АРТЮШЕНКО ОЛЕГ (artyushenkooleg) wrote,
АРТЮШЕНКО ОЛЕГ
artyushenkooleg

Categories:

ПОСЛЕДНИЙ АРОМОРФОЗ : ИСТОКИ ЧЕЛОВЕКА И ЕГО БУДУЩЕЕ СВЕРХАДАПТИВНОСТИ

Ароморфоз — возникновение в ходе эволюции при­знаков, которые существенно повышают уровень органи­зации живых организмов. Ароморфозы дают большие преимущества в борьбе за существование, открывают воз­можности освоения новой, прежде недоступной среды обитания.

В эволюции млекопитающих можно выделить не­сколько крупных ароморфозов: возникновение шерстного покрова, живорождение, вскармливание детенышей моло­ком, приобретение постоянной температуры тела, прогрес­сивное развитие легких, кровеносной системы и головного мозга.

Высокий общий уровень организации млекопитаю­щих, достигнутый благодаря перечисленным ароморфозным изменениям, позволил им освоить все возможные среды обитания и привел в итоге к появлению высших организмов.

Формирование ароморфоза — длительный процесс, происходящий на основе наследственной изменчивости и естественного отбора.

ароморфоз
Введение

Совершенствование адаптивных механизмов у предшественников человека привело к возникновению нового, небывалого ранее ароморфоза в развитии живой материи и судя по всему - последнего.

Появился вид – человек разумный в основе адаптивности которого – совершенствование социальной психики и системы его коммуникаций. Это сделало человеческое общество сверхадаптивным и неразумное использование этого мощнейшего механизма адаптации приводит к резким диспропорциям в биоценозе. Антропогенные воздействия разрушают экосистемы планеты и грозят гибелью самому человечеству. То есть, по существу, адаптивные возможности человека антиприродны. И природа уже не в состоянии регулировать взаимоотношения человека и окружающей его среды. Жизненно необходим переход на новые разумные принципы бытия. Этот процесс способны возглавить народы, сохранившие психофизиологический потенциал преодоления системного кризиса и способные вывести человечество на просторы Вселенной. Планета Земля уже слишком тесна для населяющих ее людей, но их совместный психофизиологический потенциал позволит открыть самые широкие перспективы развития.

1. Особенности совершенствования адаптивных механизмов у предшественников человека

Основной закон развития живой материи – эволюция. Живые организмы непрерывно совершенствуются и усложняются. Но в то же время мы можем наблюдать основные этапы эволюционного процесса по сохранившимся в определенных экологических нишах различным формам жизни. От древнейших бактерий и сине - зеленых водорослей до различных уровней усложнения организмов ( простейшие, черви, насекомые, рыбы, земноводные, пресмыкающиеся, млекопитающие, различные промежуточные формы). Важнейшим механизмом совершенствования живых организмов является адаптация – приспособление к изменениям окружающей среды. Глобальные перестройки адаптивных механизмов, позволяющие тем или иным животным перейти к принципиально иным условиям существования ( например переход из водной среды на сушу – от рыб к земноводным и далее к пресмыкающимся, переход от пресмыкающихся к млекопитающим , или от обезьяны к человеку) называются ароморфозами. Становление человека разумного было сопряжено со значительными изменениями структур мозга. В отличие от животных у далеких предшественников человека важнейшие механизмы приспособления к изменениям окружающей среды сосредоточились на феноменальной пластичности преобразований мозга.


Так строение скелета и черепа первого обнаруженного предшественника человека, которому около 2 млн. лет ( африканская находка – «Люсси») , похожи на то, что имеется у современного человека. Но головной мозг его был всего 700 граммов. То есть, как у современного шимпанзе. У животных же за миллионы лет механизмы адаптации и защиты приводили к появлению клыков, рогов, копыт, способности к быстрому бегу и т.д. и т.п. А у ветви, которой суждено было стать человеком, преимущественно развивался мозг. То есть это был ароморфоз, благодаря которому стали появляться виды, совершенствование которых привело к появлению человека – сверхадаптивного, проникающего во все экологические ниши вида.

Наши представления о механизмах перехода от животного к человеку мы излагали ранее ( Павлов В.А., Доронин А.И. 2008). Было отмечено, что головной мозг и нервная система – важнейшие регуляторные центры организма и от их развития зависит уровень его развития. Нервная система имеется как сетчатое образование у простейших организмов. Затем она преобразуется в более сложную узловую счистему, например, у насекомых, далее формируется центральная и перефирическая нарвная система у более развитых организмов. И наконец в наиболее развитом и совершенном виде для приспособления к изменяющимся факторам окружающей среды нервная система и особенноол ее головнолй мозг формируются у человека. Головной мозг становится важнейшим инструментом общения между индивидуумами. Появление речи качественно изменяет уровень общения. Возникает новый социальный организм – человеческое сообщество . Сначала в виде первобытной общины, затем древнейших государств, а затем государств современного типа. Стержнем таких объединений является социальная психология, которая изменяется по мере изменений и совершенствования человеческого сообщества (Турнвальд Р. 1912, Выготский Л.С., Лурия Р.А. 1954, Поршнев Б.Ф. 1979). Социальная психология это по сути своей антиприродный феномен, ибо она присуща только человеческому обществу и направлена на максимальное повышение степени адаптивности человека в окружающей его среде. Что зависит от уровня развития того или иного человеческого сообщества. Таким образом, особенности социальной психологии могут влиять на степень адаптивности того или иного народа к изменяющимся условиям окружающей среды и соответствует уровню их психофизиологического развития. Процесс этого развития можно представить следующим образом.

2. Возникновение и развитие доминантных центров мозга, адаптивных типов и социально психологических механизмов адаптации человека

Развитие нервной системы и мозга – это есть процесс цефализации. Максимальное развитие в количественном плане головной мозг получил у предшественников человека - неандертальцев (примерно на 150 - 200г. больше чем у современного человека). Наиболее мощное развитие получили древние отделы мозга – лимбическая система. Эта система контролирует оптимальные состояния организма (через чувство удовольствия или наоборот неудовольствия), формирует его эмоциональное состояние, генерирует мощные электроволновые импульсы.

Как утверждает Поршнев Б.Ф., это давало возможность неандертальцам жить за счет суггестии – психологического воздействия на окружающих животных, прежде всего в целях защиты. А так же вероятно отгонять хищников от убитой ими добычи и пользоваться плодами их добычи. Более того, как мы отмечали ранее ( Павлов В.А., Доронин А.И.2008) неандертальцы были способны усиливать свое суггестивное воздействие за счет коллективных ритуалов. Именно эти ритуалы можно считать зарождением социальной психологии. Первой ступенью которой можно считать коммуникативное психологическое поле, создаваемое участвующими в ритуале неандертальцами. По сути дела это была магия интуитивного (полевого) воздействия на окружающий мир, ибо речью неандертальцы еще не владели. Их речевой аппарат был к этому совершено не приспособлен. И тем не менее неандертальцы были достаточно адаптивны для своего времени. Они расселились по всей ойкумене и их останки находят от Португалии до острова Ява. Однако с наступлением ледника природные условия резко изменились, что привело к их быстрому вымиранию (Дж. Констебл 1978).

Следующие за неандертальцами и произошедшие от наименее суггестивных из них кроманьонцы вынуждены были развивать уже совсем другие механизмы адаптации в связи с резкими изменениями условий существования (наступление ледникового периода)(Т. Придо 1979). Для них уже жизненно актуальным было значительное развитие лобной доли мозга и усиление печени в механизмах защиты и адаптации (Павлов В.А., Доронин А.И. 2008).

Первобытная община, созданная кроманьонцами - это уже совершенно иное мировосприятие, нежели у неандертальцев. Это тесно сплоченный социальный организм, сердцевиной которого является миф в виде тотемизма, шаманизма, анимализма (Л.Г. Морган 1930, Л. Леви – Брюль 1930,Токарев С.А. 1964, 1965, Дж. Фрезер 2001). Первобытную общину с ее центральным мифом можно считать второй ступенью развития социальной психологии - процесс овладения речью, словом – символом, интегрирующим общину и психологически защищающим ее.
Переход к земледелию сопряжен с гипертрофией височно – теменной зоны мозга, зоны накопления знаний и воплощению их в действительность. Лимбическая и лобные доли при этом уменьшаются, но их функциональное значение в определенной степени сохраняются. Земледелие требует кропотливого труда и большой выносливости, поэтому у первых земледельцев , так же как и у кроманьонцев, должна быть мощная адаптивная функция печени.

Таким образом, неандертальцев можно считать «МОЗГОВИКАМИ», ибо мозг определяет их витальные функции. А кроманьонцев и первых земледельцев – преимущественно « «ПЕЧЕНОЧНИКАМИ», выносливыми к суровым условиям существования и тяжелому труду. На основании чего мы выделяем «мозговиков» и «печеночников» и их отличия по устойчивости к различным стрессовым воздействиям подробно было рассмотрено ранее (Павлов В.А., Доронин А.И. 2008).

Необходимо добавить, что при формировании перечисленных доминантных центров мозга, значение имело преобладание правого либо левого полушария. Так ощущающий «подкоркой» окружающий мир и магически воздействующий на него неандерталец, конечно, должен быть правополушарным, а развивающий речь кроманьонец - левополушарным. Речевые центры все в левом полушарии. Таким образом, этап неандертальцы – кроманьонцы – этап цефализационного пика развития мозга ( его количественный максимум) и ,одновременно, революционный переход от естества природы к явлению разума и зарождению человека.
Земледелие и, тем более, различные другие виды деятельности в зарождающихся древнейших государствах требовали уже и лево и правополушарных типов, и «мозговиков», и «печеночников», а так же, доставшихся по наследству и лимбиков, и лобников, и височно– теменников. Чем более многообразие типов, тем больший потенциал развития общества (Жуков Д.А. 2007). Возникает и затем совершенствуется третья ступень развития социальной психологии в форме зарождения и развития цивилизации.

Таким образом, природой создан колоссальный адаптивный потенциал в виде человеческого мозга (100 млрд. нейронов – хранящих в своей памяти в виде химических соединений все этапы эволюционного развития – Анохин П.К. 1968) его доминантных центров , право- левополушарных типов, «мозговиков» -«печеночников». Потенциал этот реализуется в виде культуры как формы адаптации, государств и цивилизаций (Новоженов Ю.И. 1991, 2005).
Но разные народы проходят свой путь социально - исторического развития. Климатические, географические, коммуникационные и другие факторы предопределяют различную интенсивность социального развития. Но, несомненно то, что выход на арену цивилизации свидетельствует о том, что у таких народов резко повышается динамизм изменений соотношений важнейших мозговых центров адаптаций, перечисленных выше.

3. Совершенствование психологических адаптивных механизмов человеческого общества от общинного до цивилизационного этапа развития

Психологическим стержнем возникших государств и древнейших империй были верования ,а затем, религии (Л. Леви – Брюль 1930, Токарев С.А. 1964, 1965). Но, в отличии от доцивилизационной эпохи, хранителями социально-психологических стержней становятся особые касты. Сначала жрецов, а затем священнослужителей. Именно в древнейших храмах, а затем в церквях и монастырях средневековья инициируется, совершенствуется знание. Накопление знаний и умений приводит к возникновению и неуклонному росту городов. Именно город является основой и квинтэссенцией цивилизации (civis– горожанин, гражданин). Так зарождается, развивается и доходит до своего апогея цивилизационная культура, как форма адаптации (Новоженов Ю.И. 2005).

С древнейших времен и до современности цивилизационный процесс сопряжен с неуклонной урбанизацией человечества. Но, как убедительно доказано современной наукой, город и, особенно, мегаполис отрицательно воздействуют на все адаптивные системы организма. Особенно страдают нервная система и мозг человека, иммунная система, печень. Многовековой «стаж» жизни в городах приводит к деградации адаптивных систем человека, нарушению его естественных коммуникаций и, в конечном счете, деградации социальной психики. Это связано с тем, что наши адаптивные системы сформировались в условиях естества природы и не рассчитаны на изнеженность городской жизни, а, с другой стороны, на неадекватные для организма антропогенные нагрузки ( загрязнение среды, запредельные психологические, информационные, коммуникативные стрессы) и многие другие отрицательные факторы мегаполисов. Как мы отмечали выше, суть адаптивных перестроек человека во многом сопряжена с изменениями в преобладании доминирующих центров мозга ( лимбическая система, лобная доля, височно – теменная доля) ,а также преобладания правого либо левого полушария мозга. А, в конечном счете, от преобладания «мозговых», «печеночных», либо усредненных «мозговых – печеночных» в той или иной популяции. Эти соотношения выстраиваются сообразно изменениям окружающей среды. И адаптивные типы урбанизированных популяций утрачивают устойчивость ко многим экстремальным воздействиям естества природы а заодно утрачивают способность к магическому, мифологическому, религиозному восприятию мира. Их социальная психика все больше атомизируется и скатывается к дихотомичному утилитарному рацио. Отсюда гедонизм, вещизм, воинствующий феминизм, гомосексуализм и другие «прелести» современного, так называемого, развитого общества. Люди, полностью утратившие адаптивность естества природы, уже не способны к самопожертвованию во имя общества, на иррациональные поступки во имя мифа или религии и поэтому не могут генерировать социальную психику преодоления кризиса современной цивилизации. Несмотря на огромный поток информации, который нарастает как снежный ком, наука зашла в тупик и не способна его переработать. Необходим переход к следующей( четвертой) фазе социальной психологии, когда интегрируется цефализационный потенциал всего человечества. Мы еще мало знаем о возможностях наших психологических коммуникаций. 100 млрд. нейронов мозга помноженных на 7 млрд. человек – это колоссальная сила, способная видеть такие горизонты которые не видны нам по отдельности.

Иначе… Убедительно показано, что еще лет 20 – 30 существования человечества по тем же принципам неосмысленного бытия, что и сейчас, приведут нас к «точке невозврата» и неминуемой деградации человечества как вида. Попытки человека адаптироваться к ухудшающимся условиям на планете (распространение таких явлений как дисплазия соединительной ткани, грациллизация лицевых костей, непотизм, акселерация и т.д.) в большей мере ведут к патологии, чем к здоровью. Микрофлора позаботится об эллиминации нас, неразумных , с лица планеты.
В чем же выход из кризиса и кто может возглавить этот процесс?

4. Социальная психология и психофизиологические качества лидеров нового мира

В настоящее время имеется 3 центра силы, способные претендовать на лидерство в будущем мире: Запад во главе с США, Китай и Россия. Нас, естественно, интересует прежде всего Россия. Каковы же ее шансы на выход в лидирующие позиции?
По переписи населения 1916г. население России составляли на 85% крестьяне-общинники. По данным таких исследователей как Ковалевский М,М., Маурер Г.Л. крестьянская община своими корнями уходит в первобытную общину. Да и быт крестьянина протекает в естестве природы , в условиях тяжелого труда и многочисленных лишений. Все это определяет то обстоятельство, что крестьянин-общинник должен быть височно – теменным «печеночником», иначе он не выживет. Но в процессе индустриализации и скоротечной урбанизации большая часть России переместилась в города. Но это был не естественный процесс в течение столетий как на Западе, а форсированное необходимостью противостоять враждебным государствам перемещение рабочей силы из деревни в город. «Мегалиты» строек, заводов, электростанций, каналов и других грандиозных сооружений возводили вчерашние крестьяне, сохранившие «печеночный» психофизиологический потенциал и тенденции к тесной общинности коммуникаций. По существу СССР это был своеобразный «Красный Египет», инициирующий новый этап развития человечества – ноосферный. Точно так же, как состоялся переход от высшего животного неандертальца к проточеловеку-кроманьонцу, так же и появление СССР знаменовало собою переход от естественноисторических механизмов социально -исторического развития к механизмам осознанным, движимых волей человека. Количество накопленного цивилизацией технологического потенциала должно перейти в качественно новый тип общественного устройства. Непрерывное совершенствование адаптивных возможностей человека должно служить повышению благосостояние всего человечества и выполнению его миссии – постижению основ мироздания, возможности творить новый все более совершенный мир. В конечном счете освоению Вселенной.

Но СССР во многом нес в себе родовые пятна прежнего мира. И, прежде всего, это развитие городов и создание коммуникаций по образу и подобию развитых технологически обществ (телеграф, телефон, телевизор, интернет и т.д.). Но это же начало гедонизма, вещизма и т.п. о чем мы говорили выше. Общинное психофизиологическое естество, сохранившееся от общины (за такой короткий промежуток времени оно не могло исчезнуть или даже сильно уменьшится) вошло в противоречие с попыткой установления чуждого стиля жизни (урбанизация, рыночные отношения, индивидуализм и т.д.). И разразился кризис нашего общества. Некая временная яма. С эрозией прежде всего социальной психики и неким общественным «анабиозом». Но время лечит и такое состояние не вечно. По результатам наших исследований наше общество имеет до 5-6% «мозговиков» и почти 50% «печеночников» (Павлов В.А., Доронин А.И. 2008).

Такое общество еще недалеко в психофизиологическом плане ушло от общины и имеет высокий потенциал социальноисторического развития. Сохраняется тенденция к тесным социально психолгическим коммуникациям. Такой человек должен переживать стресс совместной борьбы и победы, тогда в мозге вырабатываются опоидные пептиды, дающие эйфорию радости победы и успеха. Эти вещества обладают мощным антистрессорным эффектом. Образовавшиеся в большом количестве гормоны, эндорфины и другие биологически активные вещества после реализации своего эффекта должны обезвреживаться в печени и удаляться из организма. То есть, для этого должна быть мощная печень, и такой человек должен быть «печеночником». Но человек, недалеко по историческим меркам отстоящий от общины, и есть «печеночник» (Павлов В.А., Доронин А.И. 2012).
Часто можно услышать обвинения нашей молодежи в том, что она «безбашенная» и ее «хобби» порою шокируют. Это драки футбольных фанатов, катание на электричках «зацепом», прыжки со зданий и многое чего еще другого, граничащего с безумием и смертельным риском. Наша молодежь смерти не боится и для реализации необходимых ей острых ощущений (адекватных для ее психофизиологического уровня развития стрессов) ищет себе всяких смертельно опасных развлечений.

Но если гормоны образуются, а адекватных для таких людей стрессов борьбы и победы нет, то возникает мучительное чувство дискомфорта, которое и блокируется наркотиками. Наркотики так же вызывают выделение опоидных пептидов мозгом и чувство эйфории, но при этом разрушается организм, деградирует психика человека, отчего страдает и общество.
То же самое относится к алкоголю. У людей склонных к алкоголизму в мозге образуются повышенные количества ацетил – аспартата, который так же как и адреналовые гормоны утилизируется в печени с образованием там важных биологически активных веществ – пиримидиновых нуклеотидов (необходимых для построения хромосом и ядра клеток). То есть такие люди, скорее всего так же «печеночники». Здесь имеет смысл привести сведения о том, что у крестьянина – общинника по питательной ценности на первом месте был хлеб а на втором водка. Для человека, живущего за счет тяжкого физического труда, алкоголь в умеренных дозах является адаптогеном, помогающим расслабиться, снять стрессовое состояние. К тому же алкоголь содержит большое количество энергии необходимой для восстановления после больших физических нагрузок. Однако крестьяне – общинники алкоголиками не были. А были великими тружениками, составлявшими на протяжении столетий остов Российского общинно – циклического государства. То есть люди такого адаптивного типа («печеночного») созданы для созидательного труда на благо общества. Но если этого созидательного труда нет, то возникает так же мучительный дискомфорт, блокируемый алкоголем. Вот отсюда и миллионы алкоголиков. В «развитых» обществах такого количества наркоманов и алкоголиков нет, там их на порядок ,а то и на два меньше. Эти общества отличаются от нашего по состоянию своих адаптивных механизмов.

Но то, что у нас такое количество наркоманов и алкоголиков - это свидетельство неадекватности нашего общественного устройства и имеющегося в обществе психофизиологического потенциала. Наша современная молодежь по этим параметрам скорее напоминает рыцарей Запада 11 – 12 веков или «людей длинной воли» - рыцарей Востока - основателей монгольской империи. А наше общество имеет многие признаки феодальных отношений( причины такого состояния мы разбирали ранее- Павлов В.А., Доронин А.И. 2008).

Поэтому для того, чтобы наша м олодежь обрела субъектность и смогла реализовать свой психофизиологический потенциал, ее необходимо структурировать в единый социальный организм, который откроет нам перспективы о которых мы ранее и не подозревали.
Рыцарей средневековья структурировала и отправила в крестовые походы католическая церковь, которая к тому времени имела тысячелетний социально- психологический опыт. В крестовые походы ушли тысячи рыцарей – бандитов, терзавших Западную Европу в междуусобных разборках. Но в Палестине они столкнулись не с варварами, надругавшимися над Гробом Господним, а с высокой культурой Арабского Халифата, интегрировавшего все накопленные за тысячелетия культурные ценности Востока. И они впитали в себя эти ценности. На этой основе возникло духовное единство аристократов. Их Латинское королевство в Палестине просуществовало почти 100 лет. Это была своеобразная культурно – духовная стажировка элиты Западного мира. В походы ушли бандиты, а вернулись личности, носители духовного единства и субъектности зарождающихся государств Западной Европы. Так тамплиеры (наиболее мощный орден созданный рыцарями в Палестине) построили большинство готических храмов, создали более 900 духовно – рыцарских центров по всей Западной Европе. Это были очаги развития культуры и знаний. Они явились провозвестниками Эпохи Возрождения (Ален Дезгри 2008).

Пассионарный потенциал рыцарей Востока был рассеян почти по всему миру. Почти 5 млн. татаро – монголов погибли в их походах за 13-14 века (Э. Паркер 2008). Но эта энергетика переформатировала многие народы. Например Московская Русь а затем и Россия в какой то мере следствие этих мощных туранских воздействий (Гумилев Л.Н. 1997, 2002).
Мы имеем богатый исторический опыт и наша прогрессивная, творчески мыслящая часть общества должна принять активное участие в структурировании нашей молодежи. Она должна обрести субъектность для осмысленного движения в будущее. В нашем единстве должна пробудиться энергетика, данная нашим народам от природы для консолидации энергетики всего человечества.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://artyushenkooleg.livejournal.com/1252378.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments