Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Что такое Советская власть

АМИНОКИСЛОТЫ В МЕХАНИЗМАХ АДАПТАЦИИ У СПОРТСМЕНОВ В РАЗЛИЧНЫЧ ВИДОВ СПОРТА

Компания Zima - надежный оптовый поставщик японских запчастей в России.

Цены на товары широкого потребления в СССР 1970-90 гг

Оригинал взят у burckina_faso в Цены на товары широкого потребления в СССР 1970-90 гг
Вчера я давал данные по ценам на продукты питания в СССР 1970-90 гг. Сегодня тоже самое, но по товарам. Сперва график динамики относительных цен с 1970 по 1990 гг.:

Источник Росстат.

Эти же данные в табличном виде и абсолютных ценах:
Collapse )

Что такое современное рабство?

Научное определение фашизма:
"Фашизм - это открыто террористическая форма диктатуры финансового капитала, устанавливаемая империалистической буржуазией с целью подавления рабочего класса и всех прогрессивных элементов общества, как средство сохранения капитализма".
(Краткий!- философский словарь под редакцией М.Розенталя и П.Юдина. Госполитиздат, 1953 год, стр.540)
Опубликовано Пятница, Ноябрь 29, 2013 - .

Рабство сейчас

Рабство — это система устройства общества, где человек (раб) является собственностью другого человека (хозяина) или государства.

В 4 пункте Всеобщей декларации прав человека ООН расширила понятие раб до любого лица, которое не может по своей воле отказаться от работы.

Современные рабы принуждаются к работе следующими скрытыми механизмами:

1. Экономическое принуждение рабов к постоянной работе. Современный раб вынужден работать без остановки до смерти, т.к. Средств, заработанных рабом за 1 месяц, хватает, чтобы оплатить жилье за 1 месяц, еду за 1 месяц и проезд за 1 месяц. Поскольку денег хватает у современного раба всегда только на 1 месяц, современный раб вынужден работать всю жизнь до смерти. Пенсия также является большой фикцией, т.к. Раб-пенсионер отдает всю пенсию за жилье и еду, и у раба-пенсионера не остается свободных денег.

2. Вторым механизмом скрытого принуждения рабов к работе является создание искусственного спроса на псевдонужные товары, которые навязываются рабу с помощью ТВ-рекламы, пиара, расположения товаров на определенных местах магазина. Современный раб вовлечен в бесконечную гонку за «новинками», а для этого вынужден постоянно работать.

Рабство денег

3. Третьим скрытым механизмом экономического принуждения современных рабов является кредитная система, с «помощью» которой современные рабы все больше и больше втягиваются в кредитную кабалу, через механизм «ссудного процента». С каждым днем современный раб должен все больше и больше, т.к. Современный раб для того чтобы рассчитаться с процентным кредитом, берет новый кредит, не отдав старый, создавая пирамиду долгов. Долг, постоянно висящий над современным рабом, хорошо стимулирует современного раба к работе даже за мизерную плату.

4. Четвертым механизмом, чтобы заставить современных рабов работать на скрытого рабовладельца, является миф о государстве. Современный раб считает, что работает на государство, но на самом деле раб работает на псевдогосударство, т.к. деньги раба поступают в карман рабовладельцев, а понятие государства используется, чтобы затуманить мозги рабов, чтобы рабы не задавали лишних вопросов типа: почему рабы работают всю жизнь и остаются всегда бедными? И почему рабы не имеют доли прибыли? И кому конкретно перечисляются деньги, выплаченные рабами в виде налогов?

5. Пятым механизмом скрытого принуждения рабов является механизм инфляции. Рост цен при отсутствии роста зарплаты раба, обеспечивает скрытое незаметное ограбление рабов. Таким образом, современный раб нищает все больше и больше.

6. Шестым скрытым механизмом, чтобы заставить раба бесплатно работать, является лишение раба средств на переезд или покупку недвижимости в другом городе или просто на отдых. Этот механизм вынуждает современных рабов работать на одном градообразующем предприятии и «терпеть» кабальные условия, т.к. других условий у рабов просто нет и убежать рабам не на что и некуда.

7. Седьмым механизмом, заставляющим раба бесплатно работать, является сокрытие информации о реальной стоимости труда, реальной стоимости товара, который произвел раб. И доли зарплаты раба, которую забирает рабовладелец через механизм бухгалтерского начисления, пользуясь незнанием рабов и отсутствием контроля рабов над прибавочной стоимостью, которую рабовладелец забирает себе.

8. Для того, чтобы современные рабы не требовали своей доли прибыли, не требовали отдать заработанное их отцами, дедами, прадедами, прапрадедами и т.д., происходит замалчивание фактов разграбления по карманам рабовладельцев ресурсов, которые были созданы многочисленными поколениями рабов на протяжении тысячелетней истории.

9. Чтобы рабы даже не задумывались о том, что можно жить иначе, их загнали в густо населенные места – города (Город просто обязан исчезнуть или измениться), лишив их возможности жить на земле и обеспечивать себя самим (Почему жизнь сегодня так тяжела). Им стали навязывать и укоренять в них ложные образы (много денег, мода, шопинг, крутые тачки, айфоны, айпады и т.д.), прививать им ложные ценности и уводить их от истины.

современное рабство

http://life-move.ru/

Понятие толпы

Толпа – это бесструктурное, контактное, неорганизованное скопление людей, характеризующееся отсутствием общей цели, связанных сходством эмоционального состояния и общим объектом внимания. Для толпы свойственна высокая степень конформизма составляющих ее индивидов, на которых она оказывает сильное психологическое влияние.

Социально-психологические особенности толпы:

1) подавление чувства ответственности за собственные поступки;

2) повышение групповой внушаемости и снижение эффективности действия механизмов контрвнушения;

3) повышение эмоциональности восприятия действительности;

4) появление чувства силы и осознания анонимности.

Механизмами формирования толпы являются слухи и циркулярная реакция, под которой понимают нарастающее взаимонаправленное эмоциональное заражение. Механизмами воздействия на толпу также являются заражение, внушение, убеждение и подражание. Основную роль в развитии этих механизмов играет массовое общение, обладающее свойством психологического воздействия на поведение и деятельность участников толпы, которое сознательно используется организаторами эксцессов.

Основными средствами, используемыми при формировании толпы являются:

1) слово в экспрессивном выражении в виде призывов, междометий и т. д.;

2) сила шума и его частота.

Потенциальными толпами являются:

1) публика – большое кратковременное образование людей, возникающее на основе общих интересов;

2) внешне неорганизованные контактные общности, действующие крайне эмоционально и единодушно;

3) большие по численности аморфные группы, члены которых не имеют в своем большинстве прямых контактов между собой, но связанны каким-либо общим более или менее постоянным интересом.

Ролевая структура толпы:

1) организаторы массовых эксцессов – физические лица, которые чаще всего принадлежат какой-либо организации или действуют по её указанию. Они проводят подготовительную работу по созданию толпы (заранее «проигрывают» и планируют эксцессы), выбираются удобное время и повод для создания эксцессов;

2) зачинщики – это лица, претендующие на завоевание лидирующего положения, которые развертывают активную подстрекательную деятельность, направляют действия участников, распределяют роли, распространяют провокационные слухи и т. д.;

3) подстрекатель – это физическое лицо, задача которого заключается в том, чтобы спровоцировать, развязать конфликт;

4) активные участники – лица, входящие в состав, т. н. «ядра» толпы, образующие её ударную группу;

5) конфликтные личности – лица, стремящиеся в анонимной обстановке свести счеты с лицами, состоящими с ними в конфликте, разрядить эмоциональное напряжение, дать выход своему необузданному нраву, садистским импульсам. В числе таких личностей немало психопатических лиц, хулиганствующих элементов, наркоманов;

6) добросовестно заблуждающиеся – физические лица, которые являются непосредственными участниками эксцессов, в результате ошибочного восприятия причин сложившейся обстановки, ложного понимания принципа справедливости или под влиянием слухов;

7) эмоционально неустойчивые личности, которые идентифицируют свои поступки с общим направлением действий участников. Для них свойственна повышенная внушаемость, заражаемость общим настроением, пониженная сопротивляемость влияниям других людей;

8) любопытствующие – люди, которые наблюдают со стороны и не вмешивается в ход событий, но своим присутствием усиливают эмоциональное возбуждение других участников;

9) примкнувшие – лица, которые становятся участниками эксцессов из-за боязни физической расправы, под влиянием угроз со стороны организаторов и подстрекателей.

Мои твиты

Может ли биолог починить радиоприемник, или что я понял изучая апоптоз

Оригинал взят у olegchagin в Может ли биолог починить радиоприемник, или что я понял изучая апоптоз

Будучи новоиспечённым заведующим лабораторией, я очень беспокоился, что в области, которой я занимался, всё будет открыто ещё до того, как моя лаборатория будет организована. Действительно, изучение апоптоза продвигалось семимильными шагами. Новые молекулы, участвующие в этом загадочном явлении, открывались еженедельно, доклады на конференциях поражали новизной, несмотря на то, что эти конференции организовывались чуть ли не ежемесячно, и в каждом выпуске ведущих журналов была хотя бы одна статья про апоптоз. Мои страхи привели меня к Дэвиду Пэйпермастеру, которого я знал как человека с глубоким здравым смыслом и большим жизненным опытом. Дэвид выслушал мои жалобы внимательно и посоветовал зря не волноваться.

Collapse )

По мере продвижения вперед становиться ясным, что даже если желанные золотые жилы и существуют, найти их может не удасться. На этой стадии китайская пословица, что тяжело найти чёрную кошку в тёмной комнате, особенно если её там нет, приходит на ум всё чаще. Если ты хочешь продолжать работать в это время всеобщего отчаяния, сказал Дэвид, умей делать хорошие реактивы и научись ясно мыслить в тяжёлой обстановке. Я благодарен Дэвиду за этот совет, который помог мне радоваться жизни, даже после того, как область деятельности, которой я занимался, достигла стадии, которую он предсказал.

Со временем я стал понимать, что парадокс, сформулированный Дэвидом, на самом деле глубже, чем я думал. Действительно, я обратил внимание, что этот парадокс проявлялся не только при изучении фундаментальных процессов, таких как апоптоз и клеточный цикл, но даже при изучении отдельных белков. Например, по мере того, как число публикаций про опухолевый супрессор р53 перевалило за 23 000, что же этот белок делает, становится всё более непонятно.

Мысли о том, что чем больше ты работаешь, тем меньше ты понимаешь то, что ты изучаешь, энтузиазм не повышают. Попытки найти какую-то надежду привели меня к Джо Гол из Института Карнеги. Джо начал публиковаться до того, как я родился, и, кроме прочих трудов, написал замечательную серию статей по истории биологии. Он облегчил мои муки, сказав, что периоды застоя в науке, в конечном счёте, сменяются новым периодом развития. Как пример, он привёл исследования по клеточной смерти, которые начались в XIX веке, а затем прекратились, только чтобы расцвести опять веком позже публикацией 60 000 работ в течение десяти лет. Хотя возможность того, что в будущем моя область науки может активизироваться, принесла некоторое облегчение, я начал думать о том, как приблизить эту желанную перемену, что, в свою очередь, заставило меня искать ответа в причинах парадокса Дэвида. Так как парадокс проявлялся в различных областях биологии, я подумал, что он может отражать какую-то фундаментальную ошибку в том, как биологи решают научные проблемы.

Чтобы понять в чём эта ошибка, я решил последовать совету моего школьного учителя математики Василия Анисимовича Пузыни, который советовал проверять подходы на задачах, у которых есть известные решения. Чтобы абстрагироваться от особенностей биологических экспериментальных систем, я решил найти задачу, которая бы содержала достаточно сложную, но в то же самое время хорошо характеризованную систему.


Рис. 1. Радиоприёмник, который был использован в этой работе.

В конечном счёте, я вспомнил о старом транзисторном приёмнике, который моя жена привезла из России (рис. 1). В целом, приёмник работает так же, как системы передачи сигнала в клетке, преобразуя сигнал из одной формы в другую (приёмник преобразует электромагнитные волны в звуковые). В моём приёмнике около ста компонентов, резисторов, конденсаторов и транзисторов, что соответствует числу молекул в достаточно сложном клеточном пути передачи сигнала. Я стал затем представлять, как биологи будут выяснять, почему мой приемник не работает и как они попробуют его починить. Так как большинство биологов игнорирует физику, я решил, что всё, что мы знаем о приёмнике, - это то, что это ящик, который должен играть музыку.

С чего мы начнём? Сначала мы заручимся финансовой поддержкой, чтобы купить большое количество одинаковых работающих приёмников и сравнить их с тем, который сломан. После нескольких попыток мы научимся вскрывать приёмники и найдем там объекты разной формы, размера и цвета (рис. 2). Мы опишем и классифицируем их в семейства на основе их внешнего вида. Мы опишем семейство металлических прямоугольных объектов, семейство ярких круглых объектов с двумя ножками, семейство цилиндрических объектов с тремя ножками и так далее. Так как объекты окрашены в разные цвета, мы будем изучать влияние смены цвета на качество звука. Хотя перекраска объектов будет иметь слабый эффект (музыка слышна, но тренированное ухо некоторых исследователей заметит некоторые искажения), этот подход произведет много публикаций и приведет к оживленным дискуссиям.

Более успешным подходом станет экстрагирование компонентов приёмника, либо выборочно по одному, либо расстреливая работающие приёмники с близкого расстояния дробью. В последнем случае, расстрелянные приёмники, которые прекратили работать (приёмники с фенотипом), используются, чтобы опознать компонент, разрушение которого привело к фенотипу.


Рис. 2. Внутренности радиоприемника. Обозначенные компоненты описаны в тексте. Вставка изображает увеличенный фрагмент приемника. Горизонтальные стрелки указывают настраиваемые компоненты.

Хотя удаление некоторых компонентов будет иметь минимальный эффект, удачливый молодой исследователь случайно найдет проводок, чье отсутствие приведёт к полному прекращению музыки. Торжествующий исследователь назовет этот проводок Случайно Открытый Компонент (СОК) и затем выяснит, что СОК необходим как связь между длинным выдвигаемым объектом и остальными частями приёмника. Этот объект будет конечно назван Самый Важный Компонент (СВК). Ряд работ установит, что СВК должен быть сделан из металла и что качество звука прямо пропорционально длине СВК, что даст эволюционное обяснение тому, что СВК может выдвигаться.

Радость, вызванная этим открытием, однако, будет прервана настойчивым аспирантом из другой лаборатории, который найдёт ещё один объект, который необходим для работы приемника. К радости открывателя, и к недоумению видных ученых, успешно изучающих СВК, новый объект будет сделан из графита и его длина не будет значительно влиять на качество звука. Более того, аспирант докажет, что СВК не нужен для работы приёмника и, соответственно, назовёт открытый им предмет Действительно Важный Компонент (ДВК). Горячие дискуссии о том, что важнее, СВК или ДВК, будут дополнительно подогреты наблюдением, что одни прёмники требуют СВК, тогда как другие, с виду идентичные, ДВК. Борьба двух школ, поклонников СВК и приверженцев ДВК, будет продолжаться, пока один умный молодой человек не откроет переключатель, чьё положение определяет, какой компонент приёмник использует, СВК или ДВК. Естественно, что переключатель будет назван Безусловно Самый Важный Компонент (БСВК). Воодушевленные этими значительными открытиями, одна армия биологов применит подход экстрагирования ко всем и каждому компоненту приёмника. Другая армия возьмется разламывать приёмники на маленькие кусочки и описывать компоненты, находящиеся в каждом из них, таким образом получая информацию о взаимодействии между компонентами. Идея о том, что функцию каждого компонента можно изучать, перерезая его соединения с другими компонентами, как по одиночке или в сочетании (alanine scan mutagenesis), предоставит неоценимую информацию о роли этих соединений.

В конечном счете, все компоненты будут занесены в каталоги, соединения между компонентами будгг детально описаны, и последствия экстрагирования каждого компонента, как по отдельности, так и в совокупности с другими, будут документированы. На этом этапе придёт время задать вопрос, который до того был задвинут оживленной и продуктивной деятельностью на задний план: А сможет ли информация, которую мы собрали, помочь нам отремонтировать приемник? В некоторых случаях, как это окажется, ответ будет положительный. Например, мы можем найти, что иилиндрический объект окрашен в красный цвет в работающих приёмниках, но кажется обугленным и пахнет горелой краской в сломанном приёмнике (рис. 2, вставка, компонент указанный как "мишень"). Замена обгоревшего компонента красным компонентом из работающего радио скорее всего починит наш приёмник.

Успех этого подхода объясняет мантру фармацевгтической промышленности, которая гласит "Найдите мне мишень!". Эта мантра отражает веру в чудодейственное лекарство, что, в свою очередь, подразумевает существование чудесной мишени, чья неполадка приводит к болезни, которая должна быть вылечена.

Однако, если у приёмника есть настраиваемые компоненты, имеющиеся и у моего приёмника (указаны стрелками на рис. 2), и у всех живых организмов, результат будет не такой обнадёживающий. И вправду, приёмник может не работать потому, что несколько компонентов не настроены как следует, что не отразилось ни на их внешности, ни на их соединениях с другими компонентами. В этом случае, какова вероятность того, что наш приёмник может быть отремонтирован биологами? Может, я избыточно пессимистичен, но книжный пример обезъяны, которая, в принципе, может сидя за компьютером напечатать поэму Бёрнса, кажется достаточно уместным. Иначе говоря, приёмник будет молчать, пока счастливый случай не встретит подготовленный ум.

В то же время, мы практически уверены, что инженер, или даже техник, с лёгкостью починит мой приёмник. В чём же разница? Я думаю разница в языках, которые биологи и инженеры используют. Биологи представляют их результаты с помощью до боли узнаваемых диаграмм, в которых их любимая молекула помещена в середину и соединена с остальным миром двусторонними стрелками. Даже если такая диаграмма в целом правильна (рис. 3, А), она обычно бесполезна для количественного анализа, что делает её возможности как инструмента для понимания изучаемой системы очень ограниченными. Язык, используемый биологами для устного общения, не намного лучше и похож на тот, которым пользуются биржевые аналитики. Оба языка туманны (например: "не исключено, что баланс между проапоптозными и антиапоптозными bcl-2 белками участвует в контроле клеточной выживаемости и, в долговременной перспективе, может способствовать росту опухолей") и избегают однозначных предсказаний.

Эти средства общения радикально отличаются от тех, которыми пользуются инженеры (сравните рис. 3, А и 3, Б). Так как язык инженеров (рис. 3, Б) стандартизирован (элементы и их соединения описаны в соответствии с установленными правилами), любой знающий электронику инженер однозначно поймет диаграмму, описывающую как приёмник, так и любое другое электронное устройство. Как следствие, инженеры могут обсуждать работу приёмника, используя термины, которые понимаются однозначно всеми участниками дискуссии. Более того, то, что язык стандартный, позволяет инженерам узнавать знакомые модули (триггер, усилитель) в диаграммах незнакомых устройств. Так как описание количественное (описание приёмника указывает ключевые параметры каждого компонента, скажем, ёмкость конденсатора, но может не включать такие параметры, как цвет, размер, или форму), оно может использоваться для количественного анализа, включая моделирование. Я думаю, что отсутствие такого языка в биологии приводит к парадоксу, описанному Дэвидом. В самом деле, хотя беспомощность чисто экспериментального похода несколько преувеличена в моей аналогии с приёмником, здравый смысл подсказывает, что человеческий мозг может манипулировать только небольшим числом переменных. Также общеизвестно то, что как только число элементов в системе превышает определенный предел, анализ такой системы без формальных аналитических подходов по силу только гениям, которые редки не только среди биологов. В инженерной практике недостаток гениев успешно компенсируется аналитическими средствами, которые синтезируют усилия многих работников, достигая желаемого эффекта, такого, как постройка самолёта или разработка компьютерной программы. В биологии мы предпочитаем цепляться за несколько аргументов, цель которых - убедить самих себя, что задачи, которые требуют высшей алгебры, могут быть решены с помощью арифметики, если как следует постараться и провести ещё одну серию экспериментов.

Один из этих аргументов постулирует, что клетка слишком сложна, чтобы применять инженерные подходы. Я не согласен с этим доводом по двум причинам. Во-первых, пример с приёмником подсказывает, что, если подход не эффективен при анализе простой системы, он едва ли будет более успешен при анализе сложной. Во-вторых, уровень сложности обратно пропорционален степени понимания. Например, та же схема моего приёмника может ошеломить простого биолога (я проверил это экспериментально), но быть тривиально ясной для инженера. Инженеры, вместо того, чтобы преклонятся перед сложностью проблем, решают их систематически, применяя формальные аналитические подходы, которые используют постоянно растущую мощность компьютеров. В результате, такие сложные системы, как современный самолёт, проектируются и испытываются полностью виртуально, а персонажи фильмов и игр, симулируемые компьютерами, делаются всё больше и больше неотличимыми от живых.


Рис. 3. Средства, используемые биологами и инженерами, для описания изучаемых процессов. А - приёмник с точки зрения биолога. Указанные компоненты обозначены в рис. 2, Б. Приёмник с точки зрения инженера (учтите, что приведенная схема представляет не тот приёмник, который использовался в этой работе. Схема приёмника, изображенного на рис. 1 и 2, была утеряна, что отчасти объясняет, почему приёмник по-прежнему не работает).

Я думаю, что если бы силы и средства, потраченные на разработку формальных описаний биологических систем были бы близки к тем, которые тратятся на разработку видеоигр, клетки бы казались менее сложными и более доступными для медицинского вмешательства.

Похожий аргумент состоит в том, что инженерные подходы не применимы к клеткам потому, что эти крохотные чудеса природы фундаментально отличаются от объектов, изучаемых инженерами. В чём состоит эта чудесная особенность клеток, обычно не уточняется, так как подразумевается, что настоящие биологи понимают эту разницу без объяснения. Я считаю этот аргумент признаком того, что я называю мочевинным синдромом, по аналогии с шоком, который перенесло научное сообщество два века назад, осознав, что мочевина может быть синтезирована в пробирке из неорганических веществ. Это открытие опровергло общепризнанное мнение, что синтез органических веществ требует гипотетическую животворящую силу, которая существует только в живых организмах. Вполне может быть, что когда мы опишем надлежащим образом как сигналы передаются в клетке, мы поймем, что аналогия с приёмником не такая поверхностная, как может показаться с первого взгляда. Действительно, уже сейчас инженеры видят глубокое сходство между системами, которые они создают, и живыми организмами.

Ещё один аргумент состоит в том, что мы знаем слишком мало, чтобы анализировать клетки так, как инженеры анализируют свои системы. Однако вопрос в том, сможем ли мы понять без формальных подходов, что нам нужно знать. Ценность количественных подходов понятна биохимикам, которые измеряют скорости реакций и концентрации реагентов, чтобы понять, как клеточные процессы работают. Несоответствие между измеренной и вычисленной величиной может подсказать участие неизвестного компонента и привести к открытию нового фермента и лучшему пониманию изучаемой системы. Знаем ли мы, что нужно измерять, чтобы понять, как передаются клеточные сигналы? Более тото, уверены ли мы, что вообще что то надо измерять? Как заметил Сидней Бреннер, похоже, что биохимия исчезла одновременно с коммунизмом. Я думаю, что формальное описание сделает необходимость количественных параметров самоочевидной и поможет понять природу этих параметров.

Аргумент, который обычно приводится в частных беседах, гласит, что заниматься разработкой формальных подходов нет смысла до тех пор, пока рядовой биолог вполне может заработать на хлеб, используя экспериментальные подходы, особенно учитывая те годы упорного труда, которые были потрачены на их освоение. Я могу привести две причины, почему я не согласен с этим аргументом. Во-первых, я думаю, что формальные подходы сделают наши исследования более осмысленными и продуктивными и могут действительно привести к открытию чудодейственных лекарств. Во-вторых, формальные подходы могут стать неотьем-лемой частью биологии раньше, чем многие экпериментаторы полагают. Этот переход может быть таким же быстрым, как замена слайдов компьютерными докладами - революция, которая заставила одних специалистов по изготовлению графиков изучить компьютеры и оставила других безработными.

Конечно же, призыв к формальным методам в биологии отнюдь не нов. Общая теория систем была разработана Людвигом фон Берталанффи более 60 лет назад именно как попытка объяснить сложность организации живых организмов. Он же предложил рассматривать живые организмы как физические системы. Основополагающие труды фон Берталанффи послужили основанием для нескольких попыток описать клетки как системы, последняя из которых, системная биология, становится быстро развивающейся дисциплиной. Мощность современных компьютеров и успехи в анализе сложных систем позволяют надеятся, что на этот раз системный подход в биологии превратится из эзотерического, который большинство биологов считает бесполезным, в основной и незаменимый инструмент биологии.

Вопрос в том, как способствовать этой перемене, которая, мягко говоря, не очень приветствуется экспериментальными биологами. Изучению компьютерных программных языков очень помог BASIC, довольно простой язык, который не подходил для решения сложных проблем, но был очень эффективен в обучении принципам программирования и позволял быстро ознакомиться с возможностями компьютерных языков. Аналогично, относительно простой язык, который экспериментаторы могли бы использовать для освоения формального описания биологических процессов, был бы очень кстати для преодоления страха перед давно забытыми математическими символами. Несколько таких языков было предложено, но они не включают в себя возможности количественного анализа, что ограничивает их пользу. Другие языки разработаны с учётом необходимости моделирования, но насколько эти языки практичны, ещё рано судить из-за новизны этих разработок. Однако, я думаю, что разработка практичных и гибких языков для формального описания биологических систем - это только вопрос времени, и в недалёком будущем эти языки будут преподаваться студентам, изучающим биологию, так же, как формальные подходы преподаются сейчас инженерам - как необходимая основа изучения их специальности. Мой совет экспериментальным биологам быть готовыми!

Опубликовано 2002 Cancer Cell 2 (September): 179–182 . Can a biologist fix a radio? — Or what I learned while studying apoptosis.

Современное рабство: 9 принципов

Современное рабство: 9 принципов
28 ДЕКАБРЯ 2012 69 VIEWS НЕТ КОММЕНТАРИЕВ
1. Современный раб вынужден работать без остановки до смерти, т.к. средств, заработанных рабом за 1 месяц, хватает, чтобы оплатить жилье за 1 месяц, еду за 1 месяц и проезд за 1 месяц. Поскольку денег хватает у современного раба всегда только в лучшем случае на 1 месяц, современный раб вынужден работать всю жизнь до смерти. Пенсия для раба это фикция, ибо ее совершенно не хватает, для того, чтобы жить.
2. Вторым механизмом скрытого принуждения рабов к работе является создание искусственного спроса на ненужные товары, которые навязываются рабу с помощью ТВ–рекламы, пиара, моды, престижа и т.п. Современный раб вовлечен в бесконечную гонку за «новинками», а, следовательно, вынужден постоянно работать. 3. Третьим скрытым механизмом экономического принуждения современных рабов является кредитная система, с помощью которой современные рабы все больше и больше втягиваются в кредитную кабалу через механизм процентов по кредитам.
С каждым днем современный раб должен все больше и больше, т.к. для того чтобы рассчитаться с одним кредитом, раб берет новый кредит, создавая тем самым пирамиду бесконечных долгов. Долг, постоянно висящий над современным рабом, хорошо стимулирует его к работе даже за мизерную плату, делает его сговорчивее и уступчивее, не позволяет протестовать при наглых притеснениях рабовладельца.
4. Четвертым механизмом заставить современных рабов работать на скрытого рабовладельца является миф о государстве. Современный раб считает, что работает на государство, которое равным образом отражает интересы всех слоев населения. Но на самом деле раб работает на структуры, отражающую только интересы рабовладельцев — на, своего рода, комитет по управлению делами рабовладельцев, ибо рабовладельческое государство только для того и существует, чтобы обеспечивать рабовладельцам прибыль, выжимая ее из рабов. Продукция, произведенная рабом, деньги, им заработанные и отнятые рабовладельцами и их государством в виде оплаты за необходимые рабу товары и услуги, в виде различных налогов и платежей, поступают опять в карман рабовладельцев. Понятие же «государства» подменяется мифом о «государстве для всех» и используется, чтобы затуманить мозги рабов, чтобы рабы не задавали лишних вопросов типа: почему рабы работают всю жизнь и остаются всегда бедными? кому конкретно идут деньги, выплаченные рабами в виде налогов, сборов, штрафов и платежей?
5. Пятым механизмом скрытого принуждения рабов является механизм инфляции и периодически возникающие кризисы, при которых рабы теряют всегда больше, чем рабовладельцы. Рост цен при отсутствии роста зарплаты раба обеспечивает скрытое незаметное ограбление рабов. В кризисы это ограбление становится откровенным – рабов просто вышвыривают на улицу, оставляя без всяких средств существования. Таким образом, современный раб нищает все больше и больше.
6. Шестым скрытым механизмом заставить раба бесплатно работать является метод лишить раба средств на переезд и покупку недвижимости в другом городе. Этот механизм вынуждает современных рабов работать на единственном предприятии в городе и терпеть самые кабальные условия, т.к. иной работы в городе для рабов просто нет и убежать рабам не на что и некуда.
7. Седьмым механизмом, заставляющим раба бесплатно работать, является сокрытие информации о реальной стоимости труда раба, реальной стоимости товара, который произвел раб, о той доле заработанного рабом, которую забирает рабовладелец, пользуясь своим правом частной собственности.
8. Восьмым механизмом скрытого принуждения раба к труду, является специальная идеология, с помощью которой специально купленные рабовладельцем люди, зачастую имеющие высокие научные звания, внушают рабу, что он не раб, а работает он только потому, что сам того хочет («это твой выбор!»). Умные рабы понимают, что не работать на рабовладельца они не могут — они тогда просто умрут от голода, и никакого выбора на самом деле у раба нет. Глупые рабы не понимают даже этого и хвалятся своим рабством.
9. Девятым механизмом, заставляющим раба безропотно работать на рабовладельцев, является религия, которая убеждает раба, что хорошая справедливая человеческая жизнь у раба будет на небе, после смерти, но при условии, что сейчас на земле придется побыть рабом и прилично пострадать. Религия учит раба не сопротивляться притеснениям и быть довольным своим рабством.

http://rogovsky.net/2012/12/sovremennoe-rabstvo-9-principov/