экономистов, которые изображают производство в качестве вечной истины, изгоняя в то же время историю в область распределения.» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 723).

***

Таким образом, у Т.Хабаровой и ее последователей СТАЛИНСКАЯ ЭКОНОМИКА ОКАЗЫВАЕТСЯ РЫНКОМ С ОСОБОЙ СИСТЕМОЙ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ И ВЗИМАНИЯ НАЛОГОВ. Они не учитывают ограниченности сферы товарно-денежных отношений в сталинской модели экономики, подчиненности этих отношений плановому началу, и потому принимают технические детали системы «консолидации и распределения чистого дохода» за суть всей модели.

http://anticomprador.ru/publ/stalinskaja_ehkonomika_v_zerkale_dvukhmasshtabnoj_sistemoj_cen/29-1-0-836

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments